Поделиться

    Почему норвежские олени пасутся на российских пастбищах

    Руководство заповедника "Пасвик" в Мурманской области обратилось к норвежским властям с просьбой компенсировать ущерб, который наносят ему олени из норвежских оленеводческих хозяйств. Животные ежегодно нарушают российско-норвежскую границу и пасутся на охраняемой территории "Пасвика". Последний раз 40 рогатых "гостей" пересекли границу 9 декабря 2022 года и находились в заповеднике до 14 февраля 2023 года, поедая и вытаптывая ягельники, которые состоят из разных видов лишайников и зимой служат основным кормом для оленей. Как заявила директор "Пасвика" Наталья Поликарпова, сумма причиненного заповеднику ущерба составила 47 миллионов норвежских крон, или более 343 миллионов рублей. Ответа от Норвегии пока нет.
    Российская территория заповедника не предназначена для выпаса оленей.
    Российская территория заповедника не предназначена для выпаса оленей. / Виталий Савельев / РИА НОВОСТИ

    - Эта ситуация продолжается в течение многих десятков лет, задолго до того, как был создан "Пасвик", - поясняет корреспонденту "РГ" Наталья Поликарпова. - Многие годы мы вели переговоры с норвежской стороной, чтобы как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Если власти Норвегии не могут повлиять на своих оленеводов, чтобы перенести места выпаса оленей подальше от границы, то необходимо искать другой выход. Норвежцы говорили нам, что собираются строить забор на своем берегу реки Паз. Они его действительно начали строить, это продолжалось несколько лет, но до сих пор его не достроили.

    Напомним, трансграничный парк "Пасвик-Инари" включает в себя охраняемые территории Вятсяри (Финляндия), Эвре-Пасвик (Норвегия) и Пасвик (Россия). Граница между Россией и Норвегией в районе заповедника проходит по реке Паз. В лежащих по ту сторону границы норвежских губерниях Тромс и Финнмарк развито оленеводство: по данным на 2020 год, там насчитывается около 215 тысяч оленей и существует значительный дефицит пастбищ. На российской стороне в этом районе приграничья оленеводства нет вообще. А значит, ягельников здесь достаточно, причем они более высокого качества, чем в Скандинавии. Очевидно, что норвежцам выгодно время от времени "отпускать" своих оленей в Россию подкормиться.

    Проблему пытались решить в течение многих лет, но она так и не была решена. Существуют действующие межправительственные документы, с помощью которых власти СССР и России пытались урегулировать данный вопрос. В частности, это договор от 1949 года о режиме советско-норвежской границы и о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов на территории СССР и Королевства Норвегии, а также соглашение от 1977 года о взаимном возвращении переходящих государственную границу оленей. Согласно им, возврат оленей их владельцам возложен на пограничные службы России и Норвегии. Действующие договоры предусматривают возврат домашних оленей противоположной стороне на том условии, если будет возмещен причиненный ими ущерб, но механизм этого возмещения до сих пор не разработан. Эти вопросы не раз поднимались на Смешанной российско-норвежской комиссии по вопросам окружающей среды, но с февраля 2022 года ее работа приостановлена, хотя формально комиссия не распущена.

    Кстати, нарушают российскую границу не только норвежские олени, но и финские, однако СССР и Финляндии удалось совместными усилиями урегулировать этот вопрос. Еще в 1965 году по этому поводу было заключено соглашение, а в 1966 году приняты правила о его выполнении со стороны СССР. Кроме того, данные правила разработаны для применения и на внутрироссийском уровне, отмечает Наталья Поликарпова. Что касается самих скандинавских стран, которые таким же образом время от времени "обмениваются" оленями, то практика возврата животных владельцам и компенсации вреда имеется и действует безукоризненно.

    Заповедные территории не могут быть пастбищами для домашних животных - таковы требования Федерального закона №33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях". Следовательно, после появления в этих местах заповедника необходимо было менять межправительственное соглашение 1977 года, вносить в него поправки. Заповедник неоднократно выходил с данной инициативой в МИД и Минприроды России. Сегодня это соглашение накладывает обязательства на российских пограничников и заповедник по возвращению оленей обратно в Норвегию. Судя по всему, эти обязательства давно пора пересмотреть. Наиболее действенной мерой может стать перегон оленей за пределы заповедника, а может быть, и их передача в управление мурманским оленеводам, считает Наталья Поликарпова. Угроза лишиться своих животных заставит норвежцев прекратить практику их бесплатного выпаса на заповедных российских землях.

    Охрана ягельников превратилась сегодня в большую проблему, соглашаются оленеводы Заполярья. Эти территории, от которых напрямую зависит существование оленеводческих хозяйств, сегодня никак не защищены, их никто не контролирует. Но сумма ущерба от оленьих "набегов" для заповедника завышена минимум на порядок, считает руководитель территориально-соседской общины коренного малочисленного народа саамов "Аххтан" Андрей Дубовцев. Безусловно, некоторый ущерб животные все же нанесли, но он не может исчисляться сотнями миллионов рублей, сорок оленей не способны причинить такой вред. Ягельный покров гораздо больше страдает при разработке месторождений полезных ископаемых, из-за бесконтрольного катания туристов на квадроциклах, вездеходах и внедорожниках по тундре и при нелегальных заготовках ягеля, который используется для сувениров, приготовления арктических блюд для любителей гастрономической экзотики и для декоративных украшений отелей и квартир. При этом нарушенные ягельники восстанавливаются десятками лет - ягель растет всего на один-два миллиметра в год.

    Что касается "воспитательных мер" для норвежских оленеводов, то идею оставлять пересекших границу оленей на российской территории эксперт считает разумной. Но для этого необходимо создать предприятие для изгородного содержания оленей, в котором организованы круглогодичный выпас животных и их охрана. Именно изгороди не позволяют им заходить на чужую территорию. Но в России сегодня этот вариант не практикуется, отечественные оленеводческие хозяйства пасут оленей лишь полгода, а на остальное время животные фактически отпускаются на волю. В итоге сохранность оленьих стад в России остается низкой, олени гибнут от болезней, хищников и браконьеров. Для создания современного оленеводческого хозяйства, где сохранность поголовья достигает 95-97 процентов, потребуются кадры и средства, причем приблизительный срок окупаемости подобных проектов - 26 лет.

    Норвежцы планировали строить забор, но вот уже много лет не могут его закончить

    - Чтобы решить этот вопрос раз и навсегда, необходимо возобновить обсуждение вопроса на смешанной российско-норвежской комиссии при участии представителей пограничных служб, заповедника, российских и норвежских оленеводов, - подчеркивает Андрей Дубовцев. - Думаю, такая возможность есть, ведь смешанная российско-норвежская комиссия по рыболовству, управляющая рыбными запасами, продолжает работать.

    Кстати

    Впервые в истории российско-норвежских отношений разработаны правила о порядке выполнения норм соглашения 1977 года, в которых предложен механизм компенсации ущерба от выпаса норвежских оленей на российской территории, включая методику расчета размера ущерба. Проект этих правил направлен на рассмотрение в департамент государственной политики и регулирования в сфере развития ООПТ Минприроды России.

    Прямая речь

    Наталья Поликарпова, директор заповедника "Пасвик":

    - О том, что олени перешли границу и находятся у нас, мы сообщили норвежской стороне сразу. Но договориться об их реальном возвращении удалось только 14 февраля. Как правило, норвежские оленеводы никогда не торопятся. На территории заповедника растет лес, а в нем собрать оленей сложнее, чем в тундре, по лесу снегоходам передвигаться сложнее. Кроме того, влияет и погода, и состояние льда на реке Паз. Оленеводы на снегоходах должны были перегонять оленей через реку, лед на которой не везде был надежным. Пришлось искать место, где снегоходы могли бы безопасно проехать. Также много времени заняла переписка, поскольку при выгоне оленей из заповедника должны присутствовать представители пограничных служб. Это сложный процесс.

    А в это время

    Норвежские оленеводы забили оленей, пересекших российско-норвежскую границу и возвращенных российской стороной, чтобы они не попытались вновь нарушить границу. Об этом сообщили зарубежные информагентства. Сейчас Норвегия восстанавливает обветшавший барьер, построенный в 1954 году для того, чтобы исключить миграцию оленей через границу. Барьер тянется на 150 километров. В ближайшее время предполагается заменить его семикилометровый участок между норвежскими городами Хамборгватнет и Стурскуг. Строительные работы предполагается завершить к 1 октября.

    По мнению Натальи Поликарповой, это не решит проблему, поскольку весь барьер вряд ли будет восстановлен - эта работа потребует слишком много времени и средств. Единственный способ помешать оленям мигрировать из страны в страну - перенести места зимнего выпаса животных подальше от границы.

    Вопрос с выплатой компенсации также до сих пор не решен. Норвежская сторона намерена провести по этому поводу переговоры до конца 2023 года, отметила Наталья Поликарпова.

    Поделиться