09.09.2023 05:00
    Поделиться

    Современная литература в России: можно ли жить, зарабатывая писательским трудом

    Писатель - это профессия или хобби? Можно ли жить на результаты литературного труда? Какие тиражи - большие? Престижно ли быть писателем или один другому рознь? От чего зависит его успех? Корреспондент "РГ" задалась этими вопросами.
    В советские времена хорошая литература пользовалась буквально ажиотажным спросом.
    В советские времена хорошая литература пользовалась буквально ажиотажным спросом. / litfund.ru

    "Раньше было лучше"

    Анапский детский писатель Сергей Лёвин с печалью вспоминает рассказы коллеги "старой гвардии" Виктора Ивановича Герасина: "В советское время на гонорар за публикацию даже небольшого рассказа в "толстяке" можно было и в ресторан с друзьями сходить, и еще прилично оставалось. А сейчас... выплывай как можешь. Для меня детлит - важная часть жизни, и это не про деньги. Это про любовь".

    А что сегодня?

    С помощью союзов писателей можно получить грант на издание книги, рекомендацию на писательский форум и место в компании единомышленников. Участники проектов Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ и Ассоциации союзов писателей и издателей могут стать лучшими на семинарах, и их тоже издадут.

    Но продвигать книгу гораздо сложнее, чем напечатать. Не все авторы - прирожденные маркетологи и не обязаны ими быть. И не всем так повезло с продюсером, как Алексею Иванову - с Юлией Зайцевой. Впрочем, у подавляющего большинства нет не то чтобы продюсера, а элементарного помощника.

    Альтернативные пути

    Единицы поднялись на системе donation - добровольных пожертвований. Такие люди серьезно развивают личный бренд и уделяют много внимания взаимодействию с аудиторией.

    Привлекательны и игровые коммерческие проекты в духе паблика "Всего лишь писатель": желающий присоединиться платит за "вход" и выполняет задания. Проект однажды обвинили в том, что "ваших ребят что-то не видно среди лауреатов премий". "Наш ответ Чемберлену" был публикацией списка различных побед на литературных конкурсах, одержанных участниками.

    Кстати о премиях

    Каково это - получить гонорар в миллион рублей за рукопись? Маргарите Мамич, лауреату VIII Международного конкурса Сергея Михалкова за повесть "Рельсы под водой", не понаслышке знакомо это ощущение. "Национальная премия в области детской и подростковой литературы", "Большая книга", "Лицей", "НОС", "Русский Букер", "Ясная Поляна", "Нацбест", "Московская Арт Премия" - даже "бронза" в любой из них моментально создает автору грандиозный задел на будущее. Финансовая составляющая этих премий варьируется от пятисот тысяч до трех миллионов.

    Профессия

    "Я - писатель", - представляется человек. - "А работаешь ты где?" - "Ну, я сантехник". Концепт "профессия" подразумевает оплату труда именно за результаты литературной работы. Однако спрогнозировать успех того или иного писателя непросто. Чаще всего автор дополняет свое творчество общественной деятельностью: выступает экспертом на фестивалях; пишет статьи на заказ; ищет восходящих звездочек жанра для издательств или преподает мастерство.

    Вариант "я просто пишу, а мне просто платят", как полет в космос, редок, но реален. Есть же Виктор Пелевин или Захар Прилепин. Их новинки могут стать бестселлерами на этапе предпродажи. Но такой успех не случается ни "по щелчку", ни "по случаю". Это долгий путь.

    Писатель писателю рознь

    Литературный институт есть, а официальной профессии писатель нет, есть литературный работник. Стабильность, гарантии и баснословные пенсии - это не то, за чем идут играть на это поле. Есть копирайтеры, журналисты, SMM-специалисты, контент-менеджеры, "литературные негры", а прозаиков, фантастов, детских или хотя бы технических писателей вычеркнули из "списка живых" еще во времена развала СССР. И, несмотря на растущую государственную поддержку литературы, ситуация до сих пор не выровнялась.

    Жанр - наше все

    Многое зависит от выбранного жанра. Самая золотоносная жила - мейнстрим. Это те, кто берет крупные премии и занимает почетные полки в книжных: Алексей Иванов, Евгений Водолазкин, Гузель Яхина и т.д.

    Охотно разбирают и женскую прозу, которая может как близиться к классическим образцам, как Людмила Улицкая, так и быть менее притязательной, как Юлия Шилова.

    Детская литература в России достаточно долго вытеснялась переводной, но последний год вдохнул в нее новую жизнь. Здесь на ум тут же приходят Анастасия Орлова, Андрей Усачев, Екатерина Матюшкина.

    Мейнстрим сегодня стал золотой жилой для писателей

    На пике популярности и фэнтези. Особенно славянское: Данила Ромах или Евгения Сафонова.

    Популярность - не порок

    Наивысшие тиражи и баснословные гонорары у Дарьи Донцовой и королевы ромфанта Елены Звездной. Призывы читать последнюю можно заметить на билбордах в московском метро. Каждый решает сам, насколько стоит воспринимать подобную литературу всерьез. В конце концов, не всегда же читать журнал "Аврора", иногда нужно и развлечься.

    О самиздате

    Это легкие жанры. Сетература, подвизающаяся на площадках вроде ЛитРес и Author.Today. Попаданцы, спасающие Россию от Годзиллы и Ктулху, магические академии, невесты драконов и упырей. Читателей все устраивает. Правда, способна ли хотя бы одна такая книга остаться в веках - вопрос.

    Выйти в бумаге на сервисе Ridero тиражом 100 экземпляров может любой. Но от этого книга не перестает быть самиздатом. Впрочем, если использовать эти площадки с умом, возможен достойный старт.

    Так, ростовская писательница фэнтези Мария Гурова начинала с Ridero, сегодня ее книги выходят в "Эксмо" тиражом 4000 экземпляров, и она получает гонорары.

    Что такое судьба

    Судьба писателя лишь на треть в его собственных руках. Щепотка везения, толика уверенности в себе и немного харизмы могут помочь.

    Особенно автору, который мечтает, чтобы его проходили в школах/сметали с полок/экранизировали (нужное подчеркнуть).

    Важно помнить о репутации. Иногда лучше быть камерным, но культовым писателем вроде Никки Каллен, чем обладать громким именем и грустной репутацией. "Необходимо держать баланс между мейнстримом и ширпотребом, не скатываясь ни в чернуху и заумь и не потворствуя запросам аудитории", - советует коллегам писательница Ника Батхен.

    Цифры

    Призовые фонды премий

    "Большая книга"

    • 1-е место: 3 миллиона рублей.
    • 2-е место: 1,5 миллиона рублей.
    • 3-е место: 1 миллион рублей.

    "Национальная премия в области детской и подростковой литературы"

    1,5 миллиона рублей.

    "Конкурс Сергея Михалкова"

    1 миллион рублей.

    "Ясная Поляна"

    3 миллиона рублей.

    "Московская Арт Премия"

    • 1-е место: 3 миллиона рублей.
    • 2-е место: 2 миллиона рублей.
    • 3-е место: 1 миллион рублей.

    "Лицей"

    • 1-е место: 1,2 миллиона рублей.
    • 2-е место: 700 тысяч рублей.
    • 3-е место: 500 тысяч рублей.

    "Нацбест"

    1 миллион рублей.

    Цитата

    Елизавета Ерофеева:

    - Тем, что я писатель, я не горжусь - это так же странно, как гордиться тем, что ты дворник, шахматист или физик-ядерщик.

    Поделиться