13.11.2022 07:16
    Поделиться

    Битва за глобальный юг. Какому "Сеньке" оказалась не по размеру сшитая Сергеем Лавровым шапка

    Широко разрекламированный Западом план устроить России дипломатическую блокаду на Восточноазиатском саммите, который открылся в воскресенье в Камбодже, с самого начала выглядел неоправданной бравадой. Хотя бы потому, что американский геополитический брейк-данс ставил привычную для стран Юго-восточной Азии внешнеполитическую доктрину с ног на голову. Белый дом рассчитывал на послушание государств АСЕАН, которые ранее проявляли желание в какой-либо форме поучаствовать в Индо-Тихоокеанской экономической структуре, создаваемой Вашингтоном для сдерживания Китая. А это семь из десяти участников Ассоциации. Но в американской администрации просчитались. "Левая рука одному, а правая - другому" - такая уклончивая стратегия и прежде приводила страны юго-восточного региона в тихие бесконфликтные заводи, особенно, когда речь шла о так называемых малых субъектах. Но такие же принципы во внешней политике сегодня разделяют и гранды, не желающие попадать в скалистые жернова между современными Сциллой и Харибдой - между Китаем и США. А потому "якорные" страны АСЕАН ищут диалога с Москвой, которая, с их точки зрения, может помочь региональным игрокам качестве силы, уравновешивающей американо-китайские противоречия.

    В роскошный отель Sakala Resort, где сегодня расположен эпицентр дипломатической жизни юго-восточной Азии, попасть непросто. Помимо охраны, которая настолько не доверяет металлоискателям, что вручную дублирует их работу, "обнимая" каждого входящего, на пропусках для желающих попасть внутрь здания, должна быть приклеена не сразу заметная наклейка. Получить ее можно, только пройдя дополнительный экспресс-тест на ковид. Впрочем, надо отдать камбоджийцам должное - процедуру эту они поставили на поток, и в принципе непреодолимых очередей не возникает.

    Первое, что бросилось в глаза перед входом в отель - глава Евросовета Шарль Мишель в лучших традициях древнегреческих философов безвозмездно просвещал журналистов, расположившись в центре крошечного, не заставленного машинами пятачка на самом солнцепеке. Специально отобранные работники СМИ безропотно внимали, а охрана отгоняла страждущих сказать "не ласковые слова" брюссельскому эмиссару. Позже выяснилось, что такую же избирательность в отношении прессы проявляет и президент США Джо Байден. Тот также в кулуарах саммита АСЕАН прибегнул к помощи охраны, чтобы не слышать неудобные вопросы. Кстати, в своей речи на саммите американский президент вновь отличился - перепутал Камбоджу с Колумбией.

    Миновав многоголосицу огромного фойе отеля, спускаемся в подвальный коридор, где расположены переговорные. Одна из них выделена Сергею Лаврову, который возглавил российскую делегацию на восточноазиатском форуме. С министром иностранных дел Индонезии Ретно Марсуди (первая в истории Индонезии женщина, которая возглавила МИД) Лавров беседовал за закрытыми дверями "тет-а-тет". Сквозь узкую щелочку было видно, что индонезийский министр сосредоточенно слушает Лаврова, изредка вставляя реплики.

    Следом "деблокировать" главу МИД РФ прибыла внушительная делегация из Вьетнама. Тут было без сюрпризов - руководители внешнеполитических ведомств дружелюбно приветствовали друг друга, обменялись парой традиционных любезностей и вместе с делегациями приступили за закрытыми дверями к рутинной работе. Тем временем к переговорной с опережением графика подтянулась делегация Таиланда - королевскому министру пришлось некоторое время поскучать, дожидаясь пока Лавров освободится. Тайцев сменил министр иностранных дел Лаоса, в прошлом выпускник МГИМО, хорошо знающий русский язык.

    В Пномпень российская делегация привезла сугубо мирные объединяющие инициативы

    В этом году Камбоджа назвала тему своего председательства в АСЕАН - "Решим проблемы вместе". Но если из нарядных, украшенных цветами залов заседаний переместиться в асеановское закулисье, то сразу же окажемся в эпицентре развернувшейся негласной битвы за глобальный юг. Причины этого геополитического цунами, которое грозит снести сложившиеся мирные союзы в Азии представитель МИД России Мария Захарова определила, как "попытки США и их союзников привнести в регион конфронтационный заряд узкоблоковых инструментов доминирования". Если конкретней - мы наблюдаем за попыткой Вашингтона "уничтожить нынешние, взвешенные общерегиональные механизмы, прежде всего в сфере безопасности". По словам Захаровой, "в регион буквально заводят военную и военно-технологическую структуру НАТО", которая сращивается с уже существующим силовым потенциалом союзников США в Азии.

    Государства АСЕАН, как могут, сопротивляются такому давлению, стремясь давать коллективный и единогласный отпор американской экспансии. Отсюда и "объединительные" названия повесток саммитов. На смену камбоджийской "Решим все проблемы вместе" в следующем году придет индонезийская - "Роль АСЕАН как эпицентра развития". Защитником АСЕАН в ее нынешнем виде активнейшим образом выступает Китай. Но в отличие от Вашингтона, не скрывающего, что воспринимает тех, кто не согласен с Америкой в качестве противников, Пекин действует на порядок осмотрительней. В КНР сознают привлекательность для участников АСЕАН тезиса, что "азиаты живут торговлей". Как заявил перед началом восточноазиатского саммита премьер Госсовета Китая Ли Кэцян, "страны АСЕАН могут быть спокойны, что КНР не будет ни на кого давить с целью заставить выбрать чью-то сторону". Впрочем, и в Пекине, похоже, не намерены сложа руки наблюдать за американским вторжением. Тот же Ли Кэцян объяснил, что его страна "будет подталкивать" АСЕАН к солидарности и общему прогрессу.

    Но если ранее государства АСЕАН еще рассчитывали переждать трудные времена в своем дружном мирке, то теперь они оказались в ситуации, когда от них ждут неизбежного выбора. Нынешний восточноазиатский саммит стал одним из ключевых мероприятий, которые должны способствовать геополитическому самоопределению в регионе. После 55 лет относительно спокойного, нейтрального существования сегодня речь идет о выживании Ассоциации как дееспособной региональной структуры с некогда общими подходами и умением находить консенсус. Как пишет китайская Global Times, многие азиатские страны за свою историю прошли не один региональный конфликт и не хотят становиться пешками в играх супердержав. "Мы не должны выбирать между США и Китаем", - заявил премьер Камбоджи Хун Сен.

    В Белом доме на словах с этой оценкой согласны, обещают не ввергать регион в новую холодную войну и "вести мирную конкуренцию". Но многие в АСЕАН американскому миролюбию не верят - известно, что представители Камбоджи, Индонезии и Таиланда намерены провести несколько многосторонних встреч, чтобы обсудить, как совместно противостоять необоснованным попыткам Запада заставить страны АСЕАН изолировать Россию.

    В Пномпень российская делегация привезла сугубо мирные, объединяющие инициативы, актуальные, по словам Захаровой, "для каждой без исключения страны азиатско-тихоокеанского региона". Речь идет о формировании коллективных механизмов реагирования на пандемические угрозы и инициативах по использованию туристической отрасли для восстановления экономик.

    После завершения переговорного марафона Сергей Лавров успел и на традиционное совместное фотографирование участников саммита АСЕАН в национальной камбоджийской одежде.

    Когда глава МИД РФ спускался к машине, чтобы покинуть саммит, на нем вместо костюма была зеленая камбоджийская рубашка. В отличие от августа, когда подаренная Лаврову национальная камбоджийская одежда не подошла ему по размеру (два раза мерили - не сошлась, констатировал тогда министр), на этот раз все сидело идеально. И даже шедший минутами раньше дождь внезапно утих и напоминал о себе лишь едва заметными бликами луж. В этом году, как собственно и всегда, мероприятия АСЕАН прошли для России в конструктивном и доброжелательном ключе. А вот попытки коллективного Запада во главе с Байденом надавить на членов АСЕАН, чтобы добиться изоляции Москвы, провалились. Видимо, у авторов такого рода затей в Юго-восточной Азии не по Сеньке оказалась шапка, "сшитая" Сергеем Лавровым.

    Поделиться