20.07.2023 11:19
    Поделиться

    Насколько все плохо с экологией в индустриальных центрах Урала и Сибири

    Оценивать экологические риски для населения необходимо с учетом особенностей методики исследования
    Опубликованные недавно Роспотребнадзором данные об атмосферных выбросах на ряде уральских территорий заставили их жителей вздрогнуть, однако у специалистов вызвали немало вопросов. Корреспондент "РГ" разбирался, так ли все плохо с экологией в индустриальных центрах УрФО.
    Уже на подлете к Челябинску  ощущается индустриальная  специфика города.
    Уже на подлете к Челябинску ощущается индустриальная специфика города. / Татьяна Андреева/РГ

    "Букеты" для победителей

    В государственном докладе "О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2022 году" приведены данные мониторинга воздуха в промышленных центрах, охваченных федеральным проектом "Чистый воздух". Урал в этой программе представляют три города - Челябинск, Магнитогорск и Нижний Тагил. В 2022 году в 12 городах-участниках проекта было взято 210 тысяч проб на 38 постах, а с 2019-го по 2022-й выполнено более 666,3 тысячи исследований. Причем наибольшее их количество пришлось как раз на Челябинск (122,8 тысячи) и Нижний Тагил (121,3).

    Среднегодовые значения могут использоваться только в качестве целевых критериев при планировании проектов и программ и прогнозировании долгосрочных тенденций

    Целенаправленно искали 67 загрязняющих веществ разных классов опасности, и уральская тройка тут отличилась: самый большой "букет" химии наблюдался в Челябинске (44 вещества), немногим меньше в Нижнем Тагиле (32), а Магнитка разместилась на четвертой позиции (29), пропустив вперед Братск. Ну а с максимальным содержанием вредных веществ, превысивших предельно допустимые концентрации (ПДК), уральские города заняли весь "пьедестал": в воздухе Челябинска присутствие 28 веществ превышает допустимый предел, в Магнитогорске - 23, в Нижнем Тагиле - 18. Само по себе это еще не говорит о системных проблемах индустриальных территорий. Например, по частоте выявления превышения ПДК уральцы держались в тени сибиряков - Читы и Красноярска.

    Однако особо интересна статистика, касающаяся конкретных загрязнителей. Авторы доклада особо подчеркивают: количество исследований обеспечивает широкую выборку, что позволяет корректно оценивать среднегодовую экспозицию. И здесь данные красноречивы.

    Практически не отмечены техногенные аномалии в воздухе Магнитогорска (1,36 ПДК по взвешенным веществам, то есть пыли, почти не в счет - это небольшое значение). В Нижнем Тагиле цифры серьезнее: среднегодовые концентрации бенз(а)пирена, взвешенных веществ, диметил- и этенилбензола выше одного, но меньше двух ПДК, зато уровень марганца и его соединений больше безопасного в 3,43 раза и почти в 20 раз превышено содержание бензола. Но Челябинск побил и этот антирекорд: здесь значительно повышены значения формальдегида, трихлорэтилена, бензола и других небезопасных побочных продуктов производства. Так, в 5,61 раза допустимый порог превысил акролеин, образующийся при горении масел (проще говоря, гарь), и совсем уж невероятной кажется концентрация серной кислоты - 26,4 ПДК.

    Техника подсчета

    Опубликованные данные, впрочем, не бросают тень на природоохранную работу, проводящуюся на Южном Урале системно: подготовку экологических стандартов, заключение соглашений с крупными предприятиями о сокращении наносимого ими вреда, добровольные обязательства последних, касающиеся снижения техногенной нагрузки. Специалисты отмечают и развитие инструментального контроля, увеличение количества постов наблюдения, данные с которых стекаются в единый территориальный центр мониторинга атмосферы, открытый несколько лет назад. При этом с 2020 года в Челябинске наблюдается положительная динамика - снижение концентрации бенз(а)пирена, фтористого водорода и фенола. Но горький привкус от годовых цифр содержания других веществ остается все равно.

    Чтобы прояснить ситуацию, с комментариями выступило управление Роспотребнадзора по Челябинской области. Его руководитель Анатолий Семенов напомнил: некоторое время назад в действие вступили "Гигиенические нормативы и требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания", в которых нормируются значения максимально разовых, среднесуточных и среднегодовых концентраций. Критерием высокого уровня загрязнения является превышение максимально разовых ПДК химических веществ более чем в 10 раз или среднесуточных более чем в пять раз в течение пяти дней подряд.

    Руководитель управления сообщил, что в 2022-м было отобрано и исследовано 385 проб атмосферного воздуха, а превышение гигиенических нормативов содержания серной кислоты выявили в одиннадцати - в течение четырех дней, когда наблюдались неблагоприятные метеоусловия. Причем в эти дни содержание H2SO4 в воздухе в одной мониторинговой точке регистрировалось на уровне от 1,43 до 2,23 нормы.

    Откуда же тогда взялось устрашающее значение годовой концентрации, не совсем ясно. Может, были другие точки контроля, где снимали зашкаливающие цифры, повлиявшие на "среднюю температуру по больнице", или особая методика подсчетов сработала как увеличительное стекло?

    - Определение среднегодовых концентраций является расчетным теоретическим результатом для научной оценки допустимого риска здоровью человека, который формируется по лабораторным данным многолетнего наблюдения за загрязнением атмосферного воздуха, - комментирует методику Анатолий Семенов.

    И поясняет, что среднегодовой показатель выводится на основе разовых или среднесуточных значений во временном створе не менее года.

    - Среднегодовые значения могут использоваться только в качестве целевых критериев при планировании федеральных, региональных и муниципальных проектов и программ и при прогнозировании долгосрочных тенденций влияния загрязнения атмосферного воздуха на здоровье населения, - резюмирует специалист.

    Дыхательные упражнения

    Судя по всему, профессиональным языком не вполне владеют и эксперты, с мнением которых жителей региона поспешило ознакомить областное министерство экологии.

    - Информация о высоком годовом уровне серной кислоты в Челябинске вызывает больше вопросов, чем дает ответов, - считает профессор кафедры геоэкологии и природопользования Челябинского госуниверситета Альфира Сибиркина. - Как видно из доклада, превышения были всего в 2,6 процента случаях и менее пяти ПДК. Если читать буквально, малое количество небольших превышений дало высокие показатели за год, что, в свою очередь, нелогично, как если бы по одному дождю мы сделали вывод о том, что весь месяц шел тропический ливень. Скорее, это некий специальный внутриведомственный показатель, который о реальном качестве воздуха не говорит.

    - Я видел данные Росгидромета, и они не бьются с докладом Роспотребнадзора. При этом в Челябинской области количество постов Росгидромета больше, чем у Роспотребнадзора. Случаи такой высокой концентрации серной кислоты федеральный, региональный мониторинги и другие лицензионные лаборатории должны были также зафиксировать, но этого не произошло, - соглашается глава Российского экологического общества, председатель координационного совета при губернаторе Челябинской области Рашид Исмаилов.

    По его словам, в Челябинске превышение содержания серной кислоты возможно, но вряд ли значения будут столь высокими, как в докладе. По мнению эксперта, если бы выбросы постоянно были столь существенными, этой проблемой занялись бы давно. Возможно, речь идет об апробации новой методики, которую будут еще отрабатывать и корректировать.

    Между тем состояние воздушного бассейна в южноуральской столице, конечно, далеко от идеала, и это ни для кого не секрет. Оценивая опасность для здоровья населения по трем позициям (канцерогенный риск, острый и хронический), Роспотребнадзор выставил участникам федерального проекта такие оценки: Магнитогорску - "допустимый" и "настораживающий" уровни, Нижнему Тагилу - "настораживающий" и "высокий". Риски же для жителей Челябинска во всех графах признал "высокими", и этот вывод под сомнение до сих пор никто не поставил.

    Поделиться