25.01.2023 15:27
    Рубрика:

    Как обрабатывать землю, чтобы всегда быть с хорошим урожаем

    Минувший год для отечественных растениеводов выдался не совсем обычным: резкое увеличение валовых сборов зерна сказалось на усилении конкуренции между сельхозпроизводителями, что привело к снижению рыночных цен. Эксперты АПК считают, что нынче исторический максимум 2020-го (105 миллионов тонн при средней урожайности 36 центнеров с гектара) повторить вряд ли удастся: при дальнейшем завинчивании санкционных гаек страдать будет экспорт, а значит, придется спешно переходить на другие, высокомаржинальные культуры. Тем не менее продолжать работать на земле не просто качественно, а сверхкачественно необходимо. По мнению ведущего научного сотрудника НИИ сельского хозяйства (НИИСХ) Северного Зауралья Дмитрия Еремина, правильный подход к возделыванию пашни - гарантия продовольственной безопасности страны. О том, какие технологии следует применять и каков аграрный потенциал Тюменской области, ученый рассказал корреспонденту "РГ".
    К каждому полю нужен индивидуальный подход: одним показана отвальная вспашка, другим - "нулевая обработка". / Татьяна Андреева/РГ
    К каждому полю нужен индивидуальный подход: одним показана отвальная вспашка, другим - "нулевая обработка". / Татьяна Андреева/РГ

    Дмитрий Иванович, как нужно возделывать пашню, чтобы она оставалась благосклонной к земледельцу, сохраняла плодородие долгие годы?

    Дмитрий Еремин: Человечество не изобрело ничего за исключением колеса - все остальное подсмотрело у природы. Поэтому, работая на земле, мы должны учитывать условия ее формирования на протяжении тысяч лет. Главное вещество в почве - это гумус, обеспечивающий и плодородие, и урожай. Об этом знают многие. Но немногие слышали, как он образуется. Гумус - разложившиеся в условиях дефицита кислорода растительные остатки. В природе сырьем для него являются только корни отживших свое растений. То есть он не формируется из того, что лежит на поверхности земли. Этот принцип - один из главных при работе с пашней: растительные остатки и органические удобрения должны обязательно оказаться в почве. В качестве доказательства приведу простой пример: ежегодно масса опавшей листвы в лесах может достигать 100 тонн на гектар, но гумусовых веществ в ней крайне мало, потому что никто ее не закопал. Еще одна дилемма: сезонная вспашка усиливает аэрацию верхнего слоя - микробиота активизируется, а минерализация органики, в том числе и гумуса, возрастает многократно. Вроде бы это плохо, ведь запасы гумуса могут "сгореть". Но в то же время выделятся питательные вещества, которые отвечают за урожай сельхозкультур. Сплошные противоречия…

    Что же в таком случае делать? Пахать или не пахать?

    Дмитрий Еремин: Обязательно пахать. На лугах, под которыми формируется чернозем, количество корневых остатков больше, чем где бы то ни было. Чтобы сделать плодородной пашню, то есть накопить и сохранить гумус, нужно вносить в почву органику, хотя бы солому. И не просто по поверхности разбрасывать, а именно запахивать. Минеральные, особенно фосфорные удобрения земле тоже необходимы. Так как они плохо растворяются и перемещаются в слоях почвы, их надо активизировать через пахоту.

    Почва - гарантия продовольственной безопасности планеты. Тем, что можно вырастить гидропонным способом, - ягодами, овощами, - население не накормить

    Вопрос о частоте работ хозяйства должны решать сами, исходя из своей специфики. Оптимальный вариант - отвальная вспашка через два-три года. За время "отдыха" органика и удобрения успевают трансформироваться в гумус. Ежегодная обработка увеличивает аэрацию пахотного слоя, выводит микробы на пик жизнедеятельности: если им не хватит еды, они примутся за гумус. Поэтому такой вариант подходит животноводческим хозяйствам с большой массой отходов. При свободных финансовых средствах можно выращивать, а затем закапывать сидераты - рапс, озимую рожь. Но, чтобы вовремя посеять специальные культуры, которые дадут ценную биомассу, нужно вовремя убрать урожай. Так что для использования сидератов нужно иметь отлаженную организацию труда, достаточный машинно-тракторный парк, сортировально-сушильное оборудование, дополнительные руки. Да, затратно, но окупится стократ. Не устаю повторять: легче предотвратить потерю гумуса, чем вернуть его.

    Сегодня каждое хозяйство самостоятельно выбирает, как ему обходиться с наделами?

    Дмитрий Еремин: Да, но лучше бы в условиях развития технологий делать это вместе с учеными. Есть даже такое понятие - научно обоснованное земледелие. Крестьянин не обязан знать тонкости почвообразования - у него другие заботы. Пусть специалисты соберут информацию и рекомендуют фермеру систему возделывания сельхозкультур, учитывая его возможности и желания.

    Почвенный покров юга Тюменской области неоднородный. Не всем муниципалитетам повезло так, как Исетскому, Заводоуковскому и Омутинскому районам, стоящим на черноземе. В регионе множество хозяйств работают на серых лесных и подзолистых почвах, далеких от идеала. В Бердюжском, Казанском районах - солончаки и солонцы. Притом в Казанке начали подниматься грунтовые воды - есть вероятность, что территория подвергнется еще большему засолению. Только ученые могут разработать технологии улучшения состояния разных почв, помочь фермеру подстроиться под каждый конкретный участок. В НИИСХ Северного Зауралья, например, запустили проект по изучению генетической солеустойчивости новых сортов зерновых и зернобобовых культур. Выведены пшеница, овес и ячмень, способные выдерживать степень засоления, соответствующую южным районам Тюменского региона. Конечно, мы не добьемся результатов, как на черноземе (40-50 центнеров с гектара), но все равно получим урожай, достаточный хотя бы для обеспечения животноводства кормами. Сегодня считается, что если 20 центнеров зерна собрал, то затраты уже окупились, но ведь нужно развиваться дальше.

    А как вы в целом оцениваете культуру земледелия в России?

    Дмитрий Еремин: К сожалению, не могу сказать, что она высокая. Часто приходится видеть, как в ущерб плодородию нарушаются технологические процессы с целью снижения затрат. Да, кто-то выбирает короткий путь: выкачать из участков весь ресурс, а потом продать, чтобы не восстанавливать. Но есть хозяйства, которые наладили контакт с аграрной наукой и стараются придерживаться правил.

    Если бы у нас земля передавалась по наследству, было бы замечательно. Когда отец работает на пашне ответственно и с любовью, он оставляет детям отличное приданое. Плодородная почва - гарантия продовольственной безопасности планеты. Тем, что можно вырастить гидропонным способом - ягодами, овощами, население не накормить. Нужны пшеница, рис, кукуруза. Поэтому полноценное питание может дать только земля, которую правильно возделывают.

    Минеральные удобрения - благо или зло?

    Дмитрий Еремин: Когда их применяют с умом, несомненное благо. Не стоит забывать, что они призваны накормить растения, повысить их продуктивность. Но, прежде чем вносить, нужно изучить, как вещества будут взаимодействовать с посевами, микробами и как потом отразятся на человеке. Когда слышу реплики, что это зло, сразу понимаю: ради пиара на фоне экологических проблем говорит дилетант.

    Не вычерпал ли человек из почвы весь ее ресурс?

    Дмитрий Еремин: При рациональном использовании почвенных ресурсов исчерпать их потенциал практически невозможно. Увы, рациональность сейчас не в тренде. В тренде - гонка за прибылью. При таком подходе часть земель уже выработала свой ресурс и требует незамедлительного восстановления. Если говорить о потенциале Тюменской области, мы используем его на 20 процентов.

    Что можете сказать о технологии No-till?

    Дмитрий Еремин: Почему-то ее позиционируют как иностранную, но в СССР она тоже была и именовалась "нулевой обработкой". В основе простой принцип: посеял - убрал. Со стороны выглядит как моделирование природного процесса. Но я считаю, что эту технологию лоббируют производители ядохимикатов. Там, где минимальное вмешательство в почву, растительные остатки не запахивают - они лежат на поверхности. Вместе с болезнями, вредителями, семенами сорняков. Потому-то при No-till используется огромное количество пестицидов. И какая в таком случае может быть экологизация земледелия?

    При таком методе питательные вещества также остаются в припосевном слое. Давайте посмотрим на примере фосфора: в почве он перемещается максимум на четыре сантиметра. Если мы его разбросаем по поверхности, он проникнет неглубоко и корней, соответственно, не достанет. Только деньги на ветер. Возможно, No-till может оказаться спасением для Поволжья, где дефицит воды. Но в Западной Сибири он неприменим. У нас сейчас в ходу комбинированный подход: первый год - отвальная вспашка, когда плуг переворачивает пласт земли, два года - безотвальная или прямой посев. Вообще работа с землей не терпит шаблонности, потому что каждое поле имеет свой характер.

    Дмитрий Еремин: К сожалению, многие хозяйства выбирают короткий путь: выкачать из участков весь ресурс, а потом продать, чтобы не восстанавливать. Фото: Ирина Никитина/РГ

    Остались ли в почвоведении белые пятна?

    Дмитрий Еремин: Чем больше погружаемся, тем больше неизвестного обнаруживаем. Почва - сложнейшая система, где гармонично увязаны растения и животные, по-разному реагирующие на климат и другие факторы. По моему мнению, эпоха географического почвоведения прошла - наступило время физико-химического и биологического почвоведения. Актуальны направления моделирования почвенных процессов и создания искусственных почв, не уступающих черноземам.

    В Тюменской области 560 тысяч гектаров чернозема и почти два миллиона гектаров луговых почв, очень похожих на чернозем, но отличающихся от него температурным режимом и залеганием грунтовых вод. Считаю, что молодые специалисты должны обратить внимание именно на луга. И вот для чего. Так как юго-западная часть России, еще недавно именовавшаяся житницей, подвергается постепенному осушению из-за изменения климата и бесконечной эксплуатации земли, Западную Сибирь от Уральских гор до Енисея стали рассматривать как потенциальную сельхоззону. Причем с этой точки зрения она интересна и зарубежным странам. Иностранные коллеги говорят, что вскоре мы будем кормить весь континент. Когда новейшие технологии придут в Восточную Сибирь, сельхоззона еще больше увеличится, а пока почвы там слишком бедные. Кстати, без ученых в эту тему лучше не соваться, иначе выйдет как в Казахстане с целиной - специалистов не спросили, обработали традиционными методами, не учтя отсутствие ветровых преград, в итоге с миллиона гектаров полностью сдуло плодородный слой.

    Среди задач на завтра что бы вы еще назвали?

    Дмитрий Еремин: Удивительное дело: наши солонцы не уступают по содержанию гумуса чернозему. Да, они не могут дать богатый урожай из-за большого содержания натрия, но их площадь очень велика, поэтому благодаря подбору технологий, той же химической мелиорации, и специальных растений мы можем успешно с ними работать. Уверен, за эти исследования нам будут благодарны южные регионы, Омская область, Северный Казахстан.

    Необходимо создавать и собственную мощную семеноводческую базу. Новая перспектива - продвижение сельского хозяйства дальше на север. Нынче за Салехардом картошку сажают. Растет, вполне нормальная. Нужно было лишь правильно подобрать питание - добавку для песка и глины. Вырастить овощи на Севере и заложить их сразу на хранение гораздо дешевле, чем доставлять с материка. Якутия просит вывести сорта кормового овса и гороха, которые дадут большую зеленую массу для животноводства. В приоритете - здоровое питание для всех: бета-глюканы позволяют улучшить работу всего организма, несмотря на ухудшение экологии. Так что задач много - развиваться можно в любую сторону, было бы желание и интерес.