25.10.2022 23:20
    Поделиться

    Обыкновенное чудо

    Взлет и падение предшественников "новых русских"
    Умеем ли мы делать экономическое чудо, не прибегая к сверхцентрализации, пользуясь рынком? Да, конечно! Ровно 100 лет назад, в 1920-х, случилось чудо сверхбыстрого роста нашей экономики.
    Константин Рудаков. Нэпманы. Рисунок для журнала "Бегемот", 1927 г.
    Константин Рудаков. Нэпманы. Рисунок для журнала "Бегемот", 1927 г. / ggallery.ru

    Начальная точка - февраль-март 1921 года. Новую власть вот-вот должны снести. Но почему? В гражданской - победа, старая элита забита, изгнана. Царствует военный коммунизм - прямое распределение людей и вещей сверху, по сметам и пунктам. Есть только одна партия, других центров власти - нет.

    И все-таки вас обязательно снесут. У вас голод, холод и разрушенная промышленность, карточки. Не труд, а трудовая повинность. Голодные волнения в Петрограде, мятеж в Кронштадте. Инфляция в 100 тысяч процентов. 84% населения России в 1920 году - в деревне, по всей стране тлеет "крестьянская война". Причина? Продразверстка! Производство чугуна в 1920 году в 30 с лишним раз ниже, чем в 1912-м. "Пахотных орудий" - меньше в 24 раза. Муки - почти в 3 раза, тканей в 15 раз. Число предприятий и рабочих сократилось в 3-5 раз (ЦСУ). В 1920-м промышленное производство - всего лишь 17% от уровня 1913 года.

    Человек не может вынести страха и пайка как постоянного способа существования в голоде и холоде, жизни как продразверстки. Ему нужны воля, риски, собственность, обмен и свободное имущество, чтобы двигаться, конкурировать, жить.

    Но у вас есть гигантское преимущество - Ленин. Человек безжалостный, трезвый, и еще - создающий идеи. Гениальные, изворотливые. Способный публично признать свои ошибки, перевернуться в позиции, добиться решения, гнуть свое до победы. "На экономическом фронте, с попыткой перехода к коммунизму, мы к весне 1921 года потерпели поражение" (Ленин, 17.10.1921).

    Итак, перевернуться! Гибкость ума и поведения поражает. Вместо унылого следования год за годом "коммунистическому производству и распределению", пока новую власть не снесут крестьяне, - вместо этого налоги, торговля, коммерция, собственность! Возврат к рынку, частнику и - о ужас! - эксплуатации наемного труда, концессиям! Снова пустить на порог "иностранных хищников". Но зато людей накормить, крестьян успокоить, выиграть время, накопить жирок. И это не страшно, если оставить государству "командные высоты" (костяк экономики).

    Таким мастерским шахматным ходом нельзя не восхищаться, к чему бы он ни привел! А к чему? С точки зрения правоверного коммуниста - в адское пекло.

    Стоило только приоткрыть дверь свободе - и страна сразу выкарабкалась

    Куда ты завел нас?

    Привет тебе, буржуазия! В 1926-1927 годах - 284 тыс. чел., из них средняя и крупная - 84 и 105 тыс. соответственно; 7 тыс. владельцев цензовых (крупнейших) промышленных предприятий. Кроме того, 376 тыс. мелких капиталистов, кустарей с наемным трудом. В деревнях 5,9 млн тех, кого потом назовут кулаками. Пока же они - "хозяева-предприниматели" (ЦСУ).

    Все эти люди в 1930-х исчезнут.

    Свобода делать. Свобода торговать, и даже денационализация. Всю мелочь вернули в частные руки, отдали в аренду, пусть восстанавливают. А государству оставили "командные высоты" - 4500 крупных предприятий, 80% промышленных рабочих. Тресты, синдикаты, коммерческий расчет, планы и вертикали, чтобы легче управлять.

    Что еще? В 1917-1918 годах банки слили в один Народный банк, а потом совсем прикрыли. Но уже в 1926-м сияют вывесками сотни банков и обществ взаимного кредита. В 1918-м запретили ценные бумаги? Ну и что? В 1922-1924 годах создано более 160 акционерных обществ с капиталами от 100 тыс. золотых руб. В 60% обществ акционеры - частники (ЦБР). Больше двух десятков выпусков облигаций, кругом векселя, чтобы ускорить расчеты. Векселя и ссуды под них - больше 1/4 активов банков (БСЭ, 1926).

    Биржи заколочены в 1917 году? К осени 1926-го в России уже 114 товарных бирж. Купи-продай все что угодно. А при них 10 фондовых отделов. Чем торгуют? Валютой, ценными бумагами. Для души в ГУМе и на Ильинке в Москве "американки" - черные биржи, доллары с рук. 40% членов бирж - частники (БСЭ, 1927).

    А на счастье - денежная реформа 1922-1924 годов! Деньги стали твердыми. Тут тебе и золотой рубль, и серебро, и конвертируемый червонец, и казначейские билеты. Мир снова обрел ценность, измерение. Цены - свободные, в госсекторе взяты под контроль.

    Тут же возникли десятки налогов. Промысловый, уравнительный, трудгужналог, с ресторанных счетов, налог на высокую зарплату и т.п. Куча акцизов. Винная монополия. А местные налоги! На лошадей, велосипеды, увеселения, дачи, трактиры, скот. Их слишком много - но зато нет продразверстки, прямого отъема.

    Все вместе это сотворило чудо.

    Чудеса НЭПа

    Народ был накормлен уже в 1922 году. Деревенские бунты закончились. В 1926- 1927 годах в промышленности догнали 1913 год. Темпы роста - 30- 40% в год.

    Еще в 1921-м "на вокзале, как грязные собачонки, снуют голодные ребятишки: волна голода занесла их в сырой Петроград" (Е. Постникова, мемуары).

    А через год, в 1922-м, Корней Чуковский пишет: "Пробегая по улице - к Филиппову за хлебом или в будочку за яблоками, я замечал одно у всех выражение - счастья. Мужчины счастливы, что на свете есть карты, бега, вина и женщины; женщины... прилипают к оконным стеклам на Кузнецком, где шелка и бриллианты... Любовь к вещам и удовольствиям страшная".

    Другая жизнь. Дело, конечно, не в танцах и не в шелках с брильянтами. Это мелочи. А в том, что был задуман и совершен невероятный по удачливости переворот из грязи да в князи. Стоило только приоткрыть дверь свободе - иметь, решать, копить, и страна с еще живой деревней, с землей, взятой крестьянами в черном переделе, сразу выкарабкалась. А в ней - бэби-бум. Население страны в 1924 году - 94,4 млн чел., в 1929-м - 105,7 млн (ЦСУ). В обреченной стране не рожают.

    Все было подчинено простым вещам - накормить, одеть, встать на ноги. И да, конечно, удержать власть. "Советы без коммунистов!" - этот лозунг Кронштадтского мятежа марта 1921 года исчез из массового сознания.

    Темпы роста промышленности в 1922-1926 годах были гораздо выше 1930-х. И падать стали в 1927-1928 годах при сворачивании НЭПа. Хотя, конечно, можно спорить до бесконечности - почему так (кризисы, естественное падение темпов, директивное вмешательство в механизмы рынков или просто бегство частника от государства).

    Кому завидовать?

    Как мало в 1000-летней истории России было идей, так скоро ведущих к всеобщему счастью. Накормить, одеть, обогреть, и все это в считаные годы. Сделать это не столько железной рукой, сколько "энергией масс". Сокольников, Юровский, Бухарин, Чаянов, Кондратьев. Зависть берет перед десятками профессоров, работавших в 1920-х, перед теми, кто делал это чудо. Жить, когда в стране - беспрецедентный рост. Рождать идеи. Заблуждаться. Громить друг друга. Их тексты и сегодня у нас на столах.

    Большинство этих людей были убиты в 1930-х. Им завидовать?

    Да, завидовать. Им было даровано чувство большой экономической удачи. С нами дело обстоит сложнее.

    Конец НЭПа

    Он был закономерен. Такова сама суть большевизма: НЭП - как мягкая перчатка на железной руке. В конце 1920-х банки стягиваются в Госбанк. Закрываются биржи. Нэпманов душат налогами. Ценные бумаги испаряются. Цены огосударствляются. Рынки все тише. Торжественно приходит Его Величество прямое распределение продукции (лимиты, задания, план, контроль). Финансы сведены к госбюджету. Не люди - людские ресурсы, рынка труда нет. Безработных быть не может, биржи труда закрыты (1933). Да еще банкротства, суды, уничтожение частника.

    100 тысяч процентов. Такова была инфляция в 1921-м. Как вам это?

    Когда это случилось? Год известен - 1929-й. Вчера еще НЭП, рынок, пусть половинный, а сегодня уже административная экономика! Щелчок - и двери закрываются!

    Удельный вес "соцсектора" в продукции тяжелой промышленности в 1928 году - 79,5%, в 1933-м - 99,5%, в аграрной продукции - 1,8% и 76,1%, в розничной торговле - 75% и 100% соответственно. В 1928-м 1,1 млн безработных, в 1933-м их больше нет. Где они - неизвестно. И нет больше "аграрного перенаселения" 1928 года в 8,5 млн чел. Где эти люди - кто знает?

    И НЭПа тоже нет. Он больше не существует. Есть административная экономика. Есть величайшее напряжение сил нации еще на полвека, обернувшееся сумятицей 1990-х.

    Под рукой лежит книга 1931 года тиражом 100 тыс. Темный переплет. И в ней сказано: "Против нас обостренное наступление ведут наши враги" (обвинитель Крыленко). И дальше - приговоры 14 руководителям из экономических ведомств за "подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения и кредитной системы". Одним из многих.

    Это и был конец НЭПа.

    И российская история пошла на новый круг. Вопросы все те же - мера свободы, мера принуждения, темпы роста, модернизация и, самое главное, семьи, дети, состоятельность, продолжительность жизни. Наше новое экономическое чудо - через 100 лет. Когда?

    Поделиться