24.06.2024 21:28
Поделиться

Как в Донецке работает под обстрелами протезный центр, открытый президентом

В Донецке, который до сих пор находится под обстрелами, протезно-ортопедический центр нужен как воздух. Не случайно в открытии этого важного объекта в начале года принял участие по видеосвязи президент России. Сюда попадают не только раненые бойцы с передовой, но и мирные жители, ставшие жертвами украинской артиллерии, "Градов", "Хаймерсов", "Лепестков", и дронов. Корреспондент "РГ" увидел, как в Донецке производят протезы, не уступающие мировым аналогам, и помогают заново встать на ноги покалеченным людям.

Гипсовый негатив

43-летний Андрей - один из пациентов протезно-ортопедического центра. У него двойная ампутация нижних конечностей. Но Андрей будет ходить. В этом уверен и он сам, и сотрудники центра.

"Минно-взрывная травма. Ехали на боевое задание. Первая бэха проскочила, а наша - не смогла. Взрыв. И у меня как будто выключили свет. Теперь нужно два протеза. Все мысли сейчас о них. Хочу снова ходить", - говорит Андрей.

По сути, он уже идет по непростому пути реабилитации. Андрею сделали гипсовый слепок голени, изготавливают слепок бедра.

"Сначала мы производим замеры и заказываем комплектующие. Для Андрея они уже пришли. Сейчас идет гипсовка. Потом на основе так называемого гипсового негатива изготовляется протез, - рассказывает техник-протезист Дмитрий Чернышов.

- Как скоро человек становится на ноги, то есть на протезы?

- Это зависит от возраста, мобильности, тяжести травмы. Например, молодой парень, у которого ампутирована одна нога ниже колена, может отказаться от костылей уже через одну-две недели после получения протеза. Парная ампутация - это сложный случай, тем более если одна нога ампутирована выше колена, но и с такими травмами люди ходят на протезах. У нас открылся стационар. Там пациентами занимаются реабилитологи, массажисты, есть специальные тренажеры.

По мере формирования культи, нужно будет менять культеприемные гильзы, чтобы протез стал "родным". В дальнейшем каждые два года человек может получать бесплатно новый протез, и не только полноценно жить и работать, но и помогать другим инвалидам.

"У нас был пациент, который дважды получал минно-взрывные травмы. Сначала в бою потерял ногу, потом пошел воевать на протезе и лишился руки. Он снова прошел протезирование и реабилитацию, а сейчас сам работает реабилитологогом в одной из донецких больниц", - рассказывает инженер-протезист Сергей Притула.

Взрывы за окном

В производственных цехах кипит работа. Слепки из гипса сушат и заливают специальной смолой. Затем гипсовая заготовка извлекается и остается протез, изготовленный индивидуально под конкретного человека.

"В смолу добавляется краситель телесного цвета и отвердитель. Работа проводится под вакуумом, чтобы смола пропитала армирующие слои. Нужно, чтобы она правильно покрыла всю заготовку. Когда смола застывает, образуется прочная и эластичная культеприемная гильза для голени, как например, сейчас", - показывает и объясняет свои действия техник-протезист Михаил Лобачев.

Затем проходит окончательная обработка и собирается протез: культеприемник, коленный механизм, стопа…

Рядом специалисты изготавливают небольшой корсет. Мне рассказывают, что он нужен девочке, у которой возникли проблемы с позвоночником. А я ловлю себя на мысли, что на моих глазах творится работа, сродни работе скульптора, но гораздо ответственнее, ведь от нее зависит здоровье и комфорт человека, с которым случилась беда.

За окном гремит, и это не гроза: где-то неподалеку очередные прилеты.

"Это у нас постоянно, - говорит Михаил Лобачев. - Иногда громче, иногда тише. Район такой. Привыкли. Хотя сложно ко всему этому привыкнуть. У моих родителей этой ночью дом разбило, остались без крыши над головой".

На моих глазах творится работа сродни работе скульптора, но гораздо ответственнее

Голос спокойный, сдержанный. Но чувствуется, что за сдержанностью этой все бурлит.

- Как?! Этой ночью?!

- Да. Прилет прямо под дом. Хорошо, родители в подвале были. Успели спрятаться, когда начался обстрел.

Вот так - скупо и сухо. Я понимаю, что тема закрыта. Сейчас все внимание - важной работе, несмотря на грохот взрывов. Обращаю внимание на иконы в производственном цеху.

- Помогают?

- А как вы сами думаете? Мы же живы, работаем. Помогают конечно.

Мячик для баланса

Захожу в тренажерный зал, действующий при протезно-ортопедическом центре. Именно здесь пациентов заново учат ходить. Сейчас в зале занимается Николай. Сначала мне показалось, что Николай потерял одну ногу. Но нет, объясняют, что ампутация двойная. Просто с одним протезом Николай освоился давно. А теперь пришлось учится ходить на двух.

"В 2015 году получил первое ранение. Минно-взрывное. Левая нога. Научился ходить на протезе. Потом - снайперская пуля в правую ногу. Снова протез. Снова учусь. Второй раз уже проще", - говорит Николай.

Хотя со стороны не кажется, что это просто. Занятия ведет Андрей Пруцких, специалист по физической реабилитации. Упражнение на баланс: стоя на одном протезе, Николай ступней другого катает мячик.

"Прокатывай полностью до носка. Опирайся на одну ногу, вторая - свободно работает. Вот так, отлично. Запомни положение плеч. Работай бедром", - подсказывает реабилитолог.

Пока Николай выполняет задание, Андрей Пруцких объясняет:

"Протез должен заменить ногу. Для этого нужно потрудиться. При ампутации часто происходит изменение осанки, в том числе за счет использования костылей. Смещается центр тяжести, становится трудно поймать баланс. Особенно если речь идет о парной ампутации. Даже просто стоять сложно. Еще одна проблема - набор веса из-за малоподвижности. К тому же надо учитывать, что протез легче ноги, это тоже влияет на баланс. Мы начинаем реабилитацию с выстраивания осанки в соответствии с протезом. У протезистов есть понятие осевая нагрузка на протез. А мы работаем с векторальной нагрузкой. Мячик позволяет переносить баланс одной ногой и держать другой. Это дает и психологический эффект: исчезает страх стоять на одной ноге, человек чувствует себя увереннее, увеличивается объем движений. Далее учимся ходить "от бедра". Для этого нужен хороший упор на одну ногу.

Занятия продолжаются на дорожке с упорами, за которые можно держаться руками. Николай проходит дорожку, наблюдая за своими движениями в большое зеркало на стене.

"Дыши спокойно. Еще раз пройди, следи за балансом, смотри на плечи. Свяжи вестибулярку со стопой. Так, уже лучше", - подбадривает реабилитолог.

Николай вспотел от напряжения, но продолжат упорно трудится.

"Нужно понимать, что физические упражнения придется выполнять постоянно, если хочется комфортно пользоваться протезом. Дашь себе поблажку - будет откат", - говорит Андрей Пруцких

Прямая речь

Ирина Притула, главный технолог Донецкого протезно-ортопедического центра:

"Мы изготовляем протезы верхних и нижних конечностей. Комплектующие в основном отечественные, но есть и зарубежные. Используем пневматические, гидравлические и электронные узлы. Также изготавливаем корсеты, ортопедическую обувь и обувь на протезы. В цехах стоит современное оборудование, но не всегда хватает кадров. Как оказалось, не все могут работать с инвалидами, кому-то это психологически сложно. К тому же высококвалифицированные техники-протезисты сейчас не только у нас, но и по всей России - на вес золота. Но здесь, в Донецке они особенно нужны".