24.01.2023 18:34
    Рубрика:

    Михаил Швыдкой: Россия начиная с XVIII века играла важную роль в борьбе сербов за независимость

    76 процентов сербов поддерживают современную Россию и с любовью относятся к русским - эти цифры взяты из недавнего социологического исследования, которое делали американцы, а они вряд ли стремились приукрасить действительность. И хотя мне не раз приходилось слышать об "иррациональной любви" сербов к русским, в ней есть и немало рационально объяснимых мотивов, которые, впрочем, не стоит считать излишне прагматичными.
    Аркадий Колыбалов/РГ
    Аркадий Колыбалов/РГ

    Российская империя начиная со второй половины ХVIII столетия играла важнейшую роль в борьбе сербов за независимость. Так было в ХIХ веке, когда после русско-турецкой войны 1806-1812 годов сербы получили автономию в рамках Оттоманской империи, а после русско-турецкой войны 1877-1878 годов обрели независимость. Так было и в ХХ веке, когда Россия вступила в Первую мировую войну, желая защитить сербов от произвола Вены. Общая борьба с нацизмом во время Второй мировой войны, освобождение Белграда советскими войсками - все это сохраняется в памяти сербов. Как и то, что именно Россия резко выступила против натовских бомбежек Югославии. И эти исторические вехи оказываются более важными, чем неприязнь между Сталиным и Броз Тито, которая привела к серьезному охлаждению между СССР и Югославией.

    Россия начиная с XVIII века играла важную роль в борьбе сербов за независимость

    Замечу, что в сегодняшней Сербии бытует далеко неоднозначное отношение к внутренней политике лидера югославских коммунистов, который создавал страну по национально-территориальному принципу. Это, по мнению некоторых моих собеседников, привело к тому, что в Социалистической Федеративной Республике Югославия немало сербов оказалось за пределами собственно Сербии - при распаде СФРЮ это обернулось межэтническими конфликтами, в которых они оказались пострадавшей стороной. Нечто похожее происходило и при самороспуске СССР - 26 миллионов русских оказалось за пределами Российской Федерации, превратившись в национальное меньшинство со всеми вытекающими.

    И хотя есть люди, которые по-прежнему полагают, будто Иосип Броз Тито строил прежде всего "Великую Сербию", думаю, что сегодня они в меньшинстве. Обострившиеся национальные противоречия, вызвавшие, как известно, кровавые войны на постюгославском пространстве в 1990-е годы, даже после их завершения оставили свой след в национальном сознании. А проблема признания или непризнания Косово приобрела поистине экзистенциальный характер. В самом центре Белграда ты сталкиваешься с огромной растяжкой вдоль стены здания Министерства иностранных дел: "Сербия без Косово и Метохии все равно, что человек без сердца". Так думает большинство сербов, и руководство страны не может не считаться с этим, какое бы давление ни оказывали лидеры западных стран. И в этом вопросе сербам близка позиция России.

    Здание сербского МИД проектировал Николай Петрович Краснов, которого в некоторых источниках называют "ялтинским Гауди". Он долго работал главным архитектором Ялты, вошел в историю русской архитектуры как создатель Ливадийского дворца, летней резиденции императорской семьи. Наряду с Василием Федоровичем Баумгартеном, который прославился проектами Генерального штаба армии и флота Королевства Югославия, здания "Русского дома" и многими другими, Н. П. Краснов формировал архитектурный облик югославской страницы. Вообще, первая русская эмиграция, в том числе и военная под командованием Петра Николаевича Врангеля, оказала большое влияние на развитие югославского общества, на формирование армии, науки, культуры.

    Важнейший символ российско-сербского единения - храм Святого Саввы

    Потребность в сотрудничестве не исчезла и по сей день. Важнейший символ российско-сербского единения - храм Святого Саввы, в создании мозаичного убранства которого вместе с сербами работали русские мастера под руководством Николая Мухина. При поддержке российской "Газпром нефти" они создали 15 тысяч квадратных метров мозаики, украсившей самою большую православную церковь на Балканах. Настоятель храма Святого Саввы епископ ремезианский Стефан считает эту работу настоящим духовным сотрудническим подвигом - такое не сделаешь в одиночку.

    В нынешнем году в Сербии отмечают 100-летие сербского балета. У его истоков также стояли русские хореографы и педагоги. Директор Народного театра Сербии Светислав Гонцич представил меня руководителю балетной труппы с символическим именем и фамилией - Анна Павлович. По телефону к нам присоединился директор Большого театра России Владимир Урин, и все вместе мы обсуждали возможность участия российских артистов и педагогов в программе 100-летия балета в Сербии. Так общаться могут только добрые друзья.

    С кем бы мне ни приходилось разговаривать, общая тональность была едина: "Мы хотим и готовы работать с русскими артистами, педагогами, учеными". Руководитель Белградского международного театрального фестиваля Милош Латинович и Мирослав Радонич, директор "Стерийно Позорья", фестиваля национальной драматургии и театра, который проходит в городе Нови Сад, мой старинный друг режиссер Любиша Ристич, сегодня возглавляющий белградский театр КПГТ, равно как и новые знакомые из театра "Мадленианум" и Белградского университета, относятся к сотрудничеству с Россией как к естественному развитию исторической традиции, как к элементу национальной идентичности. При том, что культурно-гуманитарное пространство Сербии многовекторно. Как и в былые времена, Белград, который претендует сегодня на то, чтобы называться столицей Балкан, хочет оставаться городом, где пересекаются культуры разных стран и континентов. Он по-прежнему хочет быть местом встречи людей, которым есть что сказать друг другу.