Поделиться

    Как брянские хлебопеки доставляют свою продукцию в приграничную зону

    Автолавки в Брянской области возят продукты в деревни и села, пограничные с Украиной, даже туда, куда и невыгодно: людей мало, да и опасно - можно под обстрел попасть.
    Елена Дукачева

    - Гремит, каждый день гремит. А что делать? Часто едешь не из-за выручки - едешь из-за людей, - говорит председатель правления потребкооператива "Суземский хлебокомбинат" Валентина Кучанова. - Суземка - приграничная зона, все очень близко, и трасса Москва - Киев здесь идет.

    У хлебокомбината четыре автоприцепа - магазины на колесах, остальное - автолавки, точнее грузовые "газели". Каждое утро все разъезжаются по точкам, развозят свежевыпеченный хлеб. В дальних деревнях, где остались одни старики, да и тех немного, водители торгуют сами: по словам Валентины Васильевны, продать там получается лоток-полтора хлеба и, может, по пакету сухарей и пряников - накладно туда еще и продавцов посылать. А, например, в поселок Белая Березка многие продавцы ехать отказываются: страшно, этот населенный пункт частенько фигурирует в сводках обстрелов со стороны Украины.

    Белая Березка имеет статус моногорода. Близость к границе с Украиной, несмотря на определенные льготы, которые дает этот статус, и раньше отпугивала инвесторов. Плюс удаленность от федеральных трасс. Единственное предприятие - деревообрабатывающий комбинат, производящий фанеру и ДВП, - некоторое время назад был на грани банкротства. Экономическое развитие связано в основном с малым и средним бизнесом. Получить поддержку из Фонда развития моногородов для спасения градообразующего предприятия не получилось. Как рассказали в департаменте экономического развития региона, удержать комбинат на плаву удалось за счет региональных льгот и средств из областной казны. А теперь начались еще и прилеты. Но комбинат работает, люди живут, на работу ходят и продукты покупают.

    Елена Дукачева три раза в неделю привозит в Белую Березку хлеб и булочки Суземского хлебокомбината. Торгует на рынке: там у нее есть место, есть постоянные покупатели.

    Елена Дукачева три раза в неделю привозит в Белую Березку хлеб и булочки

    - Я к ним уже прикипела - как их оставить? - улыбается Елена Анатольевна и уже с грустной ноткой добавляет, что молодежи здесь почти не осталось. - Севский хлебокомбинат отказался сюда ездить. Что же, если и я их брошу?

    О набеге диверсантов 2 марта узнала в тот же вечер: когда возвращалась из рейса, пришло СМС, мол, аккуратней там. А на следующий день надо ехать в Белую Березку - это почти в полусотне километров от места, где произошло нападение, но дорога туда идет вдоль границы.

    - Выезжаем рано - около шести часов утра. Едем, к каждому кустику присматриваемся. А что там увидишь, в темноте-то. По дороге созваниваемся с коллегами: "Как там у вас?" - "А у вас?" - "Как везти, что происходит?" Ничего, мы уже приспособились. Но ведь слышно и как земля гудит, а то и как затвор щелкает. Мы же ездим и по деревням, где магазины закрылись. До границы порой всего-то несколько километров, - рассказывает Елена.

    На рынке в Белой Березке рядом с хлебным лотком Елены Дукачевой ее коллега Оля торгует мясом. Заслышав звуки орудийной пальбы, люди сразу прячутся в подвалы пятиэтажек. А перед продавцами дилемма: собирать товар и уезжать или... пронесет.

    - Каждый раз мы смотрим друг на друга: "Оля, стоим?" - "Стоим". - "Мы не слышим?" - "Не слышим". - "Работаем?" - "Работаем". Как отгремело, народ возвращается: "Вы не уехали? Как хорошо, а то купить не успела". Как-то у меня водитель сменился, первый раз в Белую Березку ехал. Услышал канонаду, спрашивает: "Как это, что делать?" Говорю: "Тихо, Саша, это наши стреляют, видишь, люди на работу идут, никто не дергается". Мы же уже привыкли, отличаем, когда свои бьют, когда чужие, - делится Елена Анатольевна.

    - Я всем своим девочкам постоянно говорю: если что, бросайте вы эти булки, не собирайте ничего - уезжайте. Главное - себя спасите, жизнь дороже хлеба, - настаивает Валентина Кучанова.

    Женщины вспоминают, как хорошо, дружно жили с украинскими соседями до 2014 года.

    - Кто же думал, что такое вообще может быть. Жили прекрасно, у нас же здесь все друг другу кум, сват, брат, теща. Деревни рядом, два шага - и ты на Украине. Раньше гулять ходили из одной деревни в другую, - вспоминает Елена Дукачева.

    - Сколько поездов ходило и в Трускавец, и в Черновцы, и дальше, останавливались на вокзале в Зерново, - вторит ей Валентина Кучанова. - Дружно жили. На той стороне Сумская область, но до Сум ездить неудобно, так дети ехали учиться сюда, в Россию. И в школы ходили в наши: ближе. Помогали друг другу. У нас одно время проблема была с дрожжами, так я звонила директору хлебозавода по ту сторону границы: мол, будете себе заказывать - на мою долю тоже закажите. Я оплатила, привезли. И они со своими просьбами обращались. Когда на Украине все стало дороже, многие переехали сюда жить. Потом, после 2014 года, вернулись. Хотя есть и те, кто остался.

    Как такое могло произойти, как это случилось, что сегодня граница разделила порой даже родственников, задаются вопросом жители приграничных деревень Брянщины.

    В последнее время много людей уехали из этих мест. По словам Валентины Кучановой, на 1 сентября население Суземского района уменьшилось на 1,5 тысячи человек. Хлебокомбинат работает не на полную мощность. Так, каждое лето население района увеличивалось за счет дачников, и раньше в теплый период выпекали по 80 тонн хлебобулочных изделий в месяц, минувшим летом - порядка 60 тонн. Кооператоры уменьшают количество выездов автолавок в деревни: куда ездили по четыре раза в неделю, теперь - по три, куда три - теперь всего два раза. Но при этом согласовывают с жителями графики подвоза хлеба.

    - По сравнению с февралем прошлого года в этом феврале потеряли примерно семь тонн, - подсчитывает председатель кооператива. - Уезжают люди: за детей страшно да и за родителей. Молодые едут в Москву: там работы больше и зарплаты выше. Кто-то перебрался в Питер. А к соседке дочка с Севера приехала и забрала ее с собой, сказала, что одну здесь маму не оставит. Ну а мы будем кормить всех, кто здесь живет.

    Поделиться