06.08.2023 20:10
    Поделиться

    Легендарный премьер Большого театра Вячеслав Гордеев: Почему я не сбежал на Запад?

    Петербург готовится к большим гастролям московского областного театра "Русский балет", которые начнутся 11 августа. В афише - "Жизель", "Лебединое озеро" и оригинальная версия "Щелкунчика". Все спектакли будет сопровождать Балтийский симфонический оркестр. Гастроли юбилейные, посвящены 75-летию руководителя "Русского балета", легендарного премьера Большого театра Вячеслава Гордеева.
    Евгений Биятов/РИА Новости

    Вместе со своей не менее знаменитой партнершей по сцене и жизни Надеждой Павловой он более двадцати лет покорял лучшие сцены мира. "Золотой мальчик" - окрестила его в конце 60-х лондонская пресса. В Америке предлагали баснословные гонорары - только оставайся. А он никак не оставался. Почему? Во времена "отмены русской культуры" самое время вспомнить об этом и расспросить юбиляра, как чувствует себя сегодня русский балет.

    Вячеслав Михайлович, признаюсь сразу: меня жена домой не пустит, если не передам ее слова благодарности - благодаря вам и вашему театру она, девочка из рабочей московской семьи, влюбилась навсегда в балет…

    Вячеслав Гордеев: У нас с ней много общего! Я тоже люблю балет и тоже из московской семьи "технарей" (смеется). Мама конструктор, папа инженер-сборщик, они собирали "Бураны", помните, был такой космический корабль? И никакого отношения к высокому искусству они не имели. Правда, мама была очень музыкальна - прекрасно играла на аккордеоне, напевала. Чаще всего песни военных и послевоенных лет - они с отцом оба воевали. Мама до Берлина дошла. Отец встретил Победу в госпитале. Мама хотела, чтобы я стал военным дирижером. Но однажды я увидел по телевизору фильм-балет "Ромео и Джульетта" с Улановой, Ждановым, Ермолаевым, и меня это так потрясло, что утром решил бесповоротно: "Буду заниматься вот этим!"

    Потом вас заприметили в балетной студии педагоги Большого театра, и в 12 лет вы поступили, при конкурсе в 200 человек на место, в хореографическое училище. Не поздновато для балета?

    Вячеслав Гордеев: Это судьба: обычно брали с 10 лет, а в тот год расширили набор для особо одаренных "переростков". Я учился у выдающегося педагога Петра Пестова, почти все его ученики стали звездами, среди последних - Николай Цискаридзе. Работал без отдыха - полная отдача и организованность: кроме обязательных занятий, не менее тысячи прыжков в день, "воспитывал" ноги, и еще по двести раз со стула на пол и опять на стул… Наверное, позвоночник "садился", но об этом я подумал, только когда на пике карьеры разорвал "ахилл". Мне говорили, что на сцену не вернусь, но я вернулся. Через семь месяцев на гастролях в Индии танцевал труднейшие партии - второй акт "Жизели" и балет "Дон Кихот". Всю жизнь везение в дуэте с преодолением. Это и есть судьба.

    Но ведь судьба нередко ставила вас перед выбором...

    Вячеслав Гордеев: … Понимаю, о чем вы. Да, остаться за границей предлагали много раз на фантастических условиях. Почему не остался? Попробую начать издалека. Я родился еще до того, как умер Сталин. С трех лет ходил на демонстрации - в день революции 7 ноября, первого мая… Как ни пафосно звучит, всегда с народом, в колоннах, где люди шли не за сто граммов водки, как стали говорить потом все, кто не любит Сталина. Больше скажу, даже когда пришел в Большой театр и нас отправляли на демонстрацию трудящихся, вы знаете, никто не сопротивлялся: было хорошо и празднично. Это сейчас любят рассуждать о том, что вот надо воспитывать патриотизм, - а до распада Советского Союза это было естественно для всех, никого не надо было этому "учить".

    Откуда же тогда - известные истории о ваших коллегах, знаменитостях, не вернувшихся в те времена с заграничных гастролей?

    Вячеслав Гордеев: У всех свои причины. Кто-то искал полной свободы творчества, но чаще речь шла о материальной стороне. На Западе не скупились на то, чтобы представить советскую культуру ущербной.

    Сколько же предлагали, чтобы "переманить"?

    Вячеслав Гордеев: Во время наших гастролей в США в конце 70-х там остался наш танцовщик Саша Годунов. Была некрасивая история, когда Сашу сфотографировали в непотребном виде, и на следующий день в американских газетах это фото опубликовали. Мало кто знает, что в это же время представители Американского театра балета предложили нам с Павловой контракт. Я пошутил: "А дом с бассейном, как на компрометирующем фото с Сашей, будет?". Мне ответили всерьез: и дом в Коннектикуте, и бассейн, и за каждый сезон по четыреста тысяч долларов каждому.

    Фото: Из личного архива Вячеслава Гордеева

    Дальше я задавал вопросы уже самому себе: "А как мои родители это переживут? Они за мной горшки выносили, а теперь, когда они стали пожилыми, я возьму и уеду?". К тому же для меня Большой театр всегда был домом, семьей. Все это для меня было весомей, чем четыреста тысяч, дом и бассейн… Им же хотелось одного - испортить репутацию Большого театра. Слава у нас с Павловой была в Америке грандиозная, на улицах плакаты с моим "полетом" в "Спартаке"… К их огорчению, Спартак оказался непобедим… А Саша Годунов в итоге умер молодым, он сильно пил. Больно об этом говорить, ведь мы ровесники, вместе начинали, вместе блистали на сцене Большого.

    Еще про выбор: на самом взлете карьеры вы - по просьбе балерины Ирины Тихомировой, жены Асафа Мессерер, - взяли на себя серьезную ношу - балетный ансамбль, из которого потом и вырос ваш "Русский балет". Театр, ставший одним из главных "хранителей" русского классического танца. Об этом и вопрос: сохранять - не значит "консервировать"? Разве искусство не должно меняться в духе меняющегося времени?

    Вячеслав Гордеев: Моя творческая жизнь в основном прошла во времена, когда классический балет был недосягаемо высок во всем мире - особенно у нас: русские талантливы в балете, как итальянцы в опере. У нас школа, традиции, репертуар. "Лебединое озеро", "Спящая красавица", "Щелкунчик" - русские спектакли, идущие по всей планете. Но и в остальном классическом репертуаре мы "короли". Как человек, который служит любимому делу всю жизнь, я не могу позволить никому снять с нас корону. Конечно, привношу на сцену новую эстетику. Но с опытом приходит понимание: ничто не проверяет уровень мастерства и человечности так, как классика. Это вечный тест на прочность. И для зрителей тоже - прошедший этот тест навсегда останется собеседником великого искусства.

    Большой театр был для меня семьей. Это весомее, чем четыреста тысяч, дом и бассейн

    Сегодня, кажется, стать собеседниками "Русского балета" заграничным зрителям стало непросто - политика вмешалась…

    Вячеслав Гордеев: Боюсь, все глубже. Политика - это же только шум, хотя и неприятный. Мир настолько изменился, что просто боится говорить с русской классикой напрямую, не хватает духа, отсюда все эти отмены гастролей, имен… Летом прошлого года мы были в Израиле. Десять городов объехали с "Лебединым озером". И там люди с плакатами уговаривали зрителей не ходить на "Русский балет". Я предупреждал протестующих, что в борьбе с Чайковским они проиграют, - и оказался прав. Потом протестовали и у нашего посольства, куда на прием в честь Дня России пригласили и "Русский балет". Самое мерзкое, знаете что? Я спросил: "Ребят, сколько вам надо заплатить, чтобы вы разошлись и не мешали?" - "Сорок евро"… Российский посол Анатолий Викторов назвал нас тогда "послами мира".

    В Большом театре, 1996 год. Фото: Из личного архива Вячеслава Гордеева

    А правда, что в посольстве Японии вам собирались вручать награду, но внезапно передумали?

    Вячеслав Гордеев: Без лишней скромности скажу, что для Японии я сделал очень многое. У меня в театре танцевала, а сейчас работает педагогом-репетитором Масами Чино - первая японская балерина в России. Ее сын Марк Чино - сегодня солист Большого театра. Тринадцать лет я был председателем жюри балетного конкурса в Токио: по восемьсот участников, лауреатки потом стажировались и работали у нас... И вот за заслуги перед японской культурой мне хотели вручить орден. Посол Японии в России, господин Тоехиса Кодзуки, устроил в мою честь прием, и… сказал, что обязательно вручит награду, "когда все закончится". Посол невероятно образованный, тонко чувствует русскую культуру. А жена его, между прочим, пишет православные иконы.

    В прошлом году вы приходили в Большой театр во время гастролей "Донбасс Оперы". Не секрет, что многие "стесняются" и держатся подальше - вдруг их "не так поймут". А вас косые взгляды не смущают?

    Вячеслав Гордеев: Я дружу с художественным руководителем "Донбасс Оперы" Вадимом Писаревым, мы с ним много и успешно гастролировали во многих странах. В свое время звал его на работу в Москву - он говорил, что хочет сделать лучший театр у себя дома. И в 2014-м я тоже звал - он снова отказался: как я оставлю свой театр? Но иногда отправлял ко мне своих солистов, хотя бы переждать сильные обстрелы. Они у нас стажировались, очень высокого уровня ребята.

    Вадик рассказывал, как их солисты репетируют - а недалеко снаряды рвутся. Или спит ночью, а где-то рядом "прилет", и ты не знаешь - бежать в укрытие или уже поздно? В таких условиях они делают потрясающие постановки, для меня это - герои… Думаю, не за горами тот день, когда и мы будем ездить с ответными гастролями в Донецк. Если вдуматься, мы живем в опасное, но важное для нашей культуры время. Своими глазами видим: нашу классику не отменить даже под бомбами. На афише с именем Петра Чайковского слова "русский композитор" никто убрать не сможет.

    Судя по гастрольному графику на этот год, ваше "Лебединое озеро" по-прежнему всюду ждут. Весь прошедший июнь оно завоевывало Китай…

    Вячеслав Гордеев: С Китаем дружим уже много лет. Нас принимают с восторгом. Для китайских зрителей "Лебединое озеро" - это обязательно кордебалет в 24 лебедя, не меньше (!), четверка маленьких лебедей и 32 фуэте - считают! Их принцип: умри, но сделай на высшем уровне. Как в балете. Китайцы точно не боятся сверять свою жизнь с классическим искусством. И русский балет там боготворят, приглашают наших специалистов работать и преподавать в их школах. В сентябре мы снова отправляемся в Китай.

    А с 11 по 20 августа едем в Санкт-Петербург. Свой юбилей встречаю "на ногах", с большими планами, отдыхать не хочу и не собираюсь. В афише весь наш Чайковский - "Щелкунчик", "Лебединое озеро", "Спящая красавица", плюс еще "Жизель" Адана. Будем танцевать в Михайловском театре.

    Поделиться