31.08.2023 06:29
    Поделиться

    По каким законам живет река, протекающая по территориям трех государств

    Ровно десять лет минуло с тех пор, как на юг Дальнего Востока обрушилось катастрофическое наводнение - самое мощное за весь период наблюдений, свыше трех месяцев заливавшее Амурскую область, Еврейскую автономию и Хабаровский край. В конце августа - начале сентября 2013 года "большая вода" Амура дошла до пиковых значений.
    Мощь Амура чуть не разрушила в сентябре 2013 года Мылкинскую дамбу в Комсомольске-на-Амуре. Более тысячи спасателей, военных и добровольцев не допустили размыва и спасли от затопления центр города
    Мощь Амура чуть не разрушила в сентябре 2013 года Мылкинскую дамбу в Комсомольске-на-Амуре. Более тысячи спасателей, военных и добровольцев не допустили размыва и спасли от затопления центр города / "Амурская правда"

    Как сегодня живет великая река, рассказывает заместитель директора по научной работе Института водных и экологических проблем ДВО РАН, д.г.н. Алексей Махинов.

    Алексей Николаевич, отражается на нынешнем состоянии Амура событие десятилетней давности?

    Алексей Махинов: Прежде всего хочу подчеркнуть, что Амур живет по своим законам и не подчиняется желаниям или нежеланиям людей. И наше воздействие - работа ГЭС, вырубка лесов, пожары - лишь несколько усиливает либо ослабляет основные тенденции его развития, не влияя по большому счету на реку: настолько велика ее мощь.

    Следы наводнения 2013 года, конечно, сохранились - например, в отложениях на пойме, где накопился большой объем песчаных наносов. В той же пойме, где долго стояла вода, было погублено значительное количество деревьев, особенно берез и лиственниц. Это не хорошо и не плохо. Это естественный процесс, и взамен погибшей растительности уже появилась новая поросль. На данных участках опять вырастут леса - до следующего такого же наводнения. И с этим процессом не надо бороться.

    Негативное влияние паводка на людей, на их хозяйственную деятельность - это другой вопрос. Тут надо либо защищаться, либо переходить на такие участки, которых вода при подъеме не достигает и где не нарушает жизнь человека.

    Проблема в том, что Амур, особенно в нижнем течении в пределах Хабаровского края, затапливает во время наводнения не только пойму, но и прилегающие равнинные территории - Среднеамурскую и Удыль-Кизинскую низменности. Эти обширные равнины осваиваются людьми: там и дороги, и сельскохозяйственные угодья, и населенные пункты. Они попадают под удар природной стихии, и здесь надо принимать меры по снижению негативных последствий паводков.

    Действительно ли Амур у Хабаровска уходит из основного русла?

    Алексей Махинов: Еще в 80-е годы прошлого века мы обращали внимание краевых властей на то, что река в районе Хабаровска уходит в Пемзенскую протоку. Предостерегали, что это плохо кончится, если не принимать срочные меры, пока это еще легко сделать.

    Дело в том, в этом месте Амур делает излучину. Наблюдения гидрологов доказывают: если излучина реки по своей длине становится больше, чем спрямление, в 1,6 раза, то вода пробьет себе путь по спрямлению. Это естественный процесс, и он возник на Амуре.

    За 120 лет наблюдений на Амуре выделили пять периодов высокой водности и четыре - низкой с интервалами от 10 до 15 лет

    В 2000 году в протоку стало уходить около 60-70 процентов воды, а наносы, которых накопилось 200 миллионов тонн, начали забивать русло Амура. Потом дошло до того, что и ледоход пошел сначала по Пемзенской протоке, а в основном русле лед в это время еще стоял. Стало заносить городской водозабор и акваторию речного порта. В общем, совсем от рук отбился Амур.

    В начале 2000-х годов к мнению ученых наконец прислушались: было решено перекрыть протоки Пемзенскую и Бешеную. В подготовке этого решения участвовал и наш институт. Проект переливных плотин разработал "Ленгипроречтранс".

    Мы долгие годы ведем наблюдения на этом участке и еще в 2012-м говорили о возникшей проблеме и неоднократно писали в правительство края о том, что появилась угроза размыва берега Пемзенской протоки вдоль ее правой стороны, что Амур вновь уйдет в протоку и "уплывут" огромные деньги, вложенные в строительство плотин. Почему-то нам никто не верил.

    Но пришла катастрофа 2013 года, затем было еще три больших наводнения - в 2019-м, 2020-м и 2021-м. В результате все-таки прорвало перемычку, сейчас там идет очень интенсивный процесс углубление русла протоки в обход плотины. В результате Амур будет постепенно смещаться сюда и вновь уходить в Пемзенскую.

    Надо отдать должное руководству Хабаровского края: оно обеспокоено этой ситуацией и выделило нам на исследования деньги, правда, очень небольшие. Наш институт сейчас там ведет работу по изучению современной динамики проток и оценки их дальнейшего развития. О выводах пока говорить трудно, но ясно, что нужно проводить серьезную реконструкцию этих переливных дамб.

    Кстати, процесс "ухода" Амура напрямую связан с паводками. Происходящие разрушения и углубления формируются только во время больших наводнений. При малой воде размывов берегов не бывает.

    Прогнозы - дело неблагодарное, но известно, что у Амура есть режим смены водности. Что ждет нас в ближайшее время - высокая вода или низкая?

    Алексей Махинов: Амур и в том числе его водный режим развиваются по законам, на которые влияет очень много факторов. И от сочетания этих факторов ситуация может складываться по-разному.

    Анализируя изменения водного режима и других сопутствующих ему явлений за длительный отрезок времени, мы видим череду лет, когда на Амуре часто бывает высокая вода, и довольно продолжительные время, когда больших наводнений нет. И эти годы группируются в периоды продолжительностью примерно от 10 до 15 лет.

    За 120 лет наблюдений выделено пять периодов высокой водности и четыре - низкой. Но сменяют они друг друга не строго по синусоиде.

    Помните же, сколько шума было в начале 2000-х годов: "Куда делась вода?", "Протоки пешком переходим", "Это ГЭС виноваты", "Все пропало!". На вопросы журналистов я отвечал: "Подождите - мы еще станем плакать от того, сколько воды будет в Амуре".

    Инфографика "РГ" / Рафаэль Зарипов

    В 2009-м после многих лет низких уровней - сразу подъем под пять метров. Это говорило о том, что приближается период высокой водности, и он не заставил себя долго ждать. Пока он продолжается: в прошлом году у Хабаровска вода достигла отметки 484 сантиметра. Это много - почти столько же, сколько было в начале периода.

    Вроде бы по всем характеристикам этап высокой водности исчерпал себя, но мы не можем со всей достоверностью сказать, что он уже прошел и наступил другой.

    Этим летом воды в Амуре пока мало относительно других годов высокой водности. Однако это не гарантия того, что в 2023-м году наводнения не будет - еще сентябрь впереди, но очень большой воды ожидать все же не следует.

    Например, в 2020 году в начале августа воды было меньше, чем в такое же время этого года. Но зачастили тайфуны, вылили на бассейн Амура огромное количество осадков, и пик паводка сместился на сентябрь, а в низовьях - чуть ли не на октябрь.

    Кстати, есть особенность прохождения тайфунов над Амуром. Если тропические циклоны идут с востока на запад, то воды в реке не так много, а если с запада на восток, то жди значительного подъема уровня, хотя количество атмосферных осадков, вылитых на бассейн, будет одно и то же.

    Все это учесть, а тем более спрогнозировать, невозможно. Можно только потом понять, почему это произошло именно так.

    Бассейн Амура располагается на территории трех государств - России, Китая и Монголии. Ведете ли вы совместные исследования реки?

    Алексей Махинов: Мы сотрудничаем с китайскими специалистами в изучении проблем водных ресурсов Восточной Азии. В частности, обмениваемся научной информацией с учеными университета Тунцзи в Шанхае во главе с профессором Лю Шугуаном по исследованию закономерностей формирования стока рек Янцзы и Амур. Эти работы были поддержаны международным проектом по программе БРИКС, выполнявшимся в 2020-2022 годах.

    К сожалению, не могу сказать, что мы полностью удовлетворены уровнем наших совместных исследований. Во-первых, для Китая более важна ситуация в густонаселенных районах бассейнов Янцзы и Хуанхэ, где тысячелетиями китайцы борются с наводнениями. На севере единственная большая река, которая представляет для них опасность и поэтому интересует их, - Сунгари.

    Во-вторых, у нас есть проблемы с материальной оснащенностью и доступом к информации. Институты бывшей академии наук вообще финансируются недостаточно. К примеру, не можем купить профилограф для измерения расходов воды. Он стоит 4-5 миллионов рублей. Нужны и другие дорогостоящие приборы. Я уже не говорю о необходимости приобретения научно-исследовательского судна для изучения Амура. Ну откуда у нас такие деньги?!

    До 1986 года все данные Гидромета, необходимые нам для анализа, были открыты и публиковались. Сейчас информация платная - до нескольких тысяч рублей за одну циферку, а проанализировать нужно тысячи цифр.

    Однако с китайскими коллегами взаимодействуем, результатами исследований обмениваемся. В октябре в рамках существующего договора о сотрудничестве планируем провести в Хабаровске конференцию, на которой обсудим организацию совместных исследований по оценке негативных воздействий экстремальных гидрологических процессов на состояние рек.

    Поделиться