25.01.2024 18:54
    Поделиться

    Экономика культуры вернулась на допандемийный уровень

    Информационное агентство Intermedia опубликовало ежегодное исследование "Экономика культуры РФ 2018-2023". "РГ" расспросила главного редактора агентства Евгения Сафронова, как зарабатывает и как дотируется культура в России.
    Очереди на выставки-блокбастеры в ближайшее время вряд ли иссякнут.
    Очереди на выставки-блокбастеры в ближайшее время вряд ли иссякнут. / Александр Корольков

    Какую долю ВВП сейчас составляют расходы на культуру?

    Евгений Сафронов: Доля расходов на культуру в ВВП официально лишь около 0,6%, хотя Стратегия государственной культурной политики, принятая Правительством РФ, устанавливает эту долю в размере 1,4% к 2030 году. Интересно, что по нашим исследованиям в реальности эта доля несколько больше - но официальная фиксация этого затруднительна. Парадокс, но значение термина "культура" в нашей стране точно не определено, ее структура и границы по видам деятельности во многом не обозначены, а за регулирование отвечает 6 ведомств, не координирующих между собой деятельность. В 1991 году страна стала совсем другой, а вот законодательство в культуре во многом осталось прежним, советским, еще из 1930-х годов, когда огромная централизованная бюджетная отрасль культуры создавала мощный идеологический фундамент государства.

    А сейчас предпринимательская составляющая играет все большую роль, обеспечивая во многих сегментах значимый оборот, но главное - самореализацию творческой, креативной части населения. Готовящийся Закон о креативных индустриях вполне мог бы сыграть свою роль, ведь "креативные" и "культурные" индустрии во многих странах мира - либо одно и то же, либо очень близкие понятия.

    Долго вводившаяся единая автоматизированная информационная система в кино позволяет понять реальную кассу выходящих на экраны фильмов. А в других сегментах?

    Евгений Сафронов: Да, фонд кино аккуратно ведет статистику кино. Но в большинстве сегментов сферы культуры совсем не так - например, в зрелищных искусствах об отраслевом законодательстве и прозрачных правилах игры пока только мечтают.

    Вы утверждаете, что индустрия вернулась к допандемийным значениям?

    Евгений Сафронов: Это очень обнадеживающий факт - с начала пандемии наблюдался заметный рост финансирования бюджетных направлений культуры. Большой театр в 2019-м был профинансирован по госзаданию на 4,1 млрд рублей, а в 2020-м - уже на 7,3 млрд рублей - и так в большинстве направлений бюджетного сектора. Выросли зарплаты сотрудников бюджетных учреждений культуры - хоть и не всегда заметно, но выросли, эти профессии стали привлекательнее для людей. Однако это только начало пути.

    Считается, что хуже всех себя чувствует концертная деятельность, ведь гастролей зарубежных звезд нет, своих имен не хватает. Что здесь нужно изменить?

    Евгений Сафронов: Серьезная музыка, театр, джаз, отчасти фольклор неплохо финансируются из бюджетов, что приносит заметный внутренний и международный эффект. Прибыли здесь нет, продажа билетов составляет от 10 до 40% общего оборота.

    А вот с популярными, массовыми жанрами, нацеленными на молодежную аудиторию работают предприниматели - промоутеры, продюсеры, рекорд-лейблы. Именно они жестоко пострадали от пандемийных запретов, многие ушли из отрасли, некоторые обанкротились, не получив достойной компенсации от государства - ведь этих профессий зачастую вообще нет в законодательстве, государство их не видит.

    Фото: Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Наталья Соколова

    Но куда идти промоутеру за помощью? Снова к государству?

    Евгений Сафронов: Сейчас можно подавать заявки на гранты, это хороший полезный инструмент. Работает множество фондов, основным из которых является очень эффективный Президентский фонд культурных инициатив. Но все же этого мало.

    Промоутер, организовывая шоу, должен быть ориентирован в первую очередь не на экспертов фондов, а на свою аудиторию, на прибыль. Именно тогда он максимально эффективен. Причем поддерживать таких людей деньгами не нужно, они умеют зарабатывать сами. Освободите этих важнейших для страны предпринимателей от лишних платежей и сложностей, дайте льготы по налогам, по аренде бюджетных помещений - да они же для вас и горы свернут, и новые имена откроют.

    Даже фестивали, так называемые open-air, которых прошло немало летом и осенью по всей России, не спасли бизнес?

    Евгений Сафронов: Если мы имеем в виду большие мероприятия с участием артистов первого эшелона, то это всегда огромные бюджеты и такой же риск. Эти фестивали готовятся заранее, минимум за полгода. Но нередко бывает так: деньги вложены, авансы заплачены, но по разным причинам - либо по решению местных властей, либо по другим причинам - провести фестиваль не получается. Это значимые финансовые потери, плюс моральный ущерб - и не только для населения региона, часто - и для всей страны. Так прошлым летом было с "Нашествием" и "Доброфестом", позапрошлым - с "Дикой мятой". Понятно, что организаторы, которые берутся за такие фестивали, заслуживают всяческой поддержки со стороны властей - и в том, что она явно недостаточна, не стоит винить чиновников. Ведь и этот сегмент тоже нельзя развивать без точных правил игры, закрепленных в законодательстве. В законе не определены понятия "фестиваль", "концерт", "шоу", "спектакль" и др. А ведь чиновник иногда может быть наказан только за поддержку того, что не прописано в законе.

    По предварительным данным, продажи книг электронных и печатных, аудиокниг вырастут и составят за минувший год 100 млрд рублей против 99,8 млрд рублей в 2022 году и 63,4 млрд рублей в 2021 году. Это не может не радовать. С чем связан рост?

    Евгений Сафронов: Продажи растут - но в первую очередь за счет электронных книг. Печатные книги будут существовать столько, сколько существует человечество, но их продажи уже не будут такими значимыми, ведь прогресс не остановить. А продажи электронных книг будут расти постоянно, потому что число читающих людей - несмотря ни на что - растет. Население Земли также растет невероятными темпами (шутка ли - нас сейчас вчетверо больше, чем 100 лет назад), так что у книжного дела хорошие перспективы.

    Нет ощущения, что культура по-прежнему не очень доступна для потребителя: книга, билет в музей, кино стоят дорого. Оттого и некий флер элитарности культуры?

    Евгений Сафронов: Насчет цен - все очень условно. Человек считает, что книга стоит дорого, потом идет в закусочную и проедает эту же сумму - ведь не принято отказываться от гамбургера ради книги. Но наши родители именно так и делали.

    Человек считает, что книга стоит дорого, потом идет в закусочную и проедает ту же сумму - ведь не принято отказываться от гамбургера ради книги

    Уверен, что нашему государству по силам организовать доступ к произведениям искусства на массовом уровне. Собственно, сейчас это уже делается в таких сегментах, как телевидение и радио - и это вполне удовлетворяет как создателей контента, так и организаторов.

    Мы все видели новогоднюю кинокассу - три фильма-лидера, все российские. Зрители заплатили кинотеатрам 5,8 миллиарда рублей. Наша киноиндустрия выходит из кризиса?

    Евгений Сафронов: Наше кинопроизводство возрождается, но давайте сравним - мы производим без малого две сотни фильмов, а США - 500-600. Но ведь лидером по количеству произведенных фильмов являются Индия (под 2000 фильмов), а также - вы будете потрясены - Нигерия (около 1500) и Китай (около 1000). У нас любят говорить - количество неважно, нужно качество - однако это досужие разговоры, диалектический закон перехода количества в качество не отменить. Именно поэтому я уверен, что заданный правительством тренд на рост количества российских фильмов логичен - но я бы все же его увеличил еще в несколько раз, снимая как жанровые фильмы - массовое кино, так и фестивальное, арт-хаус - ведь они не могут развиваться друг без друга.

    Поделиться