27.11.2022 19:03
    Рубрика:

    Для чего Вахтанговский театр собирает 17 тысяч театральных менеджеров со всей страны

    За последнее время новости из Театра им. Вахтангова приходят разные - многие обрастают слухами и пересудами, заставляя беспокоиться поклонников, тех самых зрителей, для которых театр и трудится. И поводы для этого, конечно, есть. Вслед за уехавшим худруком Туминасом уволился и главный режиссер Бутусов - люди почтенные и почитаемые. Актер Максим Суханов, объясняют, "тоже находится не в Москве". И репетиции бутусовского "Идиота" по Достоевскому, премьера которого намечалась на январь, остановлены. Все так - и все-таки.
    Кирилл Крок: Задача театра, с моей точки зрения, гармонизировать этот мир. / Сергей Куксин/ РГ
    Кирилл Крок: Задача театра, с моей точки зрения, гармонизировать этот мир. / Сергей Куксин/ РГ

    И все-таки театр живет, никто не отменял спектаклей, и аншлаги те же, что и прежде. Более того: с 8 по 12 декабря именно здесь пройдет уникальный Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров - событие нерядовое в театральном мире, о котором мы говорим с директором Театра им. Вахтангова Кириллом Кроком. Как выживать театрам в непростых условиях и быть успешными - с этим как раз к нему.

    Афиши многих театров в этом году лишились спектаклей ряда режиссеров, и в каждом случае - свои причины…

    Кирилл Крок: В большинстве случаев речь идет о суперпопулярных постановках, которые имеют достаточно весомое художественное значение не только для столичного театрального сообщества. И тогда это, конечно, огромная потеря - и, на мой взгляд, совершенно неправильное управленческое решение.

    Ну хорошо, поставил режиссер спектакль - он выполнил свою задачу, государство в лице театра потратило государственные бюджетные деньги на эти спектакли. И когда принимается скоропалительное решение: режиссер уехал и что-то где-то сказал - нужно снять его спектакли из репертуара, якобы тем самым его наказав, - это совершенно неправильно. Режиссер ничем не наказывается: деньги за спектакль он получил, премьеру сыграли, пресса оценила. Если уехал режиссер, почему должен страдать огромный коллектив артистов, художников, сотрудников театров, простых зрителей, которые хотят видеть эти спектакли, которые пользуются популярностью? Насколько я могу судить о большинстве спектаклей, в них нет никакой "фиги в кармане по отношению к нашей стране". Уехал человек, и бог с ним - почему мы должны обеднять свою национальную театральную культуру?!

    Вы не согласны с мнением, что у таких ситуаций, таких потерь может быть есть положительная сторона: у театров появляется шанс открыть новые имена, создать новые точки роста?

    Кирилл Крок: Точка роста в театральном поле может быть только одна: когда есть мэтры, когда есть режиссеры среднего поколения, которые тянутся к мэтрам, и есть начинающие, которые смотрят, учатся, живут в этой среде. Если мы ликвидируем эту среду, что будет?! Чтобы водилась рыба в пруду, в нем должны жить разные организмы, которые формируют эту экосистему. Так и в театральном деле: если мы лишаем нашу систему лучших образцов театрального искусства, которые созданы даже уехавшими из России и позволившими себе, к моему сожалению, разные высказывания режиссерами, мы рушим эту экосистему. Выращивать новые имена можно на хороших примерах, на почве хороших качественных спектаклей, на насмотренности. Чистое поле средних проходных спектаклей - это не точка роста, это, мягко скажем, путь в тупик.

    С афиши вашего театра как раз никто не думал убирать постановки Туминаса или Бутусова - ни "Войну и мир", ни "Евгения Онегина", ни "Бег", ни "Короля Лира", ни "Пер Гюнта". Причем самые крупные ваши постановки смогли увидеть в разных регионах страны. То вы везете их в Кузбасс, то в Новосибирск, то в Красноярск, то, скажем, в толстовскую Ясную Поляну... География и масштаб гастролей впечатляют. Чего стоит толькло грандиозная "Война и мир", в которой занято 25 артистов труппы!

    Кирилл Крок: При этом у нас в афише нет "темных окон" - все дни в театре на Арбате мы играем другие наши спектакли. Афиша составляется с учетом гастрольных планов, занятости актеров и многих других факторов.

    Да, мы не частный, не муниципальный - мы российский театр. Для нас это очень важно, и нет месяца, в котором не было бы большой гастрольной поездки. И каждый раз для театра это своего рода экзамен. Тренируем и свои административные силы, и постановочную часть, и артистов. За последние тринадцать лет наша гастрольная деятельность отлажена как хорошая машина: ключ повернул, и она полетела. Есть театры, для которых гастроли - это стресс, а у нас это часть нашей театральной жизни, и я этим очень горжусь.

    Должен ли директор театра быть, кроме всего прочего, еще и политиком - или как минимум не быть вне политики?

    Кирилл Крок: Смотря что понимать под политикой. Для меня это не значит ходить на митинги или состоять в какой-либо партии. Быть политиком директор должен хотя бы потому, что театр - это сообщество, в котором надо все время всех примирять друг с другом. Все время возделывать это, казалось бы, неблагодатное поле. Задача театра, с моей точки зрения, - гармонизировать этот мир. Ветра, внешние силы разрушают мир, а театр должен его гармонизировать. Как муравьи, берем соломинку и тащим на верх муравейника - а ветер подул, и соломинка снова летит вниз, а кто-то мимо прошел, задел этот муравейник, и все сначала. Миссия искусства - делать мир лучше, давать людям надежду. Директор театра должен быть политиком, то есть объединять людей, а не разъединять.

    Вам это явно удается - и творческие достижения вашего театра не мешают достижениям коммерческим. На Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров приедут руководители театров со всей России. Есть у вас для них свой рецепт успеха? И какие в нем ингредиенты?

    Кирилл Крок: Ингредиенты очень простые. Мы в театр приходим за двумя эмоциями, если сказать по-простому: или поплакать, или посмеяться. Если сегодня вечером в театре я смеюсь, я плачу, я размышляю о жизни, о времени, о том, что увидел на сцене, значит, театр выполнил свою задачу. Это и есть секрет успеха театра. Могу разве что дополнить его словами Римаса Туминаса, которые он всегда говорил молодым режиссерам, среди которых модно заявлять: "А я так вижу!". Он даже не говорил, а орал на них: "Вы не имеете права говорить: я так вижу! Кто вас просит так видеть?! У вас есть пьеса, есть автор - а вы, режиссер, вторичны! И вы должны сделать лишь две простые вещи: раскрыть сюжет, раскрыть замысел автора и сделать так, чтобы зрителю не было скучно в зале!"

    Наша гастрольная деятельность отлажена как хорошая машина: ключ повернул, и она полетела

    Как вы относитесь к тому, что номинация "Режиссер" недавно исключена из списка номинаций театральной премии "Золотая маска"? Вообще театральные премии - насколько, по-вашему, справедливо они достаются?

    Кирилл Крок: Я понимаю, что исключенная номинация - вынужденная мера сегодня. На самом деле сейчас, когда идет военная спецоперация, я бы этот конкурс вообще не проводил, оставил бы только фестиваль "Золотая маска". Знаете, если говорить о моем отношении к "Золотой маске", то я абсолютно не страдаю, есть мы в номинантах или нет. Театру Вахтангова от этих масок ни жарко, ни холодно. Премии всегда субъективны, понимаю, как важны творческим людям оценки профессионального сообщества, но для меня как директора важнее то, что у меня в кассе все билеты проданы. Эта оценка зрителей не ниже "Золотой маски".

    Я помню, когда наш спектакль "Пристань" в постановке Римаса Туминаса не получил ни одну номинацию. Но сегодня можно сказать, что 10 лет назад в театре был создан великий спектакль "Пристань", ставший легендой. Был только скромный спецприз жюри, чтобы нас не обидеть… Или "Анна Каренина" в постановке Анжелики Холиной - нет аналогов в России и мире, чтобы танцевальный спектакль 10 лет не сходил со сцены и собирал аншлаги. А первые пять лет мы его два раза в месяц танцевали, притом драматические артисты! Спектакль тоже ничего не получил. Эксперты, жюри ничего в нем "не заметили". Ну и что, мне переживать из-за этого?! Да и бог с ним! Зато спектакль, получивший эту маску, нигде не увидишь, он сошел со сцены, не продавался, оказался никому не нужен - а наш спектакль идет десять лет…

    Этот сезон для вахтанговцев непростой - многие из намеченных премьер готовятся в условиях, когда театр лишился художественного руководителя и главного режиссера. Говорить сегодня о новой системе управления Вахтанговским театром рано?

    Кирилл Крок: Надеюсь, что мы достойно преодолеем этот период, это явно не тот опыт, о котором хотелось бы мечтать. Это обстоятельства, в которых мы оказались. Мы вынуждены ставить как можно больше премьер. Другого способа в театре я не знаю. И если три-четыре премьеры станут хитами или локомотивами будущего театрального сезона, я буду считать, что Театр Вахтангова задачу выполнил. Это будет победа театра.

    В вашем руководстве четко прослеживается позиция: Вахтанговский - это бренд. Почему это так важно для театра - быть брендом?

    Кирилл Крок: Тут дело не в моем руководстве - а, извините, в 100-летней истории театра, яркой, красивой, богатой! Так исторически сложилось, что после смерти основателя, Евгения Вахтангова, его ученики сохранили для нас все то, что сегодня мы называем вековым брендом. И его же ученики все эти сто лет возглавляли театр: почти 30 лет им руководил Рубен Симонов, потом Евгений Симонов - почти 18 лет, потом Михаил Ульянов - почти 20 лет. Последние 15 лет - Римас Туминас. Поэтому театр и сохранился - в нем не менялись как перчатки директора, главные режиссеры и художественные руководители. За 100-летнюю историю с 1921 года я лишь тринадцатый директор Театра Вахтангова!

    Танцевальный спектакль "Анна Каренина" в постановке Анжелики Холиной собирает аншлаги уже десять лет! Фото: vakhtangov.ru

    Здесь преемственность и в актерских поколениях, и в службах, в цехах. И, несмотря на многие перестройки, новации, разрушения и перемены, мы стараемся оберегать свой театр и делать то, что вы назвали формированием престижного бренда. Сюда относится и внимание к зрителям - во всем, вплоть до мелочей, возможности в антракте зарядить телефон, отсутствия очередей в туалеты, наличия нескольких удобных буфетов, кондиционирования воздуха в зале или доступности информации, необходимой зрителям.

    Зачем вам ко всем директорским заботам и проблемам еще и фестиваль театральных менеджеров со всей страны?

    Кирилл Крок: У нас много фестивалей для актеров, для театров различных жанров - а как общаться и повышать свой уровень знаний тем, кто управляет театрами? Как набираться опыта и заряжать друг друга положительной энергией?

    Этих людей, эти коллективы нельзя бросить, они важнейшая, значительная часть российского театра. По своему опыту знаю, что практики и нововведения нашего театра находят колоссальный отклик у профессионального театрального сообщества. Надо делиться знаниями и опытом! Для этого мы и проводим Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров раз в два года - благодаря поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.

    Ключевой вопрос

    У ваших коллег - руководителей региональных театров - возможностей гораздо меньше, чем у вас. Вам знакомы их проблемы, чем они дышат, чем болеют?

    Кирилл Крок: Прежде всего это взаимоотношения с учредителем, если речь идет о государственном театре, то с государством. Это первый и очень болезненный для многих вопрос. Там, где местная власть интересуется, заботится о театре, приходит на спектакли, на премьеры - это сразу видно по настроению театра, по его внешнему виду. Там элементарно покрашены стены, меняется оборудование. Вторая тема - недофинансирование, особенно это касается региональных театров, которые практически поставлены на грань выживания: все, что зарабатывают, вынуждены тратить только на зарплату и коммунальные платежи. Есть регионы, где существуют меры грантовой поддержки со стороны мэра, губернатора. А где-то не выделяют ни копейки даже на постановки, по сути, на уставную деятельность.

    Отношение к театру часто ощущаешь кожей. Вот были мы четыре дня в Новокузнецке. Театр Вахтангова не самый последний в стране. Думаете, хоть кто-то из местной власти пришел на четыре показа спектакля "Война и мир"? Никто! Ни мэр, ни заммэра, ни даже начальник управления культуры. Пришли школьники, учителя, интеллигенция города, все билеты были проданы. А власти? А они, говорят мне, никогда по театрам не ходят. Красивейший театр в центре города, с колоннами, статный, построенный в 50-х годах, - но им неинтересно. Они берегут себя от лишних впечатлений...

    И еще одна тема, самая на сегодня болезненная, это дефицит тех, кому предстоит ставить в театрах. Отсутствие скамейки запасных. Где сегодня брать режиссеров, которым мы доверяем зрительный зал, сцену, бюджеты?

    Кстати

    Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров проходит с 2019 года. Девиз нынешнего фестиваля: "Мы справимся". Он пройдет в Москве с 8 по 12 декабря. Приедут 535 театральных менеджеров. Онлайн-участниками фестиваля станут 17 тысяч их коллег - все они представляют 400 театров из 58 регионов страны. Среди участников - и гендиректор Большого театра Владимир Урин, и председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин. Кроме обсуждения актуальных вопросов театрального дела будут названы лауреаты Вахтанговской премии в области организации театрального дела для молодых специалистов.