03.10.2022 18:57
    Рубрика:

    Действующий президент Бразилии дал бой фавориту выборов

    Выборы в Бразилии сделали интересный поворот: после подсчета голосов действующему главе государства Жаиру Болсонару удалось существенно сократить прогнозировавшееся соцопросами отставание от Луиса Инасиу Лулы да Силвы и перевести дело во второй тур. За Болсонару проголосовали 43 процента бразильцев, за Лулу - 48 процентов. Гонка за президентское кресло в самом разгаре: у обоих кандидатов есть месяц, чтобы склонить на свою сторону максимальное число бразильцев. За счет чего действующий президент Бразилии смог дать бой Луле и как будут дальше развиваться события - об этом "Российской газете" рассказал эксперт клуба "Валдай", директор Института Латинской Америки РАН Дмитрий Разумовский.
    Несмотря на различия, у Лулы (слева) и Болсонару в последнее время шло сближение повесток. / AP
    Несмотря на различия, у Лулы (слева) и Болсонару в последнее время шло сближение повесток. / AP

    - Сейчас никто не возьмется прогнозировать расклад на 30 октября (дата второго тура. - Прим. ред.), поскольку это целая вечность для бурлящей Бразилии. Вчера мы увидели, что соцопросы не совсем объективно отражают действительность. Они угадали цифру Лулы, но сильно недооценили Болсонару - процентов на десять. Поэтому их оценки по второму туру, которые были даны до вчерашней ночи, уже не имеют ценности.

    Для специалистов, которые внимательно наблюдали за избирательной кампанией, был ясен нарратив, который раскручивался в обществе (прежде всего среди сторонников Болсонару), - о том, что социологи искажают реальную картину.

    На мой взгляд, это был самоподдерживающийся процесс: да, мы видим, что почти все крупные социологические агентства (Datafolia, Ipsos, PoderData) действительно ошиблись. Но, скорее всего, сторонники Болсонару, которые не доверяли социологическим службам, просто соответствующим образом вели себя и во время опросов: игнорировали их, не участвовали в них. Следовательно, значительная часть сторонников Болсонару, вероятно, просто не попадала в выборку - и поэтому результаты были искаженными. Конечно, среди электората Болсонару популярна и конспирологическая версия - что результатами опросов искусственно манипулировали. Но об этом сейчас сложно судить: пока нет никаких доказательств таких махинаций.

    Кроме того, специалисты отмечали: косвенно о популярности Болсонару могли говорить предварительные результаты и данные опросов по выборам в губернаторы и обе палаты парламента. Примерно за неделю до выборов мы видели, что среди губернаторов расклад сильно в пользу ставленников Болсонару. Побеждало гораздо больше его кандидатов - напрямую от его партии или тех, кого он поддерживал, - чем кандидатов в губернаторы, связанных с Лулой. Это тоже важный индикатор: тот факт, что члены его команды популярны, наверное, мог говорить о том, что поддержка у Болсонару может быть и существеннее, чем ожидалось. Многие из них - молодые технократы, в том числе и бывшие члены его правительства, самый известный из которых - Тарсизиу Фрейтас, набравший вчера больше всего голосов в штате Сан-Паулу. Плюс опросы по партиям тоже показывали, что партия действующего президента наберет больше, чем в прошлый раз. Соответственно, если экстраполировать уровень депутатов и губернаторов - уже можно было предполагать, что не все так однозначно с опросами по президентской гонке.

    На мой взгляд, интересно то, что за Болсонару проголосовали почти все ведущие промышленные штаты - Сан-Паулу, все южные штаты, штаты западно-центрального района страны. Это очень важный сигнал: значительная часть среднего класса и бизнеса - за Болсонару.

    Накануне выборов те опросы, которые проводились именно по сценариям второго тура, демонстрировали, что примерно 9-10 процентов населения были еще неопределившимися. Учитывая, что предварительные прогнозы говорили как раз о десятипроцентном разрыве во втором туре в пользу Лулы, эти 10 процентов неопределившихся потенциально могут сильно поменять картину. Сейчас основная борьба развернется за них, а также за голоса тех кандидатов, которые финишировали ниже третьего места, - прежде всего за голоса госпожи Тебет. Наверное, их значительная часть отойдет именно Болсонару.

    Что будут делать кандидаты? Мы видим, что примерно год назад у них начался процесс сближения повесток: Болсонару стал чаще играть на поле, которое традиционно занимал Лула. Это проявилось в активизации его социальной политики: Болсонару предпринял определенные меры по наращиванию социальных расходов и запуску программ поддержки населения. Лула при этом тоже старается ассоциировать себя не с левым флангом, а уже скорее с центристским блоком. Многие позиции в его избирательной программе тоже уже ближе к изначальным позициям Болсонару - например, по поводу освоения ресурсов Амазонии. Лула даже как-то в одном из интервью обмолвился: "А почему вы называете меня левым политиком, я далеко уже не левый". Следовательно, оба кандидата сейчас, наверное, будут пытаться за счет игры "ближе к центру" урвать какую-то часть электората своего противника.

    Примерно 10 процентов неопределившихся избирателей потенциально могут сильно поменять картину голосования во втором туре выборов

    У сторонников Болсонару есть опасения, что сейчас может быть какая-то попытка найти компромат против него. Накануне выборов были неудавшиеся мелкие попытки ужалить Болсонару - например, пытались раскрутить, как его супруга через его казначея-адъютанта израсходовала какие-то смешные суммы на бытовые нужды. Вполне возможно, будет попытка найти повод для того, чтобы сбить его популярность.

    Во время избирательной кампании была война мифов - причем со стороны обоих кандидатов. Так, сторонники Болсонару обвиняли Лулу, что он связан с американцами и Демократической партией США. Были определенные основания так говорить, хотя это упрощение. Сторонники Лулы критиковали действующего президента за то, что он готовит силовой переворот и что он не признает результаты. Этот нарратив раскручивался и среди электората Лулы, и даже за рубежом, в частности - в США. Мол, Болсонару - это угроза демократии. В свою очередь у Болсонару была обратная претензия - что он не очень доверяет механизму подсчета при электронном голосовании и что у него могут попытаться украсть голоса. Поэтому он допускал, что в случае вопиющих случаев фальсификации его сторонники могут активно протестовать.

    Тем не менее воскресной ночью каких-то массовых протестов не было. Результаты, наверное, в целом устроили электорат Болсонару, учитывая, что он набрал сильно больше. Соответственно, поводов устраивать протесты нет. Целесообразность возможных протестов может обсуждаться по мере приближения к 30 октября, когда мы будем получать более точные социологические расклады.

    Поделиться: