20.02.2023 10:00
    Поделиться

    Алексей Нечаев: Нужно создать такие условия, чтобы все знали - в России можно реализоваться лучше, чем где-либо в мире

    Лидер партии "Новые люди" Алексей Нечаев рассказал "РГ" об итогах встречи с президентом России Владимиром Путиным, которая прошла на днях в Ново-Огарево. Главными темами беседы стала новая промышленная политика, поддержка национальных производителей, а также перспективы развития новых образовательных программ для молодежи.
    Алексей Нечаев: Нужна новая промышленная политика, а не военизация экономики.
    Алексей Нечаев: Нужна новая промышленная политика, а не военизация экономики. / Игорь Смердов

    Что Вы обсуждали с главой государства, и как он отнесся к Вашим инициативам?

    Алексей Нечаев: Наиболее подробно мы говорили о ситуации в экономике. Последнее время в Госдуме слышны разговоры, что пора вернуться к госплану, регулированию цен, поставить производство на военные рельсы. Мы же в партии "Новые люди" уверены, что, напротив, нужно оставаться на принципах рыночной экономики. Ведь в этом и есть сила сегодняшней России.

    В действительности нужна новая промышленная политика, а не военизация экономики. Мы предлагаем достроить те индустрии, без которых раньше, в глобальном мире, казалось, можно было обойтись. Раньше не было необходимости производить все самим, многие товары с большей выгодой мы закупали за рубежом. Но мир перестал быть глобальным, и теперь лучше иметь все свое. Победить может только сильная независимая Россия с рыночной экономикой и технологической самостоятельностью. Президент эту идею поддерживает и работает сейчас над обеспечением полного суверенитета нашей страны. Ведь Россия это, фактически, отдельная цивилизация.

    В каких отраслях экономики, на Ваш взгляд, нужна донастройка?

    Алексей Нечаев: Россия всегда использовала Запад как сырьевой придаток. Я шучу, конечно, но суть в том, что всю мало и средне-тоннажную химию, например, мы покупали в Европе. И строить свою отрасль не было смысла, ведь делать инвестиции, которые не окупятся, желающих мало. А теперь просто необходимо делать собственную индустрию. Это актуально и в авиастроении, автомобилестроении, в радиоэлектронике. Надо делать ставку на частные компании, поддержать их и субсидировать. Ведь именно они, фактически, выполняют сейчас государственные задачи, обеспечивают экономический суверенитет России и сохраняют рыночную экономику.

    Какие темы еще обсуждали?

    Алексей Нечаев: В продолжение темы активной промышленной политики обсудили вопрос протекционизма. Я рассказал президенту об эксперименте по повышению импортных пошлин для товаров из недружественных государств, который правительство уже начало в декабре прошлого года. Это совместная инициатива "Новых людей", минпромторга и отраслевых ассоциаций. Пока выбрали пять англосаксонских стран - это США, Великобритания, Новая Зеландия, Австралия и Канада и плюс Польша. Запад, наплевав на соглашения ВТО, односторонне повысил пошлины на ввоз российских товаров до 35 процентов, а в ряде отраслей - полностью запретил торговлю и конфисковал активы российских компаний. Предлагаем действовать зеркально, увеличив размер пошлин на ряд импортных товаров с 5 или 15 до 35 процентов.

    Как отреагировал президент?

    Алексей Нечаев: Он внимательно выслушал, идею поддержал, но сделал важное уточнение: такой протекционизм должен быть умным. Нужно действовать аккуратно, не нанеся ущерб этими пошлинами самим себе. Цены на товары в магазинах не должны вырасти, а прилавки не должны опустеть. Нельзя, к примеру, вводить пошлины на то, что мы не производим сами или делаем это в малых объемах.

    Удастся ли избежать разгона инфляции, если ввести такие пошлины?

    Алексей Нечаев: Многие зарубежные поставщики имеют обороты десятки и сотни миллиардов рублей, при этом платят очень мало в бюджет. Почему? Потому что они выводят прибыль разными способами. Например, себестоимость товара - 300 рублей, в Россию его поставляют по сто, платят небольшую пошлину, к примеру, 5 процентов. И потом здесь продают уже по 1500 рублей. Предположим, мы введем пошлину - 35 процентов. Тогда им будет выгоднее отгрузить товар в Россию дешевле, за 500 рублей. То есть, вводя повышенную пошлину, мы будем облагать их прибыль, и компании начнут платить повышенные пошлины, пополняя наш бюджет. Таким образом цены на товары не вырастут.

    Сейчас в Госдуме много желающих раздать деньги из бюджета, а необходимо обратное. И пошлины - это хороший способ пополнить бюджет, не увеличивая давление на российские компании, не увеличивая налоги. Мы предлагаем это давление оказать на компании из недружественных стран.

    На что предлагаете потратить вырученные в результате средства?

    Алексей Нечаев: Часть средств, полученных в виде пошлин, нужно вложить в российскую экономику. Например, в сельском хозяйстве средства от пошлин уже идут на его поддержку. В тех отраслях, где вводим пошлины, деньги будем инвестировать в их развитие. И самые лучшие инвестиции - в рекламу. Российские компании делают хорошие товары - не хуже, чем западные. Но у наших не хватает, так скажем, силы бренда. Они не могут заявить о себе достаточно громко. Конкурируя ценой, компании получают меньшую прибыль, платят меньше налогов и ниже зарплаты сотрудникам. А то, что мы предлагаем, дает поддержку для национальных производителей.

    Кроме того, это добавит денег и в рынок СМИ, у которых сейчас просели доходы, ведь ушло немало западных компаний. Когда Госдума принимала бюджет, были выделены 40 млрд рублей на поддержку СМИ. Можно сделать так, чтобы бюджет направил 30 млрд, а еще 30 млрд принесли национальные компании в виде рекламы.

    Эту тему мы с президентом подробно обсуждали, и он отнесся к этому предложению с интересом.

    Сейчас активно обсуждается тема оттока специалистов за рубеж - особенно молодежи. У вашей партии есть программа по поддержке молодежного предпринимательства "Я в деле". Помогут ли такого рода программы задержать молодежь в России? Какие еще нужны меры?

    Алексей Нечаев: Это не вопрос мер поддержки. Это вопрос создания атмосферы, благоприятного климата в стране. Угрозы о том, что "вы уехали, и вам будет плохо", не помогут. Надо сделать так, чтоб все знали, что в России есть все возможности для самореализации, что здесь можно состояться и жить успешно. И эти возможности лучше, чем где-либо в мире. И в этом мы с президентом тоже солидарны.

    Такие программы, как "Я в деле" - это, конечно, не панацея. Но они помогают создать такую атмосферу. Мы делали исследование, и выяснилось, что более 60 процентов молодых людей хотят иметь свое дело. Молодежь хочет заниматься тем, что ей близко и что поможет заработать. Некоторые ребята, участники нашей программы, раньше хотели уехать, правда, не из страны, а из своего города в Москву, в Санкт-Петербург и другие крупные города. Но как только у них появилось свое дело, команда и интересная среда, такая потребность пропала. И теперь они говорят: "Слушайте, а мы остаемся. Где родился, там и пригодился".

    Я знаю, у Росмолодежи тоже есть подобные программы, которые помогают молодым людям состояться и самореализоваться.

    Мы предлагаем достроить те индустрии, без которых раньше, в глобальном мире, казалось, можно было обойтись

    Как вообще это работает и чем отличается от бизнес-курсов? Это бесплатно?

    Алексей Нечаев: Да, конечно. Для участников это совершенно бесплатно. Программа реализуется на средства благотворительного фонда "КАПИТАНЫ" при поддержке Минобрнауки России, а также мэрии Москвы и Росмолодежи. Очень много помогают предприниматели в регионах, которые хотят передавать свои знания. Кстати, эксперты, которые работают с ребятами, говорят: "Мне бы 15-20 лет назад таких наставников, такую программу, и я был бы уже миллиардером".

    Программа состоит из несколько этапов. Сначала - турнир в игровой форме. Те, кто задумывается об открытии собственного дела, приходят к нам и убеждаются: в бизнес вход простой. И зря говорят, что нужны миллионы и связи. Этот миф несет либеральная публика. Чтоб начать свое дело, нужны мозги и опыт. Первые шаги в любом деле, в любой профессии самые сложные. И мы помогаем их сделать.

    Вторая часть - старт-ап. На этом этапе ты делаешь с командой свой проект, производишь товары и оказываешь услуги, зарабатываешь деньги. Ребята, у которых получилось, проходят затем курс наставничества и идут уже к школьникам, делятся опытом. За прошлый год программой охвачены уже 30 тысяч студентов и 55 тысяч школьников - старшеклассников, с которыми проводят профориентацию о том, что такое бизнес в легкой игровой форме. И они уже со школьной скамьи видят, что все возможности для саморазвития у них есть. В нынешнем году мы собираемся охватить уже 330 тысяч человек.

    А не отпугивают от открытия своего дела административные барьеры? Президент требовал не "кошмарить" бизнес, это еще актуально?

    Алексей Нечаев: Барьеры для открытия бизнеса в России живут в головах тех людей, которые бизнес не делали. Те молодые люди, которые уже прошли программу "Я в деле", понимают, что главное - идея и команда.

    Но вы правы, есть избыточное административное регулирование, остается и уголовное преследование. Раньше 159 статья Уголовного кодекса "Мошенничество" была, как говорится, "резиновой" - по ней многих арестовывали. Пять лет назад по поручению президента эта статья была декриминализирована. Это был большой прогресс, и число открытых уголовных преступления по ней сильно снизилось. Но зато появилась другая проблема: за эти же пять лет в 10 раз выросло число уголовных дел о неправомерном обороте средств платежей (статья 187). Я поднимал и эту тему в разговоре с главой государства. Для него это не было новостью, сказал, что будем с этим разбираться.

    Один из барьеров для бизнеса и не только - коррупция. В январе Вы предложили создать в России национальную систему мониторинга в этой сфере. С чем это связано и была ли реакция на ваше предложение?

    Алексей Нечаев: Это связано с прекращением работы России в Группе государств против коррупции (ГРЕКО) и денонсацией соответствующей конвенции. Нужен российский аналог с полномочиями в этой сфере. У нас уже есть структуры, которые занимаются подобным мониторингом, но необходим орган совершенно другого качества. И создание именно новой комиссии или иной структуры - не самоцель. Конечно, можно было бы дополнить полномочиями уже существующую структуру. Сейчас часть полномочий возложено на Следственный комитет, а часть на прокуратуру или МВД России. Функции размыты. Мы были услышаны. После нашей инициативы стало понятно, что никто не хочет эту тему замять или сделать вид, проблемы нет. У всех ветвей власти есть готовность работать с этой задачей.

    Чем должна заниматься эта комиссия. Мониторингом законодательных актов?

    Алексей Нечаев: С этим как раз проблем нет. Надо не просто мониторить - надо действовать. Следственный комитет или, к примеру, МВД работают по факту. Вопрос в том, кто будет обращать внимание следственных и правоохранительных органов, а также общественности на факты проявления коррупции, на проблемы в этой сфере. Нужна верхняя инстанция с контрольной функцией - как Верховный суд. Это может быть, к примеру, парламентская комиссия. Формат еще будет обсуждаться. Быстро этот вопрос не решится, ведь создание любого нового ведомства в России - процесс сложный и многоуровневый. Но, я думаю, в течение этого года мы получим какой-то результат.

    21 февраля президент выступит с Посланием Федеральному Собранию. Что Вы ждете от этого обращения?

    Алексей Нечаев: Все руководители фракций представили главе государства позиции именно своих избирателей. Теперь же президент сделает своего рода сборку. Он видит всю картину в целом, думая об интересах всех граждан.