20.01.2023 03:00
    Рубрика:

    Китай и страны арабского мира выразили свое неприятие политизации внешнеэкономической деятельности

    В череде саммитов Китая со странами арабского мира выражение "взаимное уважение" стало чуть ли не самым повторяемым.
    Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман аль Сауд (справа) перед началом неформального диалога лидеров стран - участниц АТЭС с гостями страны-председателя на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества в Бангкоке. / РИА Новости
    Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман аль Сауд (справа) перед началом неформального диалога лидеров стран - участниц АТЭС с гостями страны-председателя на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества в Бангкоке. / РИА Новости

    Участники встреч в верхах заверяли друг друга во взаимном уважении суверенитета и территориальной целостности, социального устройства и выбранных путей развития, невмешательстве во внутренние дела и поддержке коренных интересов стороны-партнера. Арабский мир поддержал принцип "одного Китая", а КНР выступила категорически против исламофобии и попыток увязывать терроризм с этническими или религиозными группами.

    Повторение мантры о взаимном уважении не случайно: так Китай и страны арабского мира выразили свое неприятие тенденции к политизации ВЭД, которая вставляет палки в колеса глобальному сотрудничеству и грозит возвращением к блоковой модели времен холодной войны. Поддержав друг друга по основным политическим вопросам, КНР и ее арабские партнеры сосредоточились на экономическом взаимодействии, которое несет выгоды всем сторонам.

    Фото: Медиакорпорация Китая

    Основной принцип взаимодействия КНР с арабскими странами был сформулирован еще десятилетие назад. Это "нефть-кредиты-строительство". Китай заинтересован в сотрудничестве с Ближним Востоком для обеспечения национальной энергетической безопасности и выхода на более широкие рынки, в том числе африканские. В свою очередь арабский мир заинтересован в привлечении китайского капитала для развития инфраструктуры и промышленности.

    С 1993 года, когда КНР стала нетто-импортером нефти, страны Ближнего Востока неизменно обеспечивали более 50 процентов поставок "черного золота" в Китай. Для КНР это стратегически важно, ведь страна обеспечивает порядка 73 процентов национального потребления нефти именно за счет импорта.

    Прорывом недавних саммитов стало решение о переходе на расчеты в китайской валюте при поставках арабских нефти и газа в КНР. Тем самым Китай, с одной стороны, уходит от долларовой зависимости в закупках энергоносителей. Ранее важным шагом в этом направлении стала договоренность о переходе на нацвалюты при поставках российского газа в КНР. С другой стороны, повышается право голоса КНР в определении цен на импортные энергоносители: цены на арабскую нефть будут частично определяться торгами на Шанхайской бирже. Кроме того, расширение доли юаня в международной торговле энергоносителями повысит международный статус китайской валюты. Наблюдатели считают, что не за горами восход "нефтеюаня", который отчасти придет на смену "нефтедоллару".

    Ожидается, что юани будут более активно использоваться и в торгово-инвестиционных сделках между КНР и ее арабскими партнерами, которые активно подключаются к китайской интеграционной инициативе "Одного пояса и одного пути". Арабские страны стали важным плацдармом для дальнейшего расширения географии этой инициативы, в том числе на Черный континент. Примером тому опыт экономической зоны Суэцкого канала в Египте, где китайский капитал является крупнейшим иностранным инвестором. Через Суэцкую зону КНР наладила беспошлинную торговлю с 26 странами Африки. Произведенные там китайские товары идут на африканский рынок под маркой "сделано в Египте". Производство китайских товаров в Суэцкой зоне позволяет экспортировать их без каких-либо таможенных сборов в десятки стран Черного континента, с которыми у Египта подписаны соглашения о беспошлинной торговле.

    Следующим шагом в таком взаимодействии, как ожидается, станет создание зоны свободной торговли между КНР и странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Соответствующие переговоры стороны ведут с 2004 года; по последним сообщениям, скоро на них будет достигнут "существенный прогресс".

    Фото: Медиакорпорация Китая

    Бенефициаром такого сотрудничества является не только КНР, но и ее арабские партнеры, которые получают от Китая ощутимую поддержку для своего развития. Так, в 2016 году КНР выделила три кредитных линии общим объемом 35 млрд долларов на развитие инфраструктуры и производства в странах арабского мира. Также был создан фонд еще на 20 миллиардов долларов между КНР, ОАЭ и Катаром для инвестиций в традиционную энергетику, производство и инфраструктуру. В 2018 году Китай выделил арабским странам дополнительную кредитную линию на 20 миллиардов долларов для экономического восстановления через индустриализацию. Можно ожидать, что в ближайшие 3-5 лет Китай расширит финансирование арабского развития.

    Фото: Медиакорпорация Китая

    На недавно состоявшихся саммитах председатель КНР заявил о продвижении восьми проектов взаимодействия в области продовольственной, энергетической и санитарной безопасности, гуманитарного обмена, технологического сотрудничества, в том числе в сферах связи нового поколения, космоса, новой энергетики.