30.11.2022 12:54
    Рубрика:

    Фильм "Треугольник печали", победивший в Каннах, выходит в российский прокат

    До российского проката - не прошло и полугода - добрался фильм, который получил в мае этого года "Золотую пальмовую ветвь" на Каннском кинофестивале - "Треугольник печали" Рубена Эстлунда (в кинотеатрах - с 1 декабря). "РГ" несколько раз сообщала об этом фильме, но, пока не посмотришь, трудно себе представить, каков он на самом деле, и какие смыслы и идеи в себе несет. Посмотрев же, можно сказать, что "Треугольник печали", конечно же, прекрасное кино, достойное даже не одной "Золотой пальмовой ветви".
    Предоставлено A-One
    Предоставлено A-One

    Сатира и пародия на современный мир в одном лице. Начиная с первых кадров, когда модели-юноши по-разному рекламируют бренд высокой моды и демократичной одежды. С одним - снобским - выражением лица - престижный бренд Balenciaga и совсем с другим - натужной улыбкой - народный H&M (Hennes & Mauritz). Далее зрители попадают в закулисный мир модного бизнеса, в довольно неприглядные и неловкие ситуации, которые обычно не показывают в кино. Например, как на дефиле модного бренда "расчищают" престижные места за счет других в первом ряду. Или как супермодели - мужчина и женщина (Чарлби Дин Крик и Харрис Дикинсон), которые состоят в близких отношениях, выясняют после ужина, кому платить и почему. Причем девушка зарабатывает в разы больше. Ее зовут ЙаЙа - режиссер тонко намекает, что современные знаменитости вместо имен используют некое подобие кличек. Его - Карл, и он ревнив.

    ЙаЙа еще и инфлюенсер - рекламирует товары и образ жизни в соцсетях и получает за это либо деньги, либо товары и услуги. Для пиара ей дарят билеты на круиз для богатых, и она берет с собой на яхту Карла, хотя бы даже и потому, что кто-то же должен делать снимки. Представляя "обитателей" корабля - своеобразного "Ноева ковчега", режиссер раскрывает перед зрителями весь актуальный срез жизни. Капитан судна - марксисит-алкоголик в исполнении Вуди Харрельсона - предпочитает одиночество общению с пассажирами. Из его вечно закрытой каюты доносятся звуки "Интернационала". Все проблемы и неловкости вынуждена в одиночку решать менеджер Пола (Вики Берлин).

    Диалоги пассажиров и их представления хочется растащить на цитаты. За одну фразу "Когда в мире где-то падает бомба, кому-то в карман падает миллион долларов", режиссеру (он же - автор сценария) нужно долго трясти в рукопожатии руку на важнейшей сцене в мире. За парочку англичан, выведенную в фильме, которая "поддерживает демократию в мире" тем, что продает оружие. За русского олигарха (Златко Бурич), который шутит о том, что "сделал состояние на дерьме" - он продает сельскохозяйственные удобрения в страны Восточной Европы. В круизе он одновременно с женой Верой и любовницей Людмилой. Скандинавский программист придумал "золотой код", и его состояние взлетело в разы, хотя и путешествует он один. Женщина, которую разбил инсульт, путешествует с мужем, единственная фраза, которую она может произнести - "In den Wolken", что в переводе означает "в небесах".

    Конечно, когда смотришь этот фильм, в голове всплывает другой - картина Ким Ки Дука "Человек, место, время и снова человек": очень много пересечений, начиная с того, что все герои оказываются в беде на корабле. Но еще на ум приходят киноцитаты из предыдущих фильмов Рубена Эстлунда. Например, в ленте "Квадрат" (каннский лауреат, "Золотая пальмовая ветвь") показано, что главное для изысканной публики на вернисаже гламурной выставки - приглашение в буфет. Или как сложно оставить, например, бумажник при входе в музей, для того, чтобы просто пойти и насладиться произведениями искусства - пищей духовной. В фильме "Форс-мажор" - самые неприглядные моральные стороны взаимоотношений мужчин и женщин, живущих в семьях и имеющих общих детей.

    "Треугольник печали" снят гораздо проще, чем оба этих фильма. Он развернут в сторону массового кино и в гораздо большей степени поднимает насущные политические проблемы, хотя был и задуман, и снят до 2022 года. Фильм можно назвать визионерским. И вот лишь несколько примеров, подкрепляющих это утверждение. Корабль, он же яхта, по сюжету сильно трясет (примерно, как весь мир сейчас). В угоду богатым клиентам, команда вынуждена была принять участие в развлечениях - пойти купаться. Из-за этого испортились морепродукты на кухне (непрозрачный намек на экологическую ситуацию), да вдобавок начался шторм. Изысканная высокая кухня обернулась ядовитой пыткой для тела. А философский диалог изрядно подвыпивших капитана и русского олигарха - нелегким испытанием для умов. Тем более, что спорили они по громкой связи, цитируя Маркса, Ленина, Марка Твена и других великих мыслителей мира сего. Ответственная менеджер Пола с командой пыталась навести порядок, но это оказалось нереальным, тем более, неподалеку от многострадальной яхты оказались пираты, и прямо в руки жене британского торговца оружием внезапно прилетела граната. Пока она разбиралась с тем, их товар это или нет, судно - этот "Титаник" в миниатюре" - пошло ко дну, и выжили лишь несколько человек, в том числе и главные герои - породистые супермодели.

    И вот тут, на необитаемом острове, среди горстки счастливчиков, наконец-то начинается именно то, из-за чего автор и называет свой фильм "Треугольник печали". Потому что в первой части этот термин применим разве что к лицу супермодели - пространству между бровей - в отношении того, нужно ли делать разглаживающий ботокс или нет. На небольшом пляже складывается любовный треугольник, который возникает в результате изменения ролей: "кто был ничем - тот станет всем". Зритель наш знает это, благодаря огромному количеству телешоу о выживании и множеству фильмов и сериалов - от "Остаться в живых" и "Выжившего" до обоих сезонов "Игры на выживание" (простите за тавтологию, но из-за популярности и актуальности темы, слово "выживший" используется почти во всех названиях). Однако в "Треугольнике печали" совершенно другая - философско-пародийная интерпретация. Как в отечественном варианте фильма про графа Монте-Кристо голодный герой Алексея Жаркова готов отдать за жареную курицу последние миллион долларов, так и на острове драгоценности (типа дорогостоящих часов Rolex) становятся лишь средством для получения еды. Причем довольно обесцененным. Забавно, кстати, что герои в картине едят чудом уцелевшую соломку - ведь только в русском языке есть поговорка "держаться за соломинку" - то есть выйти из затруднительного положения.

    Добывать еду умеет лишь уборщица. Однако, в данной ситуации она - капитан. И вся горе-команда вынуждена подчиняться. А зрители с удовольствием наблюдают перевернутую мировую модель - политическую, экономическую, социальную. Ту, где главным оказывается тот, у кого есть конкретные навыки. Но самое острое и задевающее - сила власти, что образуется в результате "перевертыша", - оказывается, распространяется и на чувства. На любовь человеческую. И вот уже во главе всего этого строения (базиса и надстройки, если вспоминать Маркса) оказывается самый банальный любовный треугольник. Такие возникают в каждом месте, где есть мужчины и женщины. И как выясняется, именно они играют основополагающую и образующую роли. В любви и привязанности замешано все - желание оказаться в привилегированном месте, вкусно поесть, найти того, кто бы принимал за тебя решение или наоборот властвовать самому. Любовный треугольник и есть треугольник печали. И это поймет любой человек, какого угодно вероисповедания, живущий в каждой стране мира. И поэтому фильм Рубена Эстлунда оказался близок и понятен всем, кто его впервые посмотрел в Каннах. А также тем, кто посмотрел потом в разных городах и странах. Окажется фильм близок и российским зрителям, сомнений нет (хотя смотреть его - то еще испытание, одна сцена шторма чего стоит, на российской премьере зрителям раздавали на всякий случай бумажные пакетики). И возможно тем, кто вручает наивысшую мировую кинопремию - "Оскар". И тогда единственное, что они смогут сказать, вслед за героиней фильма подняв глаза к небу, - "In den Wolken!".