04.10.2022 19:26
    Рубрика:

    Федор Лукьянов: Диверсия на "Северных потоках" вновь доказала, что самостоятельности Старого Света от США не предвидится

    Подрыв "Северных потоков" стал вехой, прежде всего с точки зрения того, что дозволено, а что нет в обращении со стратегически важной инфраструктурой. Подобные схемы до сих пор оставались уделом авторов шпионских детективов. Но есть и другой аспект - состояние и природа отношений Европы и Соединенных Штатов, так называемых трансатлантических связей.
    Российско-европейское энергетическое сотрудничество было опорой богатства и процветания Старого Света последней четверти XX и первых двух десятилетий XXI века. / iStock
    Российско-европейское энергетическое сотрудничество было опорой богатства и процветания Старого Света последней четверти XX и первых двух десятилетий XXI века. / iStock

    Госсекретарь США Энтони Блинкен заметил, что благодаря диверсии на трубопроводах Европа может "раз и навсегда прекратить зависимость от российской энергии" и это открывает "огромные стратегические перспективы". Рассматривать заявление как явку с повинной не стоит, зато ход мысли характерен. В Вашингтоне есть своя точка зрения, что нужно и выгодно для Европы. И теперь появилась возможность воплотить это в жизнь.

    Случай с "потоками" показателен, потому что российско-европейское энергетическое сотрудничество более полувека было опорой стабильности и благосостояния континента. Помимо геополитического баланса есть еще одно, и это наглядно ныне: насколько топливно-промышленный симбиоз России и ЕС был выгоден обеим сторонам, но в первую очередь европейской. Исследователям еще, наверное, предстоит рассчитать вклад дешевого и легкодоступного отечественного сырья в богатство и процветание Европы последней четверти ХХ и первых двух десятилетий XXI века. Пока можно судить визуально - по тому, как зашаталось благосостояние после выпадения этого самого сырья из оборота.

    "Великая" Европа закончилась в XX веке, погибнув в двух мировых войнах, которые сами европейцы и развязали

    В Вашингтоне энтузиазма по поводу энергетического сотрудничества ЕЭС/ЕС с СССР/Россией никогда не испытывали. Однако руководство ведущих европейских стран - Германии, Италии, Франции, даже Великобритании - и в начале семидесятых, и десятилетие спустя могли убедить американских союзников не препятствовать. Потому что выгодно, а обязательствам в рамках альянса не угрожает.

    Вообще, даже в разгар холодной войны, а тогда блоковую дисциплину не надо было обеспечивать натужными призывами, она и так воспринималась всеми как залог безопасности, у Европы всегда оставался люфт. Поправка на национальные интересы, которая позволяла влиять на общую политику Запада.

    Сейчас часто сетуют на то, что, мол, европейские элиты деградировали, не идут ни в какое сравнение с масштабными предшественниками, не способны мыслить стратегически. И именно поэтому Европа теряет или уже потеряла стратегическую самостоятельность, не в состоянии принимать необходимые решения. Были бы теперь лидеры калибра де Голля, Миттерана, Шмидта, Коля, Андреотти, Гонсалеса, всё было бы иначе.

    С тем, что нынешнее поколение европейских политиков, мягко говоря, уступает по яркости и весомости перечисленным и другим персонажам 40-50-летней давности, спорить трудно. Вопрос, однако, в том, что причина, а что следствие. Рискнем утверждать, что не кризис европейского стратегического видения стал продуктом измельчания политиков, а наоборот - утрата Европой ведущего места в мире породила лидеров, соответствующих новому, куда более скромному положению.

    Та "старая добрая", она же "великая" Европа, что существует в нашем представлении как "правильный" Старый Свет, закончилась в ХХ веке. Она погибла в двух мировых войнах, которые сами же европейские державы и развязали. После 1945 года лидирующую роль в мире стали играть другие - сначала СССР и США, потом Соединенные Штаты в одиночку, сейчас всё больше США и Китай. Целью Европы стало не лидерство, а восстановление после катастроф первой половины минувшего столетия и создание гарантий того, чтобы они больше не повторились. Те самые государственные деятели, которые сейчас вспоминаются как стратегически мыслившие фигуры, работали именно в такой парадигме. И, действительно, многого добились. Но она не предусматривала самостоятельной роли, напротив, речь шла о максимальном "смирении" в новых рамках. Европа очень успешно с этим справилась.

    Окончание холодной войны принесло Старому Свету освобождение от угрозы, обильный "мирный дивиденд" и убеждение, что основные проблемы преодолены. В этой "зоне комфорта" стратегическое мышление вроде бы было и ни к чему. К тому же семимильные шаги глобализации создали ощущение, что ужасное прошлое миновало навсегда и необратимо. Стратегия отныне - благосостояние, торговля и инновации во имя удобства. Стремительное усугубление кризисных явлений в Европе и в мире, которое стало происходить в предыдущем десятилетии на фоне сворачивания глобализации, вызвало растущую тревогу, тем более что США смещали приоритеты в другие регионы. А когда Старый Свет оказался фактически в военном состоянии, иного варианта, кроме как устремиться к привычному патрону, просто не осталось. Потому что альтернатива, как она представляется европейцам, - скатывание туда, откуда Европа пришла к катастрофе в прошлом веке.

    Использует Вашингтон это в своих интересах и как - тема другого комментария. Относительно Европы нужно понимать, что предпосылок для ее стратегической самостоятельности нет. Кстати, если европейский проект начнет расползаться - тем более, ни один из его участников по отдельности на мировую роль не тянет. Ну и не стоит забывать важное. Та самая "стратегически бодрая" Европа прошлого, о которой мы вспоминаем с некоторой ностальгией, это сплошные войны. Пожалуй, хватит.

    Тем временем

    Европейские производители из-за заоблачных цен на электроэнергию все чаще принимают решения об остановке конвейеров. Выпуск продукции в нынешних условиях становится зачастую просто нерентабельным.

    Так об остановке производства заявил крупнейший производитель овощей, бобовых и консервов в Нидерландах. Компания прекратит работу на шесть недель, а после запланированного возвращения цены поднимутся на 30 процентов.

    Свой завод в немецком Бремене остановил и мировой металлургический гигант ArcelorMittal - энергоемкое производство стало слишком затратным. Приостановлена работа сталелитейных фабрик в Генке и Шателе, принадлежащих бельгийской компании Aperam. Аналогичная ситуация с заводами испанской Acerinox и французскими производителями алюминия. Допускает полную остановку производства и французская компания Arc International, известная россиянам по бренду посуды Luminarc. Четыре печи из девяти уже потушены, а в оставшихся компания пока планирует сжигать не газ, а дизельное топливо, уже не принимая во внимание вред для окружающей среды. Даже производители туалетной бумаги не в состоянии противостоять кризису: на грани банкротства находится немецкий производитель Hakle.

    Готовых остановить конвейеры и прекратить отгрузки товаров предприятий по всей Европе уже сотни, если не тысячи. При этом приостановка работы производств несет убытки не только собственникам компаний. Зачастую фабрики и заводы являются системообразующими для целых европейских областей, на них завязана и сфера услуг, и инфраструктура. Даже во времена пандемии коронавируса ключевые производства продолжали свою работу. Однако во многом по вине самих европейцев созданный энергетический кризис грозит серьезным кризисом европейской промышленности.

    Подготовил Иван Сысоев

    Поделиться: