05.10.2022 12:25
    Рубрика:

    Как мариупольцы начали новую жизнь в Туле

    Роман Егоров приехал в Тульскую область из Мариуполя. Сейчас с супругой и двумя дочками живет в пункте временного размещения под Тулой, устроился на работу. Так сложилось, что командировка чуть было не помешала проголосовать на прошедшем референдуме о присоединении ДНР к России. Роман расстроился: "Супруга проголосовала, когда к нам в ПВР приехали из избиркома с переносной урной, а я был в Ефремове. И с понедельника - опять туда".
    Сейчас у Егоровых уже есть российское гражданство. Теперь можно строить планы на дальнейшую жизнь на тульской земле. / Елена Шулепова
    Сейчас у Егоровых уже есть российское гражданство. Теперь можно строить планы на дальнейшую жизнь на тульской земле. / Елена Шулепова

    В итоге Егоров дозвонился на горячую линию, выяснил, где можно проголосовать в выходные.

    - Жизнь становится такой, какой она должна быть. Не быстро, конечно, но теперь все будет хорошо - как надо, - уверены Роман и Ольга Егоровы. - Мы приехали в Тулу в мае, сразу начали оформлять российское гражданство. Сейчас у нас двойное гражданство, а надо, чтобы было одно - российское. Так правильно. Свою жизнь связываем с Россией. А теперь и там будет Россия.

    В Мариуполе их семья жила в частном доме, построенном еще прапрадедом Романа. А его родители - в девятиэтажке на левобережье с красивым видом на море. С началом спецоперации родители перебрались к детям: в частном доме легче выжить, поясняют мариупольцы.

    Вспоминают, как боялись ходить за водой к колодцу: там снайпер отстреливал всех. Сливали воду из батарей, собирали снег, хоть его и мало было, радовались дождю. Выбраться из города удалось только в мае. На улице была стрельба, услышали, что свои подошли.

    - Нам сказали: у вас три минуты, детей в машину - и уезжайте. Пока они отстреливались, мы ползком добрались до машины, детей положили на пол и уехали в чем были. Как в кино. Разве можно было представить, что такое возможно, - Ольга говорит быстро и успокаивающе берет мужа за руку.

    Его родители остались в Мариуполе. Ее - в Горловке, к ним они с детьми перебрались поначалу, но, когда и там начали стрелять, уехали в Россию. Старики покидать дом не захотели.

    У Романа есть друг, который уехал на Сахалин еще в 2014 году. Он и посоветовал дать объявление на российском сайте по поиску работы, помог составить резюме. Егоровы были готовы ехать на своей не самой новой машине хоть в Хабаровск. Предложение трудоустройства пришло из Тулы. По первому образованию Егоров инженер-строитель, по второму - инженер-геодезист. По окончании Харьковского университета, где, к слову, они с женой и познакомились, проектировал 25-этажные дома, есть сертификат главного инженера. В 2016 году, когда экспертные организации начали заставлять делать всю документацию на украинском языке, ушел в геодезию. Говорит, что проблем с языком нет, но стало неприятно.

    - В Донбассе говорят на разных языках: и на русском, и на украинском, и на польском. Но когда в детсаду заявляют, что Мишей нельзя зваться, а надо Михайло, противно это. А сами-то говорят не на настоящем красивом украинском языке, а на суржике, - замечает Роман.

    В Туле встретили как родных, помогли быстро оформить документы. В отделе кадров предприятия скоординировали, куда обратиться беженцам, посоветовали ПВР. Сейчас у Егоровых уже есть второе - российское - гражданство. Старшая дочка поступила в техникум, ей там дали общежитие. Младшая пошла в четвертый класс, школа рядом.

    - Зарплата достойная. Надеюсь, что зарекомендую себя и будет рост, смогу обеспечивать семью, как и дома. Пошел в геодезический отдел. Потихоньку освоился. Командировки вот начались, - перечисляет Роман плюсы жизни на новом месте.

    Супруга тоже инженер, в Мариуполе работала на заводе, связанном с оборонкой. Но на тульские оборонные предприятия ее не взяли. "Говорят, вы нам очень даже подходите, но из-за двойного гражданства нельзя в ОПК. Вот будет скоро одно - и все наладится", - улыбается Ольга. Их друзья - такие же беженцы, с которыми познакомились здесь, в санатории, устроились на работу на "Тулачермете". Теперь съехали из ПВР, снимают квартиру в Туле.

    - В первую очередь надо, чтобы дети получили образование, - поделились планами Роман с Ольгой. - Узнавали: через полгода можно будет взять ипотеку. Надо думать, как определяться с жильем. Здесь хороший поселок. В Туле тоже красиво. В Мариуполе море, но ничего: каникулы у детей будут - поедут летом к родителям.

    Роман рассказывает, как помогает из Тулы родителям в Мариуполе, с которыми созваниваются ежедневно. Говорит, что город постепенно восстанавливают, но до их района руки пока не дошли. Заказали и оплатили установку окон в доме, передали с оказией - товарищ ехал на машине - бензин: там сейчас напряженно с этим.

    - У меня спрашивают: а почему ты в Россию поехал, а не в Германию? Пытаюсь объяснить. Здесь мой язык, здесь такой же менталитет, здесь я зарабатываю и кормлю свою семью. У меня товарищ уехал в Германию, я у него интересуюсь: "Как ты живешь? Ты работаешь?" Говорит: "Нет, но нам пособие платят". - "Дети учатся?" - "Нет". А я не хочу на пособие - я привык зарабатывать, родители этому учили. Общаешься с людьми - здесь все свои. Дети учатся. У меня все хорошо.

    ... Слушая Романа Егорова, ловлю себя на том, что невольно улыбаюсь его мягкому южнорусскому говору. Тульскую область и Донбасс связывает многое. В свое время восстанавливать разрушенные фашистами шахты уехали более тысячи семей тульских шахтеров.

    "Родные возвращаются", - бросил парень, проходивший мимо избирательного участка ДНР в Тульском городском концертном зале, и продолжил, отвечая на вопрос, как его представить:

    - Пиши: тульский оружейник. Оружейный завод - вон через дорогу. Сутками работать будем, но своих не бросим!

    Поделиться:
    Главное сегодня:
      Проекты