06.02.2023 21:32
    Поделиться

    Как остановить и предотвратить травлю детей в школе

    Инцидент в женском туалете нижнетагильской школы, где одна девочка избила другую, попал в поле зрения председателя СК России Александра Бастрыкина. Как и случившееся месяцем ранее происшествие у гардероба нижневартовской школы, когда один мальчик напал на другого с ножом. А сколько таких конфликтов проходят незамеченными общественностью? Прямо сейчас, уверяют специалисты, почти в каждом классе есть ребенок, который страдает от травли - периодически или постоянно.
    Как остановить травлю? Ключевой момент -огласка. А еще важно уметь смотреть обидчику прямо в глаза.
    Как остановить травлю? Ключевой момент -огласка. А еще важно уметь смотреть обидчику прямо в глаза. / shironosov/istock

    О природе буллинга, о том, кто обычно становится агрессором и самое главное - как остановить и предотвратить травлю мы поговорили с доцентом кафедры педагогики и психологии образования УрФУ Рустамом Муслумовым.

    Давайте разберемся, что такое буллинг?

    Рустам Муслумов: Многие думают, что буллинг - просто разновидность конфликта. На самом деле, когда мы говорим про конфликт, там стороны более-менее равны. А вот в случае травли разность сторон настолько велика, настолько очевидна, что ребенок фактически ничего агрессору противопоставить не может. Тот сильнее, больше, обладает большей властью.

    В большинстве случаев ребенок сам ничего в этой ситуации поделать не может. Даже взрослые, которые попадали в ситуацию травли, всегда говорят, что она продолжалась не одну, не две недели - а до тех пор, пока не поступало вмешательство со стороны.

    Какова природа этого явления? Почему начинается травля?

    Рустам Муслумов: Почему нормальные дети, которых любят родители, начинают травить другого ребенка? Ключевая мотивация агрессора - самоутвердиться за счет жертвы. И пока на уровне общественной культуры можно самоутвердиться за счет того, что ты обижаешь слабого, человека, который не в состоянии ничего тебе противопоставить, и при этом большинство тебе поддакивает - мы молчаливым согласием поддерживаем и укрепляем веру агрессора в себя, в его ненаказуемость.

    Есть два способа дружить - за что-то и против чего-то. И первый способ всегда трудоемкий: чтобы дети начали за что-то дружить, стремиться вместе что-то делать, надо приложить усилия. Предлагать какие-то занятия, мероприятия, искать общие интересы. А дружить против кого-то - это просто.

    Дети, которые остались без внешнего педагогического воздействия, находят повод, находят какую-то слабость. И от незанятости и ненаказуемости они, оставшись наедине с собой, ищут развлечение и возможность самоутверждения.

    А кто обычно становится жертвой буллинга?

    Рустам Муслумов: Нет никаких объективных показателей, которые могли бы нам сообщить, что ребенок может столкнуться с ситуацией травли. Я показывал слушателям курса случайную фотографию класса из интернета и просил определить, кого в этом коллективе травят. Появляются догадки - этот мальчик, потому что он толстый, или этот, потому что он рыжий…

    Мы считаем, что травят тех, кто отличается от окружающих. На самом деле, это не так.

    В большинстве случаев это внутренние субъективные показатели, когда мы можем сказать - у этого ребенка есть вероятность подвергнуться буллингу. И прежде всего это самооценка, зависящая от отношения окружающих. То есть ребенок мнительный, который ориентируется на мнение тех, кто вокруг него.

    Второй момент - это более тревожные дети, с тонкой душевной организацией. И третий момент - ребенок непопулярен в классе, у него нет друзей. То есть в ситуации травли не будет человека, который за него заступится.

    Главная цель агрессора - самоутвердиться за счет жертвы, за счет того, кто слабее

    Еще потенциальных жертв буллинга отличает неспособность к зрительному контакту. Есть такой термин - ассертивность. Это синоним уверенности в себе, но если уверенность воспринимается как агрессивное действие, то ассертивность - способность вежливо отстоять свои границы, сказать, что мне что-то не нравится. Так вот, на всех тренингах по развитию ассертивности учат смотреть человеку в глаза. Если агрессор видит, что перед ним не опускают взгляд, он с большей вероятностью отступит.

    В выигрышной позиции также дети, которые более способны к коммуникации, могут отшутиться или сказать: "Мне не нравится, что ты со мной так разговариваешь".

    Как остановить травлю?

    Рустам Муслумов: Воздействие должно идти со стороны взрослых. При этом абсолютно всегда любое учебное заведение, любой учитель, любые родители агрессоров будут конфликтную ситуацию замалчивать. Чтобы про это не сообщили в правоохранительные органы и так далее. Потому что это всегда сор из избы, всегда стыдно, и всегда большой провал в воспитательной работе школы и классного руководителя. Поэтому, как только сомнение возникает, они начинают наперебой говорить: " Да вы что, дети просто играли, не может такого быть, у нас такой хороший класс!"

    И ключевой момент для разрушения флера агрессора - это огласка.

    В тот момент, когда мы начинаем говорить о проблеме, травля всегда пропадает. Единственный способ - сделать так, чтобы общественность вмешивалась.

    Ребенок сам эту ситуацию разрулить не сможет - свою натуру он по волшебству не переделает. Учителя будут склонны замалчивать и до последнего не замечать. Очевидно, основной становится роль родителей?

    Рустам Муслумов: Первый шаг, когда родитель услышал, что его ребенок столкнулся с травлей - надо идти в школу, для начала к классному руководителю. Если классный руководитель не реагирует, то следующий шаг - надо, конечно, идти к директору. Он меньше всего заинтересован в конфликтах и обладает достаточным авторитетом.

    Если и с директором не получается, надо, безусловно, идти дальше - в прокуратуру, в департамент образования. На этой стадии все проблемы решаются на корню, но есть высокая вероятность, что вас и ребенка больше в этой школе не полюбят. Тут остается выбирать - мы защищаем свои интересы и не хотим унижаться, либо мы пытаемся замолчать ситуацию в угоду образовательного коллектива.

    К сожалению, параллельно с родителями, чьих детей несправедливо обижают, есть другая категория - так называемые мнимые жертвы. Их на самом деле не травят, ребята сами в какой-то степени провоцируют других. У них обычно в коллективе роль недовольных. Они претендуют на лидерство, на то, чтобы быть в центре внимания. Жалуются, что на них косо смотрят, учителя ставят плохие оценки, одноклассники не ценят. Зачастую действия таких мнимых жертв обесценивают страдания настоящих. Складывается ощущение, что все они вот такие.

    Как должна вести себя школа?

    Рустам Муслумов: В тот момент, когда в образовательном учреждении складывается тревожная ситуация, нужно сразу обозначить позицию, что травли у нас не будет. Что если это явление только появится, мы сразу начнем с ним бороться.

    Так бывает в школах, где есть система работы с конфликтами, действующая служба медиации. В Свердловской области по документам такая служба регулирования конфликтов есть в каждой школе. Но когда мы непосредственно общаемся с учителями, никто про нее не слышал.

    Учителя говорят, что корни проблем в семье, а разбираться приходится школе…

    Рустам Муслумов: Когда подросток сталкивается с конфликтами, у него часто вообще нет опыта их разрешения. И он держит это в себе и в какой-то момент взрывается, либо пытается решать проблему с помощью кулаков, агрессивных действий - но и то, и другое является неадекватным и неэффективным. Нам нужно научить ребенка решать конфликты, он должен видеть это.

    Не хотелось бы, чтобы это звучало как нападки на родителей, но когда мы говорим, что ребенок подвергается травле, это зачастую означает, что родитель этого ребенка тоже не умеет вести себя уверенно в ситуации конфликтов. Он тоже пытается замолчать, сглаживать углы. В таких семьях говорят: "Мы при ребенке не будем ссориться, давай потом поговорим". И ребенок никогда не видел, как можно разрешить конфликт.

    И как он должен этому научиться? Посмотреть какие-то фильмы? Для зрелищности конфликт в кино должен быть ярким, эмоциональным, с эскалацией. А адекватное, мирное разрешение - люди сидят, разговаривают.

    Недавно в Екатеринбурге обсуждали конфликт учителя с гиперактивным ребенком, который всех задирает, мешает на уроках (из-за чего педагог заклеила ему рот скотчем). Это ведь тоже агрессор, хотя о буллинге речи не идет.

    Рустам Муслумов: С точки зрения психологии у нас три ключевых вида агрессоров, "трудных детей".

    Первый тип - и это типичный буллер - это расторможенный ребенок, который совершает агрессивные действия, просто не подумав. И для него основная проблема - неспособность регулировать свои эмоции. Сделал, сказал, толкнул, не подумав. Для него важно оказываться в центре внимания, он стремится к этому.

    Второй тип - это инструментальный агрессор, который проявляет агрессию, чтобы добиться чего-то. Ему нужна чья-то игрушка, он силой ее забирает. Он мог бы попросить, но отобрать ему быстрее. Возможно, в семье именно так принято, например, его игрушки забирал старший брат. Такого ребенка нужно научить.

    И третий тип - случай наиболее тревожный, но, к счастью, он и встречается реже всего - это ребенок с садистскими наклонностями, который использует физическую агрессию, чтобы внутренне порадоваться, получить удовольствие от того, что другому человеку плохо. Как правило, этот ребенок сталкивался с жестоким обращением, переживает агрессию дома, и он пытается перенести это отношение на другого ребенка.

    Что делать с такими семьями? В идеале, надо договариваться. Но у нас ни дети, ни взрослые договориться не могут. Когда возникает конфликтная ситуация, крайним часто оказывается учитель.

    Поделиться