09.12.2022 06:48
    Рубрика:

    Число юрфирм в России осталось прежним

    Несмотря на непростой 2022 год, работы в сфере юридического бизнеса не убавилось, но изменилась специфика.
    У юрфирм много запросов по налоговым льготам, параллельному импорту, регистрации ПО. / iStock / seb_ra
    У юрфирм много запросов по налоговым льготам, параллельному импорту, регистрации ПО. / iStock / seb_ra

    Заметный тренд - более экономный подход к маркетингу и продвижению. "Бюджеты юридических фирм урезались, и рынок стал гораздо осмысленнее подходить к тратам, - полагает Елена Прохорова, руководитель коммуникационного агентства Burya. Group, которое специализируется на работе с юристами. - Схема "позвать мастодонтов маркетинга и получить типовой продукт на 10 миллионов" больше не работает. Каждый квартал обязательны подробный анализ проделанной работы и соответствующие корректировки".

    Новая расстановка сил

    2022 год поменял и уклад, существовавший на юридическом рынке последние 30 лет: многие иностранные юрфирмы ушли. Однако работавшие в стране команды - за редким исключением - сохранились, но отказались от привычного для клиентов бренда и юридических связей с материнскими организациями. Так, возникли "Кэпт" (бывший KPMG), "Деловые решения и технологии" (бывший Deloitte), ALUMNI Partners (бывший Bryan Cave Leighton Paisner) и другие.

    "Большинство новых фирм прекратили связи с материнскими организациями либо сохранили лишь неформальные отношения", - объясняет Леонид Эрвиц, управляющий партнер LEVEL Legal Services (бывший Hogan Lovells). Его фирме удалось заключить реферальное соглашение о сотрудничестве с Hogan Lovells, благодаря которому LEVEL продолжает совместную работу с бывшим головным офисом. Эрвиц признается, что "самым сложным было прорубить окно в Европу, а именно - построить доверенную сеть локальных консультантов в большом количестве юрисдикций, которые готовы работать с российской юрфирмой".

    Уход иностранных юрфирм открыл российским новые возможности для развития бизнеса. С одной стороны, это хорошо. "С другой - уход иностранных компаний ведет к уменьшению конкуренции, что может понизить стандарт оказания правовой помощи, - полагает соруководитель судебно-арбитражной практики и управляющий партнер московского офиса "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Денис Архипов. - Бесспорно, что зарубежные юридические компании принесли на наш рынок продвинутые технологии, показали успешные примеры. Российские юрфирмы стремились соответствовать планке международных".

    Денис Архипов считает, что в целом юридических фирм на российском рынке меньше не стало. Часть клиентов, которые сотрудничали с западными фирмами в области российского права, остались с ними и после переименования. Однако для российских офисов западных фирм существенный объем работы был связан с привлечением финансирования на западных рынках, западными инвестициями в российскую экономику и проектами, приходившими от головных офисов других юрисдикций: эта часть работы для многих фирм оказалась потеряна.

    Марк Каретин, старший партнер "Юков и партнеры", добавляет, что поменявшие название юридические организации все же пока не имеют той репутации и клиентуры, какие были у них прежде. "Полагаю, для заказчиков могла возникнуть некоторая неопределенность в выборе консультанта", - поясняет он.

    В публичном доступе нет достоверных сведений об объеме российского рынка юридических услуг, но даже если предположить, что за офисами иностранных фирм была треть рынка, одномоментная трансформация команд серьезно отразилась на юридическом ландшафте. "Этот беспрецедентный для России процесс фрагментации юридического рынка повлечет за собой возникновение новой конкурентной среды и перераспределение клиентов", - резюмирует Роман Пирогов из Nasonov Pirogov.

    Важнейшие новеллы

    Уходящий год был богат и на важные законодательные новшества. Эксперты выделяют комплекс мер по поддержке граждан и предпринимателей в связи с иностранными санкциями. "К ним относятся и мораторий на банкротство, и разрешение на параллельный импорт, и ограничения на сделки с контрагентами из недружественных государств, и освобождение бизнеса от проверок на текущий год, и существенные ограничения по валютным операциям", - перечисляет Никита Филиппов из "Де-юре".

    "В уголовной практике я бы выделил введение нового отягчающего обстоятельства "совершение преступления в период мобилизации или военного положения", усиление ответственности за оставление воинской части и дезертирство, а также либерализацию порядка возбуждения уголовных дел за уклонение от уплаты налогов", - добавляет Денис Саушкин из ZKS.

    В сфере интеллектуальной собственности основным законодательным изменением эксперты считают легализацию параллельного импорта. "Это позволило завозить в страну привычные для российского потребителя товары в обход санкций", - объясняет Кирилл Митягин из Nevsky IP Law.

    Обновленный рынок потребует вовлеченности сильных и многопрофильных юристов

    Марк Каретин из "Юков и партнеры" отдельно отмечает, что именно в 2022 году было решено закрыть данные из Росреестра для третьих лиц. "Однако это может усложнить жизнь конкурсным кредиторам в делах о банкротстве при поиске имущества должника. Есть и другие сложности: раньше при покупке недвижимости любой мог заказать выписку о переходе прав на недвижимость, увидеть предыдущего и текущего собственников и посмотреть, не находятся ли они в процедуре банкротства. Сейчас такой возможности нет", - сожалеет Каретин.

    Однако государство отдельно позаботилось о доступности юридической помощи для граждан. Корректировка Закона "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" ввела в обиход юридические клиники как новую форму правовой поддержки, что особенно актуально для малообеспеченных россиян.

    Перспективные юридические практики

    Какие же практики в сложившейся ситуации "выстрелили"? "Рост запросов показали практики судебных споров, банкротства, сопровождения корпоративных конфликтов, - перечисляет партнер Nasonov Pirogov Алексей Насонов. - Учитывая уход с рынка иностранных инвесторов и санкции, значительно сократились запросы, связанные с сопровождением инвестиционных сделок, с открытием стартапов. На смену проектам с иностранными инвестициями пришли проекты с инвестициями в дефолтные активы".

    Эксперты отмечают, что значительно увеличилось количество запросов, связанных с приобретением работающего российского бизнеса, оказавшегося в состоянии неплатежеспособности, с сохранением производственного цикла, логистики и штата. Кроме того, появились запросы, связанные с приобретением отечественным бизнесом активов иностранного, уходящего из России.

    "Судебная работа, налоговое, семейное и уголовное право нисколько не потеряли актуальности и в 2022 году: они не менее востребованы, чем в предыдущие годы, - дополняет Никита Филиппов. - Кризис в экономике придал им новый толчок и повлек появление в этих сферах запросов от бизнеса, связанных с реалиями. "Выстрелили" те практики, которых фактически не было до СВО - санкционное и мобилизационное консультирование".

    В сфере интеллектуальной собственности много запросов связано с изменениями в российском законодательстве в части параллельного импорта, получением налоговых льгот для ИT-компаний, статуса ИT-компании, регистрацией в реестре отечественного программного обеспечения, делится наблюдениями Кирилл Митягин из Nevsky IP Law.

    "Со стороны бизнеса возросло количество запросов на реструктуризацию активов, развитие новых логистических цепочек, валютное регулирование, организацию трансграничных платежей, перевод споров из иностранных арбитражей в российские суды, - добавляет Денис Архипов из "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". - На протяжении всего года бизнес нуждался в оперативном консультировании по ограничительным мерам российских регуляторов".

    Большинство опрошенных "РГ" экспертов сообщают, что ожидают планового роста выручки или как минимум отсутствия падения. При этом партнеры юридических фирм признают, что ближайшие годы не будут легкими. Впереди - "значительное сокращение расходов бизнеса на юридических консультантов, снижение количества клиентов, падение спроса на услуги", полагает Марк Каретин из "Юков и партнеры".

    Стагнация, по всей видимости, затронет даже самые "денежные" направления. "Уголовная практика всегда стабильна, поэтому нельзя сказать, что доходы существенно изменились. Но в связи с экономической ситуацией у юристов изменился портфель клиентов: многие из них урезали бюджеты на внешних консультантов", - объясняет Денис Саушкин из ZKS.

    Российская экономика переориентируется: статистика показывает рост числа хозяйственных операций с восточными странами, что обуславливает более тесную интеграцию и возможное появление новых игроков, в том числе и на юридическом рынке. Однако юристы пока не ждут прихода восточных юридических фирм в Россию. "Специфика юридических компаний такова, что в национальном праве местные обычно имеют большую компетенцию и более широкий охват клиентов, поэтому опасаться вытеснения российских юрфирм конкурентами с Востока не стоит", - считает Никита Филиппов. "Фирмы с Востока вряд ли откроют в России офисы: наш юридический рынок является высококонкурентным и насыщенным, к тому же можно ожидать его сокращения из-за разных явлений в экономике", - добавляет Денис Архипов.

    Эксперты единодушно сходятся в одном: впереди много сложной, но крайне интересной работы, которая потребует профессионализма и выдержки. "Бизнес адаптируется к новой среде и начнет выстраивать коммерческие отношения с партнерами уже на совершенно новом рынке, что потребует вовлеченности сильных и многопрофильных юристов", - подытоживает Леонид Эрвиц из LEVEL Legal Services.