17.12.2022 18:02
    Поделиться

    Вадим Эйленкриг о фестивале "Ветер перемен": Татарская музыка - это экзотика, люди пошли на что-то новое

    На сцене Театра оперы и балета им. Мусы Джалиля в седьмой раз прошел фестиваль татарской песни "Ветер перемен". Это масштабные по составу участников концерты, в которых заняты не только певцы, но и струнная группа оркестра оперного театра, оркестр Вадима Эйленкрига, балет "Street Jazz", приглашенные музыканты. Концерты фестиваля проходят не только в Казани, но и "гастролировали" в России и за рубежом. Музыкальный руководитель фестиваля известный джазовый музыкант Вадим Эйленкриг рассказал "РГ" о фестивале.
    Ильнар Тухбатов / Пресс-служба Казанского оперного театра

    Как вообще вы, джазовый музыкант, оказались руководителем фестиваля татарской песни?

    Вадим Эйленкриг: Меня пригласил директор оперного театра Рауфаль Мухаметзянов по какой-то невероятной рекомендации. Как раз за год до этого у меня появился оркестр Eilenkrig Orchestra, созданный для проекта "Танцы со звездами", и там также познакомился с дирижером Стасом Курбацким, бессменным дирижером проекта "Ветер перемен". Так что мое участие в этом проекте - череда случайностей.

    Как выбираются песни и солисты для участия в этом фестивале?

    Вадим Эйленкриг: За это у нас отвечает народная артистка России и Татарстана, певица Венера Ганеева. А в моей зоне ответственности - обработки, аранжировки, общее художественное руководство.

    Вы - джазовый музыкант, в проекте мало джаза, но много других стилей эстрадной музыки.

    Вадим Эйленкриг: Да, к сожалению, джаза в проекте мало. У нас есть поп, рок, баллады, латина, композиции в стиле Фрэнка Синатры, психоделика даже. Но я джазовый музыкант с академическим образованием и с большим опытом игры популярной музыки. Собственно поп музыку и делают профессиональные музыканты, получившие академическое или джазовое образование.

    Фестиваль длится всего два дня, но готовится целый год?

    Вадим Эйленкриг: Мы приезжаем сюда несколько раз в году. В этом году, например, был целый месяц шестичасовых репетиций, почти 200 часов репетиций уже с оркестром. А до того самое главное - отобрать песни, потом понять, в какой стилистике песню лучше подать, затем песни аранжируются, потом слушаем - что-то не подходит, что-то не нравится, что-то получается совсем не по-татарски, тогда вносим еще изменения. Мы всегда балансируем на удивительной грани - сохранить национальную специфику, но при этом, чтобы не было слишком прямолинейно татарское. Я вижу смысл этого проекта не только в исполнении песен, хотя за эти годы, не считая мощнейшей истории с мюзиклом Эльмира Низамова "Алтын Казан", мы сделали порядка двух сотен аранжировок песен в разных стилях. Но мы записали все эти песни, есть ноты, это можно исполнять, на это можно ориентироваться композиторам, аранжировщикам. А в 2020 году у нас прошел блестящий аншлаговый концерт фестиваля в Карнеги-холле. У нас там теперь открытая история, они знают, что мы соберем зал, и нас ждут.

    Фото: Ильнар Тухбатов / Пресс-служба Казанского оперного театра

    Полный зал в Нью-Йорке - это интерес к экзотике?

    Вадим Эйленкриг: Не только. Во-первых, Карнеги-холл - это знаковое место, куда хотят попасть туристы. Во-вторых, симфо-джазовый оркестр с певцами на афише - сочетание привлекательное, тем более, в этом зале гарантированы только высококлассные музыканты. Да, татарская музыка - это экзотика. Люди пошли на что-то новое. И, мне кажется, что это новое мы очень правильно им представили. Во всяком случае, эти 2800 человек из разных точек мира точно скажут, что татарская музыка - это очень хорошо.

    А что остается татарского после аранжировок, смены стиля? Как определить татарское в эстрадной песне?

    Вадим Эйленкриг: Мы не берем мон - это то, что нельзя даже толком определить, специфическая подача голоса в национальной татарской музыке. Если мы говорим про инструменты, то баян - это немецкий инструмент. Если мы говорим про пентатонику (ладовую основу татарской музыки) - это абсолютно китайское изобретение, их культуре - десять тысяч лет. Две уникальные вещи: язык, текст и специфическая мелизматика (украшения) - форшлаги, опевания нот, очень тонкие моменты, которые ложатся на слух, именно они делают эту музыку татарской.

    Главный смысл этого проекта?

    Вадим Эйленкриг: Этот смысл даже не в том, чтобы миру показать татарскую музыку, но в самом Татарстане есть огромное количество молодых людей, которые не слушают татарскую музыку, потому что она не говорит с ними на понятном им мелодическом языке, ритмическом, стилистическом. Этот проект - во многом для них, чтобы они соприкасались со своей культурой. Это - как в моде. Нельзя сегодняшних горожан нарядить в национальную деревенскую одежду XVII века, но можно привнести детали, и если это будет стильно сделано, будет пользоваться спросом. Потому что красиво.

    Фото: Ильнар Тухбатов / Пресс-служба Казанского оперного театра

    Насколько такой проект долгоиграющий?

    Вадим Эйленкриг: Это не конкурс исполнителей, это фестиваль музыки. Мы стараемся приглашать самых лучших, самых интересных, самых профессиональных музыкантов, но - скажу страшную вещь - исполнитель в этом проекте вторичен. Это фестиваль, прежде всего, самой музыки, песни. Понятно, что проект когда-то закончится. У меня были опасения и на второй, и на третий год. Но сейчас появляются новые люди в проекте, приходят композиторы с образованием, владеющие стилем, жанрами, родился замечательный мюзикл "Алтын Казан" - первый татарский мюзикл Эльмира Низамова, молодого, очень профессионального композитора, знающего и любящего национальную культуру, при этом мыслящего по-европейски. Появился молодой талантливый композитор Миляуша Хайруллина. Конечно же, все время звучат песни выдающегося композитора Татарстана Резеды Ахияровой. В прошлом году казалось, что был лучший сезон по музыке. Сейчас кажется, что лучший в этот раз. Поэтому, знаю точно - мы не выдыхаемся.

    Справка "РГ"

    Фестиваль "Ветер перемен" проходит в Казани с 2016 года. Инициатором идеи придать национальным песням современное, актуальное яркое звучание, вывести татарскую эстраду на мировой уровень, был президент республики Татарстан Рустам Минниханов. Генеральным продюсером проекта стал Рауфаль Махаметзянов, директор Театра оперы и балета им. Мусы Джалиля. За время существования проекта концерты фестиваля с большим успехом прошли далеко за пределами Казани: в Кремлевском дворце съездов в Москве (2016), в Карнеги-холле в Нью-Йорке (2020), а в сентябре этого года - в Московского концертном зале "Зарядье".

    Поделиться