09.11.2022 20:01
    Поделиться

    Какая косметика и парфюмерия заменит известные бренды

    Несмотря на уход известных брендов, дефицита косметики и парфюмерии на российском рынке нет. Их место занимают отечественные производители, небольшие европейские и азиатские компании. В интервью "РГ" председатель правления Российской парфюмерно-косметической ассоциации Татьяна Пучкова рассказала, как будет дальше меняться ассортимент, есть ли проблемы с качеством продукции и поставками импортных ингредиентов.
    Много косметики везут из Южной Кореи и Китая. Есть итальянская и испанская продукция.
    Много косметики везут из Южной Кореи и Китая. Есть итальянская и испанская продукция. / Александр Рюмин/ ТАСС

    Сейчас есть дефицит какой-то косметики или парфюмерии?

    Татьяна Пучкова: Дефицита в целом на рынке нет. Выросла стоимость импортной продукции, ушла часть брендов, маловато товара категории люкс. Но ретейлеры проработали альтернативные каналы поставок, изменили ассортимент.

    Замечу, что далеко не все западные бренды ушли из России. Есть много не самых больших компаний, которые не прекращали поставок, например, из Италии и Испании. Да и продукцию известных марок можно сейчас купить, особенно онлайн. Что-то завозят по параллельному импорту. Но здесь есть риск нарваться на подделку. Поэтому крупные импортеры пока не очень хотят пользоваться этим механизмом, непонятно, как проверять подлинность, как декларировать соответствие, как законно выводить на рынок.

    Кроме того, сейчас появилось много продукции из азиатских стран - Южной Кореи, Китая.

    Мы сами что-то выпускаем?

    Татьяна Пучкова: Существенно увеличилась доля отечественной косметики. В России работают более 600 компаний, которые производят широкий спектр косметики. А по таким категориям, как средства гигиены полости рта и детская косметика, мы вообще впереди планеты всей. Нигде в мире не делают столько добротной и доступной детской косметики. До весны 2022 года примерно 35-40% всей парфюмерно-косметической продукции в денежном выражении производилось на территории России отечественными и локализованными иностранными предприятиями. Полагаю, уже по итогам 2022 года эта доля будет заметно выше.

    А как быть с парфюмерией?

    Татьяна Пучкова: Самая большая доля импорта у нас в декоративной косметике. Чуть лучше ситуация в парфюмерии. Недорогую парфюмерию до 500-600 рублей мы производим сами. Дорогой сегмент практически полностью состоит из импортной продукции. Но такие духи тоже есть - и известных брендов, и нишевые, которых на нашем рынке всегда было много. Появляется очень неплохая отечественная нишевая парфюмерия.

    Какой трансформации ассортимента ждать потребителю на фоне санкций?

    Татьяна Пучкова: Думаю, косметическая отрасль избавится от многих продуктов с надуманной маркетинговой историей. Например, массовому покупателю не нужна линейка из пяти различных средств для умывания, покупают одно-два, наиболее универсальных по функциям. Упал спрос на многоступенчатый уход из шести кремов, достаточно одного или двух. Но поскольку требования к качеству у потребителей сейчас очень высокие, выбранные продукты должны быть достойного качества.

    Есть в России компетенции, чтобы производить качественную косметику? Можно ли потребителям быть уверенными в ее безопасности?

    Татьяна Пучкова: В 90-е годы прошлого века отрасль училась всему с нуля. А сейчас есть и опыт, и надежные поставщики, и компетенции, и грамотные специалисты. Для российской парфюмерно-косметической отрасли открывается огромное окно возможностей.

    С мая 2022 года в России действует упрощенный порядок оформления деклараций на продукцию, который дает право компаниям заменять отдельные ингредиенты аналогами. Замена без дополнительной проверки возможна только в том случае, если не влияет на безопасность продукта. Это дало возможность российским производителям продолжать работать в нормальном режиме, несмотря на санкции. Мера временная, порядок действует только на территории России, продавать даже в страны СНГ продукцию с такими декларациями невозможно. Определенные риски здесь присутствуют, поскольку решение о замене того или иного ингредиента принимает сам производитель. По сути, на его совести лежит безопасность продукции. Вероятность того, что среди новых производителей окажутся случайные, которые через год-два уйдут с рынка, существует.

    Раньше доля российской косметики в магазинах составляла 35-40%. Сейчас ее заметно больше

    Кроме того, я пока с долей скепсиса отношусь к продукции частных марок. Почти все ретейлеры и маркетплейсы сейчас начали активно заказывать косметику для собственных торговых марок (СТМ). Но они ставят задачу производителям сделать продукцию побыстрее и подешевле, обеспечить привычный ассортимент. Здесь для покупателя есть риск получить некачественный продукт.

    Нужно ли в этой ситуации вводить заградительные пошлины на импортную продукцию?

    Татьяна Пучкова: С одной стороны, это даст новые возможности росту российских производственных косметических компаний. С другой стороны, в данный момент есть группы косметических товаров узкоспециального назначения (например, для кожи, склонной к дерматитам, для салонного ухода или та же декоративная косметика), где российские предприятия пока не могут полностью заместить импортную продукцию. Нашему покупателю должны быть доступны все возможные товары. Да и для российского бизнеса пропадет стимул развиваться. Должна быть конкурентная среда.

    С поставками ингредиентов сейчас большая проблема? Каких вовсе нет в доступе?

    Татьяна Пучкова: Западные санкции ударили по поставкам многих ингредиентов. Например, шестым пакетом запрещены поставки ряда силиконов, которые используются в косметической индустрии (в частности, в средствах для волос). Весной нам было сложно, не было, например, перекиси водорода, пропал глицерин. Но через месяц поставки восстановились, нашли другие каналы для перекиси водорода, появились достойные российские поставщики глицерина нужного качества. Дефицит многотоннажных ингредиентов достаточно быстро ликвидируется с помощью аналогов из Азии или разработки своих продуктов. Наша отрасль использует множество разного сырья. Например, в хорошем косметическом креме может быть 20 и более компонентов, секрет успеха не в каком-то одном, а в их сочетании. По нашим данным, в Россию ввозилось до 5 тыс. видов разного сырья для косметики. И очень важно, чтобы на рынке было много разного сырья.

    Возможно ли организовать производство дефицитных ингредиентов на территории России?

    Татьяна Пучкова: Ни одна страна в мире не производит все косметическое сырье, это невыгодно. Например, за много лет так сложилось, что основные пигменты (для красок для волос и т.п.) сейчас делаются в Китае. Нет смысла срочно начинать производить пигменты. Значит, нужно сосредоточиться на чем-то другом, в чем у нас есть свои уникальные возможности. Важно не пытаться догонять то, что уже есть на рынке. Уже сейчас некоторые российские компании, производящие поверхностно-активные вещества для косметики и бытовой химии, предлагают целый спектр новых ингредиентов на основе отечественных научных разработок и отечественного природного базового сырья. Нужно придумывать что-то новое, опережающее, что будет востребовано через два-три года. Ведь рынок косметики - это во многом рынок моды, которая, как известно, переменчива.

    С экспортом нашей косметики сейчас тоже есть проблемы?

    Татьяна Пучкова: До пандемии экспортировалось примерно 30% от общего объема производства. По нашим данным, 62 российские компании уверенно возили косметику в разные страны, в том числе частично и в Европу. Сейчас поставки в ЕС остановились, но по-прежнему наша косметика едет в страны СНГ. Очень востребована она на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии. Серьезно растет экспорт в Китай. Многие компании делают целые линейки продукции под потребности иностранных рынков. Так что экспорт однозначно будет только расти.

    Поделиться