Ямщик Феодосий Травин. Почему выпускнику историко-архивного института не нужны джип и кандидатская диссертация

До слуха доносится колокольчик. Уверенный, звонкий. И вот, как видение из прошлого, мчит на тебя по проселочной дороге ямская почтовая тройка. Ямщик сидит на облучке в долгополом синем зипуне, перепоясанном красным кушаком, в большой валяной шапке...

Феодосий Васильевич Травин и его беспокойное хозяйство.Анатолий Ехалов / Анатолий Ехалов
Феодосий Васильевич Травин и его беспокойное хозяйство.Анатолий Ехалов / Анатолий Ехалов

Наваждение или маскарад? Представление для туристов?

С этой встречи и началась у нас дружба с Феодосием Васильевичем Травиным, жителем деревни Фомина Гора Верховажского района Вологодской области.

Одна лошадиная сила

Вообще-то Феодосий Травин - москвич, выпускник историко-архивного института. По вере - старообрядец...

Пятнадцать лет назад пришел он в умирающую деревню, купил большой старинный дом, пристроил к нему новый и начал жить. А до этого десять лет ездил по Северо-Западу, собирая забытое мастерство плотников, столяров, шорников, кузнецов, лодочников.

Феодосий Васильевич Травин и его беспокойное хозяйство. Фото: Анатолий Ехалов

- Я сюда забрался в такую глухомань не для того, чтобы туристов развлекать, - сказал мне Травин. - Мне это занятие самому нравится, я лошадей люблю. А, кроме того, времена нынче не простые. С каждым годом нефть в цене падает, а бензин дорожает. А для лошадей корму у нас вволю. И овес всегда будет расти, а значит, будет и сено.

Дом Феодосия стоит на высокой горе, откуда весь окружающий мир как на ладони. На крутых склонах живописно пасутся кони Травина, корова, курицы...

- И все же я не понимаю, что тебя, Феодосий, подвигло бросить Москву, - спрашиваю я.

Феодосий Васильевич Травин и его беспокойное хозяйство. Фото: Анатолий ЕхаловФеодосий Васильевич Травин и его беспокойное хозяйство.

- По здравому смыслу мне нужно было оставаться в городе, писать кандидатскую диссертацию, к чему склоняли в свое время. Но погляди, какая кругом красота. Есть где душе и рукам развернуться, есть возможности для занятия любимым делом. Мне опять говорят: купил бы джип. Ведь за лошадьми столько ухода. В пять утра ты уже денники отбиваешь. Кормить, поить, чесать, упряжь в порядок приводить... Ну, и что? А за машиной больше ухода. Масло, горючее, ремонты, резина... А куда я с этим джипом в деревне? Надо, например, мне подвести бревно. Я на джипе этого не сделаю! И в распуту осенью на джипе не получится. А конь это одновременно и велосипед, и мотоцикл, и легковая, и грузовая машина. Это универсальное средство.

Вот у меня сейчас пять коней, и они себя окупают.

Будни ямщика. Фото: Анатолий Ехалов

Лекции ямщика

Особое пристрастие у Феодосия к истории ямского промысла, к способам запряжки лошадей, упряжи, украшениям ее. На эту тему он может говорить без устали.

- Помните, Джеймс Кук хотел пройти к Америке северным морским путем, но завяз во льдах. А Беринг прошел. Потому что он использовал опыт русских поморов, создавших легендарные кочи; их не могут раздавить льды. Ни одна нация не смогла сделать такие суда, а русский крестьянский гений сумел. И вот то же с лошадьми. Как можно управлять такой огромной империей, от Балтики до Тихого океана - без телеграфа, мобильной связи, электричества? Проявлялось, опять же, гениальное изобретательство русского крестьянина. Сначала эта упряжь называлась "пара на отлет", когда к лошади припрягалась на постромках пристяжная лошадь, а потом к левой пристяжке стали припрягать еще и правую. Получилась тройка - самая быстрая в мире запряжка.

... В прошлом году в деревне была торжественно открыта ямская изба Травина, где собраны всевозможные упряжи, изукрашенные медями, дуги, хомуты, возки, беговые санки, розвальни, пошивни, поедуги, тарантасы, фаэтоны, пролетки. Все в рабочем состоянии. Ведь хозяин избы еще и сам мастерит весь ямской приклад. А потом мы с Феодосием провели в Фоминой Яме фестиваль "Забытых ремесел" с гостями и участниками из разных уголков России. Кто ковал, кто загибал санный полоз, кто прял, кто ткал северные узоры на холсте, кто лепил горшки без гончарного круга, кто демонстрировал мастерство валянья из шерсти, переплетное мастерство, тиснение по коже, литье латуни в землю...

А по вечерам Травин катал народ на лошадях и рассказывал о ямском промысле. И стар и млад слушали затаив дыхание лекции ямщика:

- Если жители южной и центральной России ездили с пеньковыми вожжами и мочальными постромками, то северяне никогда себе такого не позволяли. Только кожа! И множество медных, а потом латунных украшений. Это и бляшки, и зооморфные поделки, и коняшки, и всадники. Целый пласт культуры, о которой сейчас никто не знает.

Будни ямщика. Фото: Анатолий Ехалов

Старая мельница

А еще Травин - реставратор и переписчик древних книг. Многие, попадавшиеся на его пути, требуют восстановления утраченных страниц. Но для этого нужна особая бумага, которая исчезла во времени. Послушаем, что говорит мастер:

- У меня давняя мечта, она родилась, когда в городе еще жил. Теперь не производится, как в старину, льняная, тряпичная бумага. А ведь она очень долговечна. И вот решил построить небольшую бумажную мельницу, где можно будет изготавливать ручную бумагу для своих нужд. Я тут не первый. По рекам Терьменьга и Кокшеньга мужики еще в девятнадцатом веке запруживали ручьи и ставили такие мельницы. Конечно, мои кони помогают трелевать лес. Может быть, через годочек-другой запущу бумажное заведение.

Кто это сказал: ямщик, не гони лошадей? Не будешь гнать - столько всего не успеешь сделать на родной земле!

Будни ямщика. Фото: Анатолий Ехалов