03.01.2024 11:54
    Поделиться

    Темные дни Белого города: как белгородцы переживают массированные удары ВСУ

    Три сигнала о ракетной опасности за три часа, трагические сообщения о погибших и раненых, канонада в поздней ночи и в пять утра - новая белгородская реальность. С 30 декабря - дня жуткого теракта, когда ВСУ ударили по праздничному центру мирного города - жители всего региона живут в тотальном напряжении. ВСУ продолжают атаковать столицу Белгородской области и ее пригороды, а также уже изрядно разбитое приграничье, восстанавливать которое попросту не успевают.

    Молодой парень погиб накануне на некогда оживленной объездной дороге: доли секунды - взрыв рядом с машиной, и человека нет. Еще 11 белгородцев были ранены. С утра глава региона Вячеслав Гладков сообщил, что в больничных стационарах остаются только трое, остальные уже дома, где, как известно, и стены лечат.

    После жуткого теракта 30 декабря в больницах остаются еще 70 человек, причем 25 - в федеральных специализированных медучреждениях в тяжелом состоянии.

    Не переживать обо всех этих людях невозможно: в Белгородской области все семьи так или иначе связаны или родственными, или дружескими узами. Поэтому даже без официального списка погибших или раненых люди узнают о тех земляках, которым после террористического удара потребовалась помощь.

    Как живет город сейчас? В бескрайней скорби. События 30 декабря до сих пор поминутно воспроизводятся в памяти тех, кто в тот солнечный день приехал в центр города увидеться с близкими перед праздником, прогуляться с детьми и порадовать подарками родных. Сколько дней прошло, а детали тех событий не отпускают.

    Жительница белгородского пригорода Ирина о том, что сама попала под жуткий обстрел, рассказала не сразу. 30 декабря она и маленький сын поехали в город по делам, а грохот и то, как задрожала земля, услышали неподалеку от площади трех музеев.

    "Сама не помню, как я втолкнула ребенка в музей", - рассказывает Ирина.

    Она стала и других людей звать туда же. Некоторые откровенно не могли понять, что же происходит, или замирали, или хаотично осматривались по сторонам. Ирина сама признается: действовала как будто автоматически. Воспитательница в детском саду, она вдруг вспомнила все, что объясняли специалисты на тематических учениях, и вела себя строго по инструкции. Это было несложно, а вот когда стих грохот орудий, но завыли сирены скорой помощи... Выбраться из центра города, где сразу же ограничили проезд, в трагическом хаосе - было еще одним испытанием. Все те, кто выдержал его, и с честью, до сих пор повторяют: "Ну мы же не ранены, с нами все в порядке... Почему же до сих пор так сжимается сердце?"

    Может, потому, что ожидание светлого и доброго праздника почернело от горя? Новогодняя иллюминация выключена везде. Украшенные с такой любовью и творческим подходом елки темными конусами на пустых площадях смотрятся как нечто инородное. Фигуры некогда улыбающихся снеговиков напоминают недобрых призраков. В окнах вечером - тихий теплый свет торшеров, и это понятно, ведь большего не хочется. Раздражает даже развеселая реклама в супермаркете. Убрать ее? Однозначного ответа нет, ведь неизвестно, как отреагируешь на тишину. Людей ведь почти нет.

    На дорогах пусто. Даже небесно-голубые автобусы не снуют привычно: рейсы общественного транспорта сокращены до минимума. А впрочем, куда ехать-то? Крупные торговые центры закрыты. Блестящие стеклом снаружи и внутри, они в момент ракетного удара - источник опасности и для посетителей, и для сотрудников. Кинотеатры, зоопарк, филармония, драматический театр и множество других культурных учреждений закрыты. И ожидаемо никто не жалуется. Не до развлечений.

    Единственное, чего хочется в эти дни - побыть рядом с близкими. Поговорить и почувствовать: мы не одни. Но пока даже в гости никого не позвать - то и дело ждешь тревожного воя сирены. А когда ракетная опасность объявлена, по-настоящему спасают короткие сообщения: "Давайте держаться. Все это уже было. Мы выстоим снова".