09.12.2022 11:14
    Рубрика:

    Мобилизованные из Петербурга и Ростова поделились опытом выживания на передовой

    С момента завершения частичной мобилизации прошло чуть больше месяца. В воинский строй встали 300 тысяч человек и многие из них после подготовки на полигонах уже направлены в зону специальной военной операции в Донбасс, в Херсонскую и Запорожскую области. И хотя ВСУ пытается постоянно прощупать на прочность нашу оборону, но "мобиков" в бой не бросают: командование I и II армейских корпусов организовало дополнительные учебные площадки - прямо в зоне СВО.
    Николай Грищенко
    Николай Грищенко

    Некоторые тренировки бойцов проходят прямо на местности, неподалеку от "располаг", где живут солдаты, другие - на специально подготовленных площадках и место расположения их находится в тайне. Противник не должен знать о скоплении военных, иначе может последовать ракетный или артиллерийский удар.

    Упорно тренируются связисты, саперы, медики, снайперы, танкисты, гранатометчики и представители других воинских специальностей. Занятия разные, но у них есть одна составляющая - стрелковая подготовка.

    - Солдат и офицер должен уметь стрелять из любого оружия. Он должен свыкнуться с мыслью, что если даже он писарь или повар, но если надо - пойдет в бой и труса не праздновать ему не положено. Упражнения выполняются только боевыми патронами, холостых у нас нет. Человек должен привыкнуть, что он живет в бою, - объясняет сурового вида полковник и представляется: "Начпомбой "Испанец".

    Солдат и офицер должен уметь стрелять из любого оружия. Он должен свыкнуться с мыслью, что, если даже он писарь или повар, но если надо, пойдет в бой

    Оказывается, так звучит его должность - помощник командира корпуса, начальник по боевой подготовке, но при быстром произношении кажется, что это часть его имени. "Испанец" - это имя легендарное в корпусе: полковник начинал служить еще в СССР. И когда началась специальная операция лично руководил и строил переправу через Северский Донец под огнем украинской артиллерии.

    Фото: Николай Грищенко

    "Половина батальона отошла, а он вместе с оставшимися бойцами в воде бревна таскал, понтоны наводил. Когда к нему прибежали на помощь наши артиллеристы, то он их отправил к такой-то матушке и сказал: "Дорогой ты мне там, за речкой будешь нужен. Иди готовься", и перекинул потом артиллеристов, и погнал до Старобельска укропов. Поэтому здесь его слово - закон", - объяснил один из офицеров НМ ЛНР.

    - Принципиально не направляем прибывших по мобилизации бойцов на линию боевого соприкосновения. Хотя многие из них прямо рвутся в бой. Особенно высоким боевым духом отличаются военнослужащие из Ростовской области и Краснодарского края. Люди подобрались с опытом и, не раскачиваясь, сразу включили "режим выживания". К примеру, по военному штату их подразделению не положено иметь автомобиль, электрогенератор, бензопилы, но они проявили инициативу, я ее поддержал, и они сами приобрели нужную им технику, - рассказал "Испанец".

    Я иду на войну за Донецк. Нет, не мстить за Донецк, а просто за Донецк. Я не смогу остановиться, пока ужас в Донецке продолжается

    Закупка происходила следующим образом. Бойцы в Луганске купили генератор и бензопилы, а потом наняли такси, чтобы он отвез их до точки. На месте у него спросили: "Сколько стоит "шестерка". Хозяин оценил автомобиль в 70 тысяч рублей. Ему сразу выдали на руки 100 тысяч и оформили сделку. Теперь в подразделении для хозяйственных нужд имеется собственная машина, которую бойцы почему-то прозвали "Прачка".

    Фото: Николай Грищенко

    Солдатская смекалка проявляется даже в мелочах. Например, если берцы протекают от дождей, то в них под стельки кладут гигиенические прокладки, которые быстро впитывают влагу.

    На тренировки и занятия по тактике бойцы выходят обязательно в бронежилетах и не из-за техники безопасности, а ради того, чтобы организм привык к нагрузкам и было проще "носиться" на передовой.

    - Самое главное - это боевой дух и настрой. "Великие" укры против нас пришли воевать за деньги или из-под палки, а мы сражаемся за будущее нашей страны, наших детей, а у многих уже и внуки есть. Поэтому мы не будем канючить: "Почему нам не дали того или сего", а сделаем все сами, и соответственно подход к обучению у нас серьезный, - объясняет заместитель комбата мобилизованных из Ростова-на-Дону с позывным "Интеграл".

    Именно понимание того, что никто другой за тебя твою работу не сделает привело в армию журналиста из Санкт-Петербурга, студента академии МИД Никиту Третьякова. Мы познакомились с ним в апреле в Мариуполе, потом вместе с частями II армейского корпуса входили в Лисичанск, Золотое, Горское, Северодонецк. Узнав о мобилизации, он пришел в военкомат и теперь в составе "крылатой пехоты" - ВДВ - находится в Донбассе.

    Переписываемся пока есть возможность в Telegram:

    - Работе с оружием нас учат ветераны СВО из нашей части и приглашенные специалисты. Они, явно преодолевая скепсис относительно нашей боеспособности, объясняют и показывают нам, как обращаться с оружием. С самых азов: как держать, как целиться, какой рукой удобнее и правильнее снимать предохранитель, как стоять, как опускаться на колени, как стрелять лежа, как перезаряжать. И еще тысяча мелочей, каждая из которых может стать залогом успеха, а может - роковой ошибкой. Уже потом это закрепляется на огневом рубеже, когда стреляем боевыми. Мы учимся, отрабатываем каждое движение сотни раз. На удачу не надеемся, надеемся на себя и товарища.

    Этих бойцов готовят в ЛНР на полигонах не для торжественных парадов. Парады - впереди. Фото: Николай Грищенко

    Что до меня, то я чувствую прилив сил, вновь чувствую вкус к жизни. Наросшая за два месяца короста контрактника мирного времени осыпается, я подхожу все ближе к тому, зачем пришел сюда, в войска. К выполнению боевой задачи, к своему малому вкладу в общее дело. До сих пор я лишь принимал все, что армия мне давала: тренировки, знания, оборудование, экипировку... теперь же близится час, когда мне выдастся шанс рассчитаться по этому долгу, и я сделаю все, чтобы не оплошать, чтобы выполнить задачу и помочь тем, кто будет меня окружать".

    Донецк. Об этом нельзя не сказать отдельно. Милый моему сердцу город страдает от ВСУ ежедневно, гибнут люди, виновные лишь в том, что упрямо живут в родном городе мирной жизнью.

    Я иду на войну за Донецк. Нет, не мстить да Донецк, а просто за Донецк. За развороченные прилетами автобусы и остановки, рынки и магазины, кафе и бульвары. Я не смогу остановиться, пока ужас в Донецке продолжается. Пока я могу сделать хоть что-то, что приблизит конец этих обстрелов. Даже если мое направление будет за сотни километров от Донецка, я буду знать, что делаю с защитниками Донбасса одно дело, вношу свою малую лепту в их героический труд. Донецк должен быть спасен. Дончане должны стать свободны от постоянного страха".