19.12.2022 19:16
    Поделиться

    Будет ли господдержка замены лифтов в жилых домах, не станут ли они менее безопасными из-за санкций, обсудили на круглом столе в "РГ"

    Может ли часть лифтов остановиться из-за санкций?
    Будет ли господдержка замены лифтов в жилых домах, не станут ли они менее безопасными из-за санкций и в каких регионах проблема изношенных лифтов стоит наиболее остро, обсудили на круглом столе в "Российской газете" представители Минстроя России, Ростехнадзора, Госдумы и отраслевого сообщества.
    Антон Денисов/РИА Новости

    К 2025 году по техрегламенту ЕАЭС нужно заменить лифты, отработавшие больше четверти века. Сколько таких осталось и удастся ли это сделать?

    Светлана Разворотнева, зампредседателя Комитета Госдумы по строительству и ЖКХ: До 15 февраля 2025 года необходимо заменить 93,6 тысячи лифтов. Но если посмотреть сейчас на планы регионов по капитальному ремонту, мы увидим, что по 79 субъектам запланированы в краткосрочных программах только 45,8 тысячи лифтов. Это чуть меньше половины от того объема, который необходимо заменить.

    Проблема усугубляется еще и тем, что значительное количество изношенных лифтов - почти 41 тысяча - находится в домах, которые собирают средства на капремонт на специальных счетах. Здесь ситуация достаточно безнадежная. Потому что денег, как правило, на спецсчетах на эти работы недостаточно, занять негде, кредит взять невозможно, а стоимость лифтов в последние два года существенно выросла. Перспектива замены лифтов к 2025 году достаточно проблематична.

    Ольга Шарова, директор Департамента стратегических проектов Минстроя: Минстрой понимает потребность в дополнительном финансировании. Эти вопросы мы неоднократно озвучивали на федеральном уровне. При формировании бюджета на 2023-2025 годы мы заявляли порядка 58 млрд на софинансирование указанных работ. Однако наши предложения поддержаны не были, положительное решение пока не принято. Но мы этот вопрос держим на контроле и в процессе исполнения федерального бюджета будем его дополнительно озвучивать. Надеемся на положительное решение.

    Программы капремонта реализуются в том числе при софинансировании из региональных бюджетов. И в текущем году 24 региона софинансируют эти мероприятия, направляя на это порядка 9,450 млрд рублей. Из федерального бюджета было выделено в 2021 году дополнительно 750 миллионов рублей. С денежными средствами фонда ЖКХ общая сумма господдержки составила более миллиарда рублей. Более двух тысяч лифтов уже заменено в 25 регионах с использованием этих средств. Вопрос держим на контроле.

    Кто и как сейчас контролирует безопасность лифтов?

    Александр Жемойдиков, начальник отдела надзора за подъемными сооружениями Ростехнадзора: С июля прошлого года у нас нет полномочий по контролю за безопасностью лифтов. Но в Госдуме приняли законопроект, который вернет нам с марта следующего года полномочия по надзору за техрегламентами и правилами. Будут внеплановые проверки, различные другие мероприятия.

    До марта 2023 года мы являемся полномочным органом по вводу лифта в эксплуатацию после замены. Где-то по 30% лифтов есть определенные замечания. Полномочий следить ни за правилами, ни за техническим регламентом у нас сейчас нет. Но в случае организации проверок прокуратурой Ростехнадзор принимает в них участие.

    С точки зрения представителей отрасли, как сейчас налажен контроль за работой лифтов?

    Алексей Захаров, первый вице-президент Национального лифтового союза: Как только нам в 2017 году удалось добиться введения правил по содержанию и использованию лифтов, тут же со всех сторон стала выявляться негативная информация. В 2017 году был рост, и в 2018-м был пик выявленных несчастных случаев, 21 смертельный случай. По мере подключения Ростехнадзора к контролю, к надзору, введения процедуры оценки квалификации персонала количество несчастных случаев стало снижаться. Но как только в 2021 году Ростехнадзор утрачивает полномочия, снижение количества несчастных случаев замедляется.

    Когда будет введен надзор со стороны государственного органа - не так важно, чтобы он был плановый, чтобы эксперт ходил к каждому владельцу. Важно понимание неотвратимости: что в случае, если что-то произойдет, виновность ваша будет определена, если вы не выполнили правила.

    То же самое могу сказать и по поводу ввода лифта в эксплуатацию. За прошедшие несколько лет контрольный осмотр инспектором, выход на лифт свою главную роль сыграли. У меня нет сейчас информации о каких-то вопиющих случаях - что лифт оформлялся на бумаге уже готовым, а на самом деле еще не был заменен и установлен.

    В КоАП есть статья об ответственности за нарушение правил. В сложном случае, когда не выполняются предписания, подвергаются опасности жизнь и здоровье пользователей, а лифт продолжает эксплуатироваться, предусмотрено достаточно серьезное наказание - штраф до 350 тысяч рублей на владельца или приостановка деятельности.

    Инфографика "РГ"/ Леонид Кулешов / Марина Трубилина

    Принятого закона о возвращении надзора с марта достаточно? Или нужны какие-то еще поправки в законы, постановления?

    Светлана Разворотнева: Одна из существенных проблем - это эксплуатация лифта. Лифт - часть общедомового имущества, содержать который должны собственники. Если лифт требует текущего ремонта (а не замены), а в тарифе на содержание и ремонт дома отсутствуют на это средства, то по закону собственники должны принять решение и скинуться. В подавляющем большинстве случаев такие решения собственники не принимают и средства на проведение внеплановых ремонтных работ отсутствуют. Это касается не только лифтов. Здесь нужно в будущем принимать какие-то системные, глобальные решения.

    Мы на площадке комитета прорабатываем идею о том, что нужно отделять статью "содержание общего имущества" от статьи "текущий ремонт". И по текущему ремонту собственникам необходимо принимать решение каждый раз как бы специально и с открытыми глазами - им должен быть предоставлен расчет, деньги должны перечисляться только после того, как работы будут сделаны.

    Что касается платы за содержание общего имущества, в том числе лифтов, то это должны быть регулируемые государством величины. Лифт - это безопасность. И те работы, которые обеспечивают безопасность в доме, должны быть обязательно оплачены. Сколько это стоит, должна определить методика минстроя.

    Сейчас эти затраты занижаются?

    Светлана Разворотнева: Сейчас, как правило, выбирают компанию, которая берет меньше. Не факт, что она реально производит работы даже по техобслуживанию и осмотрам, не говоря уже о случаях, когда сломался лифт. К сожалению, много таких случаев в новостройках. Новые большие дома, у которых пятилетний гарантийный срок прошел - и лифты начинают ломаться. Это очень серьезные суммы. Кроме как из кармана собственника средства на ремонт взять неоткуда.

    Алексей Захаров: Вы правильно говорите: берут того, кто подешевле. Но на 99% уверен, что эти компании не встали на учет в Ростехнадзоре, не имеют квалифицированного персонала. Именно государственный контроль, чтобы на рынке таких компаний не осталось, позволит избежать рисков и опасностей в проведении некачественного ремонта.

    При обслуживании очень большая головная боль - хотя бы минимальный уровень трудозатрат по обслуживанию лифта. Этот вопрос мы уже поднимали на совещании в минстрое два года назад, и, насколько я знаю, там ведутся работы по определению трудозатрат при монтаже лифта.

    Как в этом году идет замена лифтов?

    Анна Мамонова, исполнительный директор Ассоциации региональных операторов капремонта: Около 52% лифтов, требующих замены до 2025 года, не включены в региональные программы по капитальному ремонту. Из них порядка 60% - это лифты в домах, где фонд капремонта копится на специальном счете. Если собственники дома на спецсчете не видят или не знают, что подошел срок эксплуатации лифта и он требует замены, то они на этом не акцентируют внимание при распределении средств на работы по капитальному ремонту.

    Сейчас мы призываем все регионы сосредоточиться на замене лифтов в домах, где выбран способ формирования фонда капремонта - спецсчет, и включить лифты в таких домах в ближайшие годы реализации региональной программы капремонта, обозначив жителям жесткую необходимость обратить внимание на эту тему.

    В этом году по сравнению с предыдущими годами произошло небольшое снижение количества замененных лифтов, что привело к уменьшению загрузки заводов-производителей, монтажных организаций и т.д. Падение оборотов связано, в первую очередь, с ростом стоимости лифтов с 2,6 млн рублей в прошлом году до 3,1 млн в нынешнем.

    Если лифт, отработавший 25 лет, к 2025 году не будет заменен, владелец под угрозой штрафа должен прекратить его эксплуатацию

    Есть ли какие-то варианты господдержки жителей?

    Анна Мамонова: В этом году по стране было заменено около 8 тысяч лифтов. Из них 7700 у региональных операторов, остальные на спецсчетах. Домам на спецсчетах сложнее собрать необходимую сумму на замену лифтов. Если это, например, девятиэтажная "свечка", у которой в среднем накопления около двух миллионов, то, вероятно, свои два лифта они смогут заменить в ближайшее время. Если это многоподъездный дом, накопить самостоятельно им будет достаточно сложно даже на первый аванс.

    Схемы поддержки существуют во многих субъектах, и в некоторых из них они направлены на поддержание капремонта в домах на специальных счетах. Как правило, помогать "спецсчетчикам" начинают те регионы, которые проблему по замене лифтов у регоператора уже решили. Чтобы всем валом они не перешли в "общий котел", такие регионы, например, Свердловская область, уже порядка двух лет реализуют программу поддержки спецсчетов: помогают и организационно, и методологически, и финансово.

    На федеральном уровне поддержка по схеме факторинга получила очень хороший отклик. Схема уже отработана с разными факторинговыми компаниями и крупными банками. Она дает возможность фактически рассрочки до семи лет для собственников. Остается решить вопрос федеральной финансовой поддержки. Конечно, это было бы большим подспорьем субъектам, которые сейчас нуждаются в огромных объемах замены лифтов. К примеру, из-за исторических особенностей городов самая серьезная проблема, наверное, в Поволжье. Объем замены там колоссальный.

    Успеем ли мы заменить такое количество лифтов до 2025 года?

    Петр Харламов, гендиректор Ассоциации "Российское лифтовое объединение", ответственный секретарь Комиссии по лифтовому хозяйству Общественного совета при Минстрое:

    Сами собственники средств на замену лифтов не накопили. Здесь мы апеллируем к бюджетному субсидированию. Обязательна нужна господдержка. Минфин говорит, что денег нет, но все же мы рассчитываем, что в следующем году будет это субсидирование, в том числе с применением механизма факторинга.

    Мы недавно провели вебинар совместно с минстроем и с субъектами по проблеме замены лифтов на специальных счетах. В отсутствие господдержки пока предлагаем несколько вариантов рассрочки до пяти лет. Пытаемся за счет подрядчиков, производителей лифтов и монтажных организаций такую рассрочку осуществить. Вся информация по рассрочке находится на сайте Российского лифтового объединения.

    В нынешнем году проведено в два раза меньше аукционов на замену лифтов, чем в прошлом году. Особое внимание рекомендуется уделить Удмуртии и Ярославской области, где вообще не было аукционов.

    Если лифты до 2025 года не будут заменены, они должны быть остановлены. Нельзя допускать такую ситуацию, она очень социально значимая.

    Некоторые федеральные органы власти предлагают сдвинуть срок техрегламента. Но если мы начнем сроки переносить, то некоторые субъекты не будут этой работой заниматься и в следующем году. Наглядный пример - Удмуртия. К 2025 году там надо заменить 2398 лифтов, это порядка 60% от общего количества лифтов в эксплуатации. Но в этом году проблеме не уделяется внимание в Удмуртии, также как и в Ярославской области.

    Достаточно ли лифтов выпускают российские производители?

    Петр Харламов: Производственные мощности наших производителей позволяют осуществлять работу по замене, по обновлению лифтового парка в стране и поставлять лифты в новостройки. Наши производители делают лифты со скоростью до 2,5 метра в секунду и высотой примерно до 30 остановок - 110 метров. Это достаточно, чтобы покрыть наши новостройки.

    Если мы говорим о высокоскоростных и высотных лифтах, то пока мы не можем обойтись без импорта. Здесь на рынке присутствуют китайские и турецкие производители. И тут есть некий тревожный момент в том плане, что в их стране сроки эксплуатации лифтов намного меньше, чем 25 лет - например, в Китае от 10 до 15 лет. Эта техника не рассчитана на длительный срок эксплуатации и по качеству может не соответствовать нашим стандартам. Мы здесь очень осторожно подходим к импорту.

    Полностью импортозависимая позиция - частотные преобразователи. Они делают более плавным движение кабины, открывание и закрывание дверей. Также станции управления - микроэлектроника, чипы, контроллеры, процессоры. Без них мы не можем свою станцию управления лифтом производить. Пока мы вынуждены приобретать их в Китае, Турции, на Тайване.

    Есть ли шансы на бюджетное финансирование?

    Ольга Шарова: Знаем эту проблему и будем ее решать. Механизм факторинга действительно очень востребованный. Особенно в части спецсчетов. Мы сейчас его активно внедряем с регионами, прорабатываем этот вопрос. Федеральные средства были бы очень уместны.

    Сколько лифтов выпускают российские производители?

    Петр Харламов: Наши производители готовы участвовать в программе замены лифтов и могут закрыть все потребности, нам на подмогу приходят белорусские партнеры. Мы в прошлом году по программе капремонта поменяли 18 тысяч лифтов, рассчитывали, что в этом году выйдем на рубеж 20 тысяч лифтов. Но, к сожалению, темпы резко упали.

    В первую очередь, мы ориентируемся на прогнозы минстроя. Там отмечалось, что в следующем году планируется замена 12 тысяч лифтов, в 2024 году - 10 тысяч лифтов. Надеемся, что с 2025 года начнется увеличение. По крайней мере, до 2030 года мы хотели бы выйти "в ноль" - догнать ту цифру, которая у нас с каждым годом накапливается. Каждый год еще добавляется примерно по 10 тысяч лифтов, у которых заканчивается срок службы.

    Основные наши пять производителей готовы делать свыше 5 тысяч лифтов в год. Уже есть и средние предприятия, которые выпускают свыше 500 лифтов в год.

    Если до февраля 2025 года надо заменить 93 тысячи лифтов, наши производители могут как-то мобилизоваться и выпустить в следующем году 45 тысяч?

    Петр Харламов: Мы очень сомневаемся, что такие задачи будут перед нами поставлены в следующем году. Будут ли выделены такие средства из государственного бюджета хотя бы для программы факторинга?

    Весной производство лифтов упало вдвое. Это было связано только с тем, что спрос уменьшился, или с дефицитом импортных запчастей?

    Петр Харламов: С января по август было изготовлено 13,3 тысячи лифтов, это 61,4% к прошлому году, то есть снижение на 40%. Мы предполагаем, что, конечно, это в первую очередь связано с ростом стоимости лифтов. С прошлого года начался очень резкий рост цен на металл.

    В связи с уходом с рынка иностранных производителей есть затруднения с логистикой, с поставкой комплектующих. Но еще с февраля наши производители начали прорабатывать эти вопросы, предполагать, какие самые узкие места у нас могут быть. В основном это связано с микроэлектроникой и частотными преобразователями. С другими позициями наши производители справляются. Они находят другие пути, других поставщиков.

    Есть надежда, что мы свои чипы начнем делать?

    Петр Харламов: Тут вопрос к правительству. У нас есть предприятия в Зеленограде, где их делают, и довольно качественные. Другое дело, что цена у них очень высокая. Когда будет большой объем выпуска этих изделий, у них цена будет меньше.

    А что со скоростными лифтами? Будем их выпускать?

    Петр Харламов: Скоростные лифты свыше 2,5 метра в секунду у нас производят в Челябинской области и Екатеринбурге, они готовы уже делать вплоть до 9 метров в секунду. Есть проекты, куда такие лифты поставили, и они работают. Но это закрытые объекты министерства обороны. Здесь нужно два-три года, чтобы привести эти "пилоты" в жилье.

    В ближайшее время, думаю, дружественные страны нам помогут. Китайские и турецкие производители с удовольствием нам эти лифты предложат.

    Если не получится заменить лифты к февралю 2025 года, их одномоментно отключат и люди будут ходить пешком?

    Петр Харламов: Мы надеемся, что их не отключат, хотя такая возможность у Ростехнадзора есть. Это вопрос социальной значимости.

    Александр Жемойдиков: Ростехнадзор не может отключить лифты, мы можем только выдать предписание, что лифт не соответствует требованиям. В правилах написано, что при выявлении нарушений владелец должен приостановить эксплуатацию лифта до устранения нарушений.

    А штрафовать владельца вы можете, если он этого не сделал?

    Александр Жемойдиков: Штрафовать - да, когда будут полномочия.

    Алексей Захаров: Эта проблема сейчас очень актуальна. Наверное, будет обсуждаться вопрос о том, как разработать процедуру принуждения владельца к остановке опасного лифта.

    Надо отдавать себе отчет, что 2025 год - нереальный срок для замены всех изношенных лифтов.

    Есть, конечно, выход из положения: в законе написано, что лифт должен быть приведен в соответствие с техрегламентом. Но с нашими лифтами это практически невозможно, придется менять очень большое количество крупных узлов. С иностранными лифтами в ряде случаев этот вопрос можно решить путем установки дополнительного оборудования или модернизации.

    Соответственно, другого выхода нет. По закону по окончании срока службы запрещена эксплуатация.

    Нет вероятности, что из-за санкций лифты будут выпускаться в более простой комплектации, без каких-то функций?

    Петр Харламов: У нас были стандарты, ГОСТы, по которым делали лифты, от 2010 года. Мы этот стандарт пересмотрели, гармонизировали с европейскими нормами и требованиями и сделали его на уровень выше. В стандарте от 2016 года, по которому сейчас необходимо изготавливать лифты, значительные требования к узлам безопасности лифта. Но есть сложности - там комплектующие импортные, которые сейчас невозможно получить из-за рубежа.

    93,6 тысячи лифтов нужно заменить в ближайшие два года

    Поэтому одно из предложений было продлить стандарт от 2010 года, чтобы делать лифты по тем "устаревшим" стандартам. Но не все профессиональное лифтовое сообщество поддерживает это. Необходимо как-то решить вопрос с поставками нужных узлов. Мы занимаемся этой проблемой. Тут надо соблюсти баланс всех интересов. С одной стороны, чтобы лифт не сильно увеличился в цене. С другой стороны, требования к безопасности - это приоритет.

    Алексей Захаров: Мы привыкли к комфорту, когда лифты без машинного помещения, с частотными регуляторами, с безредукторной лебедкой. Такой лифт идет более плавно, более точно останавливается, экономит электроэнергию. Но при этом ничто в нормативном плане не мешает использовать лифты без этого. Принципиально на безопасность нынешние трудности влиять не будут. На комфорт - возможно, да.

    На базовый пакет устройств безопасности покушаться никто не будет и никто не даст. Тем более что лифты испытываются каждый год на предмет срабатывания всех систем и устройств безопасности. Это по закону, это никто не отменяет, и на это никто не покушается. Сильно бояться не стоит.

    Поделиться