28.11.2022 19:39
    Рубрика:

    Органы опеки в Омской области неожиданно забрали у молодой матери троих сыновей. "РГ" попыталась выяснить, почему в деле много нестыковок

    Почему органы опеки и попечительства Омской области разбивают семьи?
    Надежде Привалихиной 24 года. Она живет в деревне Чекрушево Тарского района и воспитывает трех мальчишек - пятилетнего Илью, трехлетнего Богдана и восьмимесячного Сашеньку. Их отец бывший детдомовец Виктор Вшивков работает вахтами на Севере и дома появляется редко. Все домашнее хозяйство и воспитание малышей на Наде. Тем более младший Сашенька родился с патологией - врожденным косолапием. Лежала с ним по больницам. Выходила. За малышом требуется особый уход. Тут бы и помочь молодой многодетной семье, но местные органы опеки, судя по всему, поставили для себя другую цель - отобрать детей.

    События развивались стремительно. Ближе к осени к Надежде неожиданно зачастили представители центра социального обслуживания. Якобы для того, чтобы помочь многодетным. Один раз, по ее словам, привезли старые игрушки, в другой раз - несколько листов для разукрашивания, потом просто попросили расписаться за пожарную безопасность... А 2 ноября внезапно нагрянули вновь - с представителями органов опеки и инспектором по делам несовершеннолетних. Ворота были заперты. Надежда крепко спала. Тогда гости пробрались в дом через огород. На проснувшуюся мать они не стали обращать никакого внимания. Детей быстро завернули в одеяла и увезли. По словам проверяющих, а что с ней говорить: раз долго не могли разбудить, значит, она находится в состоянии алкогольного опьянения.

    Сама Надежда утверждает: "Я просто вымоталась с малышами, всю ночь не спала, чувствовала себя плохо, у меня низкий гемоглобин".

    - Я бежала за проверяющими раздетая по сугробам, хотела забрать Сашеньку, - плачет, вспоминая пережитое, Надя. - А мне, матери, скажут, что "такое поведение - показатель моей неадекватности".

    Допустим, одно слово против другого. Но я почему-то склонна верить, что правда на стороне Нади. Во-первых, уставшая мама крепко спит, а дети играют рядом - это достаточно обыденная ситуация. И многие матери, думаю, со мной согласятся. Да и соседи отзываются о ней, как о хорошей хозяйке и заботливой матери. А во-вторых, и, пожалуй, самое главное: скорую помощь никто не вызвал, врача не пригласили, медосвидетельствования на алкоголь не проводили. Видеосъемки отобрания детей нет. На фотографиях, сделанных службой опеки, - разбросанные по квартире вещи. Беспорядок, который нередко бывает в доме, где много детей. Бокалов, рюмок или початых бутылок на снимках нет. В сопроводительных документах написано, что в холодильнике обнаружили десяток яиц, два пакета молока, батон, кусок сыра, кетчуп и... отсутствие свежеприготовленной еды. И что? Может, еду уже дети съели?

    А еще отмечено - "было прохладно". Но столбик на термометре опять же зафиксирован не был. Снова по ощущениям проверяющих... И на основаниях этих "ощущений" проверяющие решили, что имеется "угроза жизни и здоровью детей". Надежда моментально собралась и поехала в Тару искать своих малышей.

    - Пришла в опеку, там мне сказали, что у них 3 ноября сокращенный рабочий день. Приходите после праздников, - рассказывает Надя. - Мальчишек я нашла в Тарской центральной районной больнице. Два дня лежала вместе с сыновьями, ухаживала за ними. А потом пришел врач и сказал, что мне здесь находиться запрещено - опека не дала согласия. Меня выпроводили домой.

    "Я чуть дара речи не лишилась, когда узнала, что из больницы пропал маленький Сашенька", - вспоминает Надежда

    В опеке Привалихиной заявили, что лишат ее родительских прав и уже обратились в суд с иском: "Доигралась, мол, девочка". Напомнили, что ее уже привлекали к административной ответственности - дети бегали возле дома без присмотра взрослых...

    Но это был не последний удар. "Я чуть дара речи не лишилась, когда узнала, что из больницы пропал маленький Сашенька", - вспоминает Надежда. Впрочем, эта трагедия матери помогла и приоткрыть истинные мотивы местных чиновников, в том числе и опеки.

    "РГ" тогда начала собственное расследование. И вот что выяснилось. Маленький Саша чудным образом оказался в городе Екатеринбурге и под предварительной опекой(?!) в семье ...потенциальных усыновителей. Уточним, 47-летняя директор крупной коммерческой организации на Урале и ее 29-летний спутник зарегистрировались в едином реестре усыновителей только 8 ноября. А 11 ноября они уже получили предварительную опеку. Спустя несколько дней ребенка вывезли на машине в другой регион, за тысячу километров, разлучив с родными братьями. Мальчика спешно сняли с медобслуживания, из тарской базы данных он исчез.

    После разгоревшегося скандала "опекуны" вернули Сашеньку в Тару. Только ситуация действительно вызывает немало вопросов. В Омской области люди годами стоят в очереди, чтобы взять на воспитание малыша до года. Однако для обеспеченных жителей Екатеринбурга ребенок в сибирской глубинке нашелся в рекордные сроки. В Екатеринбурге, простите, что, сироты закончились? В реестре немало детей-отказников, у которых нет вообще никого. И к чему такая спешка?

    И тут я склоняюсь к мысли, что все было решено и обговорено заранее. Или, возможно, даже куплено? По крайней мере действия чиновников в нарушение всех правил и законов красноречивы. Мама Надежды Лариса Привалихина проживает в той же деревне. Здоровая и еще молодая женщина - ей всего 50 лет. Она готова взять на себя опеку над тремя родными внуками. Но получает категорический отказ. Без объяснения причин. Чтобы вернуть ребятишек, Виктор Вшивков решил узаконить брак с Надеждой и установить отцовство в отношении трех детей. Но и тут возникли препятствия. Накануне ему позвонила директор детского дома, в котором он воспитывался. И, по его словам, долго убеждала не взваливать на себя эту обузу. А в ЗАГСе у Вшивкова поначалу отказались принимать заявление, мотивировав это тем, что оно написано от руки. А надо непременно напечатанное. Руководит Тарским ЗАГСом, кстати, супруга главы района Евгения Лысакова, который и подписал постановление об отобрании детей и передаче Сашеньки под предварительную опеку в Екатеринбург.

    Под нажимом общественности отцовство все-таки установили. Виктор забрал мальчишек домой в тот же день. И даже после этого постановления об отобрании детей глава Тарского района не отменил. Иск о лишении Надежды родительских прав из суда не отозван. Следовательно, о том, чтобы сохранить детям родную семью, не идет и речи.

    Между тем это уже не первый случай, когда работа органов опеки в Омской области вводит в оторопь всю страну. В прошлом году "РГ" и общественникам удалось отстоять сироту Люду Киселеву, у которой пытались отобрать новорожденную дочь Мирославу. Чиновники утверждали, что бывшая детдомовка не имеет "необходимых навыков самообслуживания". При этом ничем молодой маме не помогли. Тогда на защиту Люды встала бывший детский омбудсмен Анна Кузнецова. Она заявила, что одна из самых больших тревог по итогам проверки региона - деятельность органов опеки и попечительства. Кузнецова заявила, что эта структура в Омской области должна быть реформирована. Глава региона Александр Бурков с этим согласился. Прошло полтора года. Вам не кажется, что реформа задержалась в пути?

    А пора уже перестать защищать права ребенка по западным методичкам и начать защищать семью. Ради того же ребенка. Была семья из пяти человек. И нет семьи... Кому от этого польза?

    Комментарий

    Елизавета Степкина, детский омбудсмен Омской области:

    По этой ситуации я нахожусь на постоянной связи с федеральным детским уполномоченным Марией Львовой-Беловой. Как только в соцсетях появилась информация о том, что у мамы опека отобрала детей, я поехала в район разобраться. Выяснилось, что в 2021 и 22-ом годах органы системы профилактики района активно помогали маме. К весне этого года ситуация в семье улучшилась: на маткапитал куплен жилой дом, все детские пособия были оформлены, в семье были нормальные условия для проживания детей. В марте мама родила третьего сынишку. Семью сняли с учета, но социальный патронаж оставили. 2 ноября на основании статьи 77 Семейного кодекса РФ было принято постановление об отобрании детей. Правомерность и законность этого постановления завтра, 30 ноября, рассмотрит суд. Я направила запрос в областную прокуратуру для проведения проверки законности разделения братьев при временном жизнеустройстве, до вынесения судебного акта об ограничении или лишении мамы родительских прав.

    На сегодня брак между родителями зарегистрирован, отец вписан в свидетельство о рождении детей. Сейчас родители вместе с детьми находятся дома. Когда я пришла к семье, в доме было тепло. Отец был занят домашними делами, старшие дети играли, мама нянчилась с малышом. Отец детей рассказал, что подрабатывает на лесопилке, у него в соцнайме есть квартира в Таре, но он хочет жить в своем доме.

    Этой молодой семье нужно продолжать помогать - папе нужно помочь найти работу на постоянной основе, а маме помочь с медицинскими консультациями по поводу здоровья детей.

    Подготовила Татьяна Владыкина