30.11.2023 22:08
    Поделиться

    Кубинский эксперт Кабаньяс - об уникальности Евгения Максимовича Примакова и отношениях России и Кубы

    На финальной сессии "Примаковских чтений", которая была посвящена подъему стран Глобального Юга, особый интерес у корреспондента "Российской газеты" вызвало выступление Хосе Рамона Кабаньяса, директора Центра исследований международной политики (Куба). Уже по окончании мероприятия эксперт любезно согласился пообщаться со мной и подробно объяснил, почему считает Евгения Максимовича Примакова уникальным человеком и как он видит развитие отношений между Россией и Кубой. А еще мой собеседник поделился некоторыми необычными особенностями своей биографии, которые раскрывают в сеньоре Кабаньясе действительно неординарную личность.

    - Прежде всего, спасибо вам за предоставленную возможность высказаться. Я не эмоциональный человек, но поделюсь эмоциями. Ну, во-первых, мы посетили все панели. Нас пригласили, мы заручились поддержкой ИМЭМО. Я посетил центр в апреле прошлого года. Я приехал в Москву, и у меня была возможность пообщаться с несколькими коллегами. И они рассказали нам о "Примаковских чтениях". Конечно, мы знали об этом мероприятии, но никогда раньше не имели возможности приехать. Я стал первым кубинским ученым, посетившим "Примаковские чтения". И, надеюсь, что это не в последний раз, хотя кто знает. Но мероприятие, подобное этому, дает вам возможность - я имею в виду приезжающим из Латинской Америки и из страны Карибского бассейна - получить общее представление обо всех вопросах. Вы, россияне, являетесь экспертами по Азии; вы и эксперты по Европе. В сущности, у вас очень мощные исследовательские центры, ведущие ученые. Мистер Примаков, как я сказал в начале, прекрасно сочетает в себе практику дипломатии. Одно дело - быть чиновником в правительстве, и совершенно другое - заниматься исследованиями в области международной политики. В его случае есть сразу и то, и другое. Некоторые люди делают то, что они делают в одной из этих областей; но, говоря о нем - он является примером. Я имею в виду, помимо того, каким человеком он был - вы, вероятно, слышали, как много людей благодарили его, отмечали его вклад. Если вы исследователь, то в конце концов вы становитесь ученым и учите людей. Трудно найти исследователя, который в то же время не является профессором, преподавателем. И затем многие российские чиновники и исследователи благодарят его за его мысли и за его преподавание. Из отдаленного места - я имею в виду с Кубы - мы следим за тем, что он сделал, и, конечно, понимаем его вклад в развитие России и других стран.

    Но это мероприятие, возвращаясь к первоначальной идее, похоже на краткий обзор за несколько часов. У нас было два очень долгих дня, но это всего лишь несколько дней. Через 48 часов у вас уже есть обзор. Речь идет не о чтении книги. Я имею в виду, что здесь есть акторы, люди - они решают. Они выступают, а не читают. И они высказывают вам свое мнение бесплатно, то есть они не берут с вас плату за мнение. И вы делитесь мыслями, у вас есть возможность обмениваться с ними мнениями. Причем реагировать на их выступления можно не только на панельных сессиях: иногда и здесь (за пределами зала - прим. автора) происходит самый важный обмен мнениями. Во время кофе-брейков и тому подобное. Это мероприятие, уровень знаний и уважения к которому растет с каждым годом. И тогда у вас есть возможность пригласить сюда людей, которые являются ведущими экспертами по нескольким предметам. Для нас это была возможность (приехать на "Примаковские чтения" - прим. автора). И здорово, когда у вас также есть шанс внести свой вклад. Если люди слушают вас - что ж, мы это тоже ценим.

    Касательно отношений России и Кубы… Обе страны пережили ряд перемен. И мы, если можно так выразиться, сейчас как бы восстанавливаем связь. Среди российских исследовательских центров есть ощущение, что пришло время вернуться к уровню обмена. Не к тому, который был у нас 30 лет назад, но, по крайней мере, слушать друг друга. Мы считаем, что нам есть чему поучиться у вас, вашему взгляду на региональные проблемы Европы и Азии. Есть темы, по которым мы получили много знаний и информации. Например, многие российские эксперты хотели бы послушать нас о Латинской Америке, Карибском бассейне. Я был на последней дискуссии, мы впервые услышали слово "Карибский бассейн". Никто раньше не упоминал Карибский бассейн. Это впервые, и хорошо, что вы организовали дискуссию по Африке. Но, откровенно говоря, наши знания об Африке выходят далеко за рамки ваших знаний об Африке. Потому что наши отношения с этими странами длятся много-много лет. И дело не в исследовании и изучении Африки. Речь идет о физическом пребывании там.

    Лично я участвовал в войне в Анголе. Если я встану там и спрошу, "сколько из вас боролись с апартеидом" - вероятно, я буду единственным. Я хочу сказать, что отношения Кубы и Африки носят личный характер. Во время дискуссии по Африке несколько раз упоминался африканский рынок. Я говорил людям, что Африка - это другой мир. Коммуникативные коды там разные. Что ж, это то, что мы можем предоставить нашим двусторонним отношениям.

    Когда вы сравниваете размер России с размером Кубы, то они совершенно разные, конечно. Разные культуры, но все же есть что-то общее. Мы являемся страной с самым большим сообществом русскоязычных людей в Западном полушарии. Ни у кого больше нет такого количества русскоязычных людей в Западном полушарии. Почему? Среди моих экспертов есть трое, которые здесь учились, которые здесь поженились и которые знают Россию, как никто другой. Потому что знать страну - это не значит говорить на этом языке или прочитать пару книг. Это значит разделить с вами жизнь, изучить вашу культуру, понять ваши корни. И тогда мы все еще сможем извлечь из этого пользу. Сейчас у вас здесь многочисленное сообщество молодых людей, свободно владеющих испанским, но, вероятно, никогда не посещавших Кубу.

    Позвольте мне сказать это так: мы очень хорошо знали друг друга. Нам как бы нужно заново открыть друг друга. Несколько месяцев назад у нас была так называемая Совместная экономическая комиссия, которую посетила большая делегация. На самом деле я являюсь ее частью. Вы являетесь частью этого. Что ж, впервые за я не знаю, сколько лет у нас было примерно 10-20 дискуссионных площадок одновременно, на которых люди говорили о конкретных проектах. И это не про политическую науку. Нет, нет. Что мы собираемся делать в этом, этом и том-то? Должны ли мы спрашивать разрешения у кого-либо еще для реализации двустороннего проекта? Мне все равно, что думают американцы. Вам все равно, что думают об этом другие люди. Такова была моя точка зрения, когда я сказал "между нами". Есть общемировые проблемы, риски, что угодно, но решать эти вопросы нужно между собой. Если мы сможем собраться вместе, чтобы определить цель и направить на это ресурсы. Конечно, многие люди обеспокоены физическими ресурсами, деньгами, финансированием. Лично мне все равно. Это последний вопрос, который я задаю. Я сосредоточен на жизнеспособности - то есть на том, какую проблему вы решите - и на знаниях. Часто бывают хорошие проекты, которые не реализуются не из-за средств, потому что средства есть, а из-за недостатка знаний.

    Я не знаю, были ли вы здесь в понедельник во время выступления министра Лаврова. И мне жаль, что я не упомянул об этом, но это ключевой вопрос: как вы относитесь к исследовательским центрам из стран, которые были здесь? У нас нет такой проблемы, потому что мы, кубинцы, поддерживаем контакты с вашими центрами - по крайней мере, по международным отношениям. Но другие людьми этого не делают. Они приезжают сюда на это мероприятие и уезжают, и все. У них больше нет никаких контактов.

    Я уже 40 лет на дипломатической службе. Вам (корреспонденту "Российской газеты" - прим. автора) нет и 40 лет. Я говорю это просто потому, что я не знаю, сколько раз в моей жизни мы говорили об общих идеях, речах, резолюциях или о чем-то еще. Но единственный способ решать проблемы - это продвигаться к конкретной цели, чтобы иметь проекты, точки соприкосновения и решение двигаться вперед. Мы делали это в прошлом, мы можем сделать это снова в будущем. В том числе - чтобы принести пользу третьим странам, ведь во многих случаях речь идет не о России и не о Кубе. Возьмем для примера ситуацию с коронавирусом. Мы могли бы многое сделать в области биотехнологий, борьбы с биологическими рисками: у нас есть знания, у вас есть знания, у вас есть ресурсы, у нас есть местные контакты в нашем регионе. Вот и все, нам не нужно ни у кого спрашивать разрешения для сотрудничества.

    Поделиться