04.12.2022 17:17
    Рубрика:

    Почему решение ОПЕК+ сократить добычу нефти выгодно России

    На встрече 4 декабря страны ОПЕК+ подтвердили ранее принятое решение сократить добычу нефти в 2023 году на 2 млн баррелей в сутки. При сегодняшней экономической ситуации в мире эта мера отвечает интересам России и других экспортеров нефти на рынок, но едва ли порадует США, Евросоюз, как, впрочем, и остальных импортеров "черного золота".
    Максим Богодвид/ РИА Новости
    Максим Богодвид/ РИА Новости

    Объем 2 млн баррелей в сутки соответствует 2% от всего мирового потребления нефти и чуть менее 5% от всей мировой торговли нефтью. Основные ее покупатели - Китай, Евросоюз, Индия и США, которые также являются и крупными экспортерами нефти.

    Особое значение подтверждение сокращения добычи странами ОПЕК+ приобретает после эмбарго ЕС на импорт российской нефти и введения для нее потолка цены - 60 долларов за баррель при международных сделках (вступают в силу 5 декабря 2022 года). Фактически ОПЕК+ дало понять инициаторам заградительных мер против российского нефтяного экспорта, что просто в этом деле им не будет, а помогать им Ближний Восток не собирается.

    По словам вице-премьера Александра Новака, позиция России в отношении потолка цен неизменна - это грубый, нерыночный инструмент. Наша страна будет продавать нефть и нефтепродукты только в страны, которые будут работать на рыночных условиях. И, если нужно, мы даже сократим добычу, подчеркнул Новак.

    Поэтому для России сейчас наиболее выгоден рост цен на нефть. Почти все возможные объемы экспорта, которые возможно было перенаправить из Европы покупателям в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), мы уже перенаправили. По разным оценкам, после эмбарго ЕС у нас зависает еще 1,1-1,3 млн баррелей в сутки (из 2,5-3 млн баррелей в сутки отправляемых на запад ранее). Часть этого объема, конечно, также пойдет на новые рынки, но быстро перенаправить все, конечно, не получится. Но для других членов ОПЕК+ рост цен также предпочтителен, бюджета большинства ближневосточных стран зависят от экспорта нефти больше российской казны.

    Сейчас цены на нефть находятся на минимальном, приемлемом для участников ОПЕК+ уровне. Как отмечает инвестиционный стратег УК "Арикапитал" Сергей Суверов, членам картеля ОПЕК комфортен уровень цен 90-100 долларов за баррель, а сейчас они заметно ниже (около 85 долларов за баррель), кроме того на нефтяном рынке наблюдается профицит.

    Но даже сейчас профицит общий. Локально, например, в Европе после запрета импорта нефти из России возможен и некоторый дефицит предложения. Покупатели могут выбирать поставщика в условиях избыточного предложения товара, а сейчас Евросоюз отказался от одного из поставщиков, не получив никаких гарантий от других продавцов. Вызвать это может только рост цен на товар и спекуляции российской нефтью со стороны международных трейдеров.

    На этом фоне решение ОПЕК+ выглядит как очень взвешенное и продуманное.

    Решение ОПЕК сохранить квоты на текущем уровне связано с тем, что октябрьское решение снизить добычу с ноября 2022 года на 2 млн баррелей нефти в сутки возымело ограниченный эффект, поясняет эксперт Института развития технологий ТЭК Кирилл Родионов. Средняя цена нефти Brent, снизившись с июня 2022 года по сентябрь со 120 до 90 долларов за баррель, в октябре выросла лишь до 93 долларов за баррель, а в ноябре пошла вниз. На рынок решающее воздействие оказывает смягчение монетарной политики ФРС США, которая в ноябре в шестой раз с начала нынешнего года снизила ставку по федеральным фондам (до 4% против 0,25% в начале года). При этом рынок "отыграл" эмбарго ЕС на морские поставки нефти из России еще весной и летом - в то время как эта мера обсуждалась, а затем была официально утверждена.

    В этой ситуации вернуть цены к уровню в 100 за баррель может только еще более сильное сокращение квот. Но такое решение стало бы свидетельством "нервозности" ОПЕК+. Поэтому альянс решил сохранить status quo, подтвердив намерение "увести" с рынка 2 млн баррелей в сутки. Это не подхлестнет рост цен, но и не приведет к появлению у стран альянса нереалистичных обязательств по сокращению добычи, которые будет сложно поддерживать на фоне освобождения "российской" ниши на европейском рынке, поясняет Родионов.