22.12.2022 21:04
    Поделиться

    Пушкинский музей представил новую выставку "Всеобщий язык"

    Новый проект Пушкинского музея вырос из мифа о Вавилонской башне и серии офортов Франсиско Гойя, которую художник собирался назвать "Всеобщий язык".

    Художник, рисуя себя спящим, окруженным в ночи летучими мышами, совой, рысью, судя по названию серии, мечтал об общем языке человечества. Подпись под рисунком поясняла: "Автор спит. Его единственное желание состоит в том, чтобы стереть с лица земли пагубные суеверия и с помощью этого фантастического творения подготовить основу для торжества истины". Из этого рисунка беспокойного сна вырос офорт "Сон разума рождает чудовищ", вошедший в знаменитую серию "Капричос". Для кураторов выставки (Татьяны Горяевой, Александры Даниловой, Марии Тиминой) точкой опоры стал первоначальный замысел Гойи.

    Колоннада "Благопожеланий" - зримая ось проекта, "связующая нить" меж залом, где развертывается история Вавилонской башни, и Белым залом, где проклятие разноязыкого мира оборачивается щедрым даром многообразия, богатства культур. Колоннада ведет нас от одного полюса к другому. Рассказ о Вавилонской башне начинается с образов зиккуратов, продолжается проектами Дворца Советов, строительство которого закончилось котлованом бассейна "Москва". На другом полюсе - Белый зал, где живет шелест языков исчезнувших и живущих цивилизаций.

    Фото: Олеся Курпяева/ РГ

    Но ось ещи и полупроводник, переводящий трагедию непонимания в "разрядку" диалога.

    "На разрушение Вавилонской башни человечество ответило изобретением письменности", - заметила на открытии Наталья Самойленко, советник директора РГБ. Неудивительно, что главным героем проекта "Всеобщий язык" стал человек пишущий. Он мог новгородским купцом или бургомистром Любека, сообщавшим Годунову в 1603-м, что пять учеников из России поступили в школу. Петр I еще не родился, а умница Годунов уже налаживал связи с "заморскими городами". Этот мудрец мог арабской вязью переписывать священный Коран. Или - составлять перевод Библии на девять языков, как делал английский редактор Брайан Уолтон в Лондонской Полиглоте XVII века. Разные цели, адресаты и ситуации определяли и стиль, и оформление письма.

    Фото: Олеся Курпяева/ РГ

    Безбрежность темы искупается строгостью структуры проекта и ясностью посыла. О том, как он формировался, рассказывает Татьяна Горяева.

    Выставка похожа на безбрежный гипертекст...

    Татьяна Горяева: Мы хотели представить хор голосов, оставивших след в текстах, культуре, памятниках. В мире более семи тысячах языков. Не все языки обладают письменностью, но именно письменность является гарантом сохранения языка. Мы показываем на выставке, с одной стороны, богатство многоязычия и роль письменности в развитии человеческой цивилизации, с другой - различные формы коммуникации, запечатленные в произведениях искусства, книгах и манускриптах на десятках языков. Самым сложным было сделать выбор из богатства, которое сосредоточено в российских музеях, библиотеках, архивах, в том числе собраниях академических институтов, частных фондах... Поделиться этим открытием со зрителями - одна из задач выставки. Но главная цель, конечно, - напомнить о роскоши человеческого общения. О чуде понимания друг друга.

    Сегодня оно и правда выглядит чудом.

    Татьяна Горяева: Именно поэтому для нас важно было показать, как люди разных эпох общались, ежедневно договариваясь, обмениваясь приветствиями и пожеланиями, как решались проблемы между государствами. Люди везли товар, отправлялись в паломничество, искали новые плодородные земли. При встрече с народами, говорившими на незнакомых наречиях, особенно важны были доброжелательность и поиск общего языка. Нередко путешествия к далеким берегам носили дипломатический характер. Поэтому разделы "Мир многоликий и многоязыкий" и "Священные книги" дополняют и "Повседневные договоренности", "Благопожелания", и "Дипломатия", и "Путешествия".

    Свидетельства ушедших цивилизаций позволяют нам в зеркале прошлого узнать себя, понять, что люди, несмотря на различие культурного опыта, традиций, языков, очень по- хожи. И это помогало договариваться, устанавливать контакт.

    Кроме того, хотя финансовая документация варьируется в разные времена, она фиксирует социальные отношения. Акты, договоры, долговые расписки, "супружеские трактаты" со списками подарков и приданого дают возможность "изнутри" стереоскопично увидеть жизнь народов, сословий, отдельных семей...

    Фото: Олеся Курпяева/ РГ

    И государств, наверное?

    Татьяна Горяева: Разумеется. Дипломатия - важная тема в этом проекте. Мы показываем договоры между государствами. Например, Нерчинский договор с Китаем, Симодский трактат - первый дипломатический и торговый договор с Японией, подписанный в 1855 году.

    На разрушение Вавилонской башни человечество ответило изобретением письменности

    Особый сюжет - "портреты" ярких персоналий в истории дипломатии. Главными героями тут стали Питер Пауль Рубенс, Федор Тютчев, князь Григорий Гагарин. Их отличали обаяние, умение общаться, высокая культура речи, владение языками. Мы показываем картины и гравюры по картинам Рубенса, рукописи Тютчева, альбомы рисунков Григория Гагарина.

    Путешествия и дипмиссии, похоже, на выставке не так уж далеки друг от друга...

    Татьяна Горяева: ... И от научных экспедиций. Мы впервые показываем часть коллекции, которую собрали Николай Гумилев и его спутник Николай Сверчков во время экспедиции в Абиссинию. Рядом с автографами африканского цикла Гумилева - предметы обихода, рисунки, фотографии, привезенные им из труднейшей поездки в Африку. Показываем редчайшее издание сборника "Шатер", напечатанного в Севастополе в 1921 году и сохранившегося в РГБ. Путешествие, открытие мира было для Гумилева основой творчества. Он задумывал цикл "География в стихах".

    Фото: Олеся Курпяева/ РГ

    Можно ли считать, что эта выставка - пролог к будущим проектам, которые планируются в "Доме текста"?

    Татьяна Горяева: Скорее наоборот. Выставка вобрала многие из идей, которые обдумывали для "Дома текста". Мы уже мечтаем о новых образах и темах. Искусство, все виды творчества, не имеют ни национальных границ, ни языковых преград, и создают единое поле духовного единения между людьми. Искусство играет огромную роль в человеческом общении и поиске общего языка, в том, что Пастернак называл стремлением "пробиться друг к другу".

    Фото: Олеся Курпяева/ РГ
    Кстати

    Библия на 9 языках

    В Центре восточной литературы в РГБ хранится Лондонская Полиглота, переизданная в XIX веке. Лондонская Полиглота (1654-1657) позволяет сопоставлять библейский текст построчно с переводами на девять языков, что важно и для исследователей текста, и для обучения языкам. Написанные и напечатанные в середине XVII века, шесть томов этой книги предлагали построчный перевод на каждом развороте. В том числе на арамейском, арабском, эфиопском, сирийском, персидском, не говоря уж об иврите, древнегреческом, латыни... Издание финансировалось по подписке и стало первым изданием, тираж которого был раскуплен до выхода в свет.