06.10.2022 10:22
    Рубрика:

    Аборигены Дальнего Востока запутались в сетях законодательства

    Представители коренных малочисленных народов Дальнего Востока просят пересмотреть нормы законодательства, регламентирующие традиционные виды деятельности. В первую очередь это касается порядка распределения квот и выделения участков для вылова рыбы.
     В Приморье лимиты на вылов кеты в этом году для одного представителя общины - 50 килограммов / РИА Новости
    В Приморье лимиты на вылов кеты в этом году для одного представителя общины - 50 килограммов / РИА Новости

    В Хабаровском крае в этом году аборигены остались недовольны местами для традиционного рыболовства. Краевая комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб, как говорят представители КМНС, выделила им зоны, где крайне тяжело добыть кету. К примеру, жителям поселка Кальма Николаевского района предложили ловить краснорыбицу на косах и мелях, а сельчанам из Синды Нанайского района - в местах, где эта рыба сроду не водилась.

    Приводит людей в недоумение и сам порядок распределения квот. Как поясняет председатель Союза общин КМНС Камчатского края Андрей Метелица, сейчас этот механизм работает так. Заявки на объемы добычи водных биоресурсов предоставляются общинами в территориальный орган Росрыболовства. Ведомство перенаправляет их в комиссию по регулированию добычи рыб. Та в свою очередь определяет возможный объем вылова и принимает решение.

    - На момент предоставления заявок общины не имеют даже предварительной информации о том, какие объемы будут определены к вылову. Механизма прогнозирования, какой объем указывать в заявке, в открытом доступе нет. Поэтому часто действует принцип: просите больше, чтобы получить хоть что-то. В итоге одной общине установили лимит на вылов рыбы - три тонны в год, а другой - 400 килограммов. А скромные вообще остаются практически ни с чем, - говорит Андрей Метелица.

    В Приморском крае лимиты на вылов кеты в 2022 году для одного представителя общины - 50 килограммов. Промышленным же компаниям разрешается выловить 200 тонн, что в 137 раз больше объемов, предоставленных общинам. При этом ни отчетность, ни система налогообложения по рабочим местам, ни штрафы и ставка по уплате сбора за пользование водными биоресурсами ничем не отличаются.

    Между тем для многих народностей - орочей, ненцев, камчадалов - рыбалка не хобби, а средство существования. Ведь живут они, как правило, в отдаленных селах, где больше нет никакого другого источника заработка. Некоторые просто не могут реализовать свое законное право на традиционное рыболовство из-за бюрократических проволочек. Так, чтобы порыбачить в этом году, нужно было подать заявки до 1 сентября 2021-го.

    Часть людей не смогла сделать этого вовремя из-за того, что застряла в дороге, например. Северные народы до сих пор ведут кочевой образ жизни. Или попросту не было связи, и письмо не ушло.

    - Промышленникам дают мелиоративную субсидию на вылов щуки и налима, а коренному населению говорят: вы не любители-рыболовы, а просто браконьеры. Административные меры воздействия не то что не помогают, они нам мешают! - объясняет президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России Григорий Ледков.

    Он приводит пример. Абориген вынужден прятаться, потому что ему говорят: нет заявки, нет разрешения на вылов, ты не отчитался, форму не заполнил на компьютере в печатном виде - целый пакет требований предъявляют. Человек находится вне зоны доступа сотовой связи, вне цивилизации, он на своей исконной земле. Конституция ему гарантирует право ей пользоваться.

    - И тут возникает правовой казус: нормы Конституции ниже инструкции инспектора Росрыболовства, который говорит: "А у меня в инструкции написано по-другому: не заполнил заявку- будь добр, 100 тысяч рублей штрафа". И пенсионер платит, десять лет платит из своей пенсии. Из-за этого мы можем потерять людей: они будут вынуждены уйти со своих территорий, выдавлены будут. И традиции исчезнут, и язык - целый пласт культуры, - сетует Григорий Ледков.

    Росрыболовство обещает вернуть беззаявительный принцип рыболовства до конца года. Законопроект уже прошел все межведомственные согласования и сейчас находится в министерстве юстиции.

    "Механизма прогнозирования, какой объем указывать в заявке, в открытом доступе нет. Поэтому часто действует принцип: просите больше, чтобы получить хоть что-то"

    - Беззаявительный принцип нивелирует те сложности и проблемы, которые возникают при подаче заявок для предоставления объемов вылова рыбы, - сказал в рамках сессии "Жизнь коренных малочисленных народов: сохранить традиции, развить экономику и повысить качество жизни" на Восточном экономическом форуме Хасан Лихов, замруководителя Росрыболовства.

    При этом он отметил, что проект постановления не решит всех проблем. Отдельно стоит вопрос о предоставляемых объемах вылова. Особенно это касается ценных видов рыб, например, лососевых. Эти полномочия переданы на региональный уровень.

    - Если не обеспечивать интересы рыбопромышленников, мы не сформируем налогооблагаемую базу, не обеспечим социально-экономическое развитие регионов, рабочие места. Поэтому для широкой дискуссии нужно привлекать рыбопромышленников, региональные органы власти, ученых, - отметил Хасан Лихов.

    Еще одна проблема, о которой представители КМНС говорят не первый год: их ограничивает само понятие "традиции". Достижения прогресса не должны обходить стороной и представителей коренных народов. Не должны они, условно говоря, как несколько веков назад, бегать с луком или ловить рыбу на удочку. Жизнь меняется, должны использоваться современные средства связи, рыбной ловли, снегоходы. Для этого требуются субсидии и расширение самого списка занятий, которые относятся к традиционным промыслам.

    - Государство дает большие возможности для развития бизнеса через механизмы территорий опережающего развития в Арктике, на Дальнем Востоке. За последние полгода бизнес получил хорошую поддержку в виде снятия административных барьеров, ухода от различных проверок. А предприятия коренных народов такой поддержки, к сожалению, не имеют. И всего 13 видов экономической деятельности отнесены к традиционным промыслам коренных народов, - отмечает президент Ассоциации коренных малочисленных народов Чукотки Анна Отке.

    Тем временем

    Комитет по природопользованию, аграрной политике и экологической безопасности Заксобрания Камчатского края не поддержал законопроект о "второй волне" инвестквот. Документ поступил для рассмотрения в субъекты РФ из Госдумы.

    Он предусматривает в 2023 году перераспределение 24 процентов общего допустимого улова минтая и сельди в Дальневосточном бассейне на инвестиционные цели, а также продажу путем аукционов половины крабовых квот и 100 процентов квот на добычу тихоокеанских моллюсков в Северном и Дальневосточном бассейнах. При этом новые пользователи инвестквот обязаны построить рыбоперабатывающие заводы и рыбопромысловые суда.

    - Мы не поддерживаем данный законопроект, и мнение наше было жестким, - заявила председатель Заксобрания края Ирина Унтилова. - В случае принятия законопроекта пострадает не только рыбная отрасль Камчатки, но и в целом региональная экономика. Для Камчатки это недополучение серьезной доли налогов, подрыв среднего и малого бизнеса в рыбной отрасли, потеря более 2,5 тысячи рабочих мест, закрытие предприятий. При этом не подведены итоги первого этапа, а для Камчатки они весьма неутешительны.

    О полном неприятии рыбацким сообществом Камчатки предлагаемого законопроекта заявил и председатель Ассоциации добытчиков лосося Владимир Галицын.

    - В результате первого этапа инвестиционных квот наши предприятия потеряли порядка 200 тысяч тонн. В случае принятия второго этапа потеря составит около 350 тысяч тонн. При этом предприятия лишатся 100 процентов краба и моллюсков. Для малых и средних предприятий нет никакой возможности поучаствовать во втором этапе, - отметил глава ассоциации.

    Поделиться: