Новости

26.04.2004 08:00
Рубрика: Власть

Андрей Илларионов: Протокол вполне Киотский

- Андрей Николаевич, во время недавнего приезда комиссаров Евросоюза в Москву члены делегации на встрече с Президентом Владимиром Путиным вновь настоятельно рекомендовали нашей стране как можно скорее ратифицировать Киотский протокол. Как вы считаете, стоит ли России поддаться на настойчивые уговоры европейцев, тем более что этот вопрос увязывался во время переговоров с расширением ЕС и калининградским транзитом?

- Официальная позиция России давно известна: для того, чтобы принять решение о том, надо или не надо ратифицировать Киотский протокол, необходимо провести экономические, политические и экологические расчеты, а также оценить последствия с точки зрения международного права. Как только этот анализ будет завершен, российское Правительство примет соответствующее решение. Этот процесс идет уже больше года. В 1998 году мы подписали Киотский протокол, но так и не ратифицировали его. И вот уже 6 лет тщательно изучаем и анализируем его. В последний год интенсивность изучения этого документа существенно повысилась.

В отношении Киотского протокола достаточно четко определились взгляды, лагеря и позиции многих сторон. Выяснилось, что для подавляющего большинства российских граждан и компаний этот документ не несет ничего, кроме ущерба. Причем очень существенного ущерба. Тот анализ, который проводился многими исследователями в России, позволяет утверждать, что договор похож на Госплан, ГУЛАГ, Освенцим с точки зрения сокращения экономического потенциала страны. Потому что в том виде, в котором этот документ сегодня существует и предлагается нашей стране для ратификации, вне всякого сомнения означает снижение уровня жизни российских граждан, увеличение бедности в России, увеличение отсталости и ослабление России как страны.

Другой лагерь представлен странами ЕС, а также отдельными российскими, я бы сказал, олигархическими монополиями, которые настаивают на ратификации документа. В результате они настаивают на том, чтобы Россия стала слабее, беднее и потеряла даже те небольшие успехи, которые были достигнуты за последние 4 года.

Впрочем, коллеги из ЕС никогда не скрывали и не скрывают, что ратификация Киотского протокола делает страны, принявшие обязательства по сокращению эмиссии углекислого газа, менее конкурентоспособными. Собственно говоря, эти заявления неоднократно высказывались на переговорах. А недавно канцлер Германии Герхард Шредер сказал, что если Россия не ратифицирует Киотский протокол, то в этом случае и Германия, и ЕС окажутся в менее конкурентоспособном положении. Таким образом, все, имеющие отношение к этому документу, прекрасно понимают, что речь идет о сокращении экономического потенциала, о снижении конкурентоспособности тех стран, которые берут на себя эти обязательства. У разных стран конкурентоспособность снижается в разной степени. Поскольку страны ЕС находятся на более высоком уровне экономического развития и структура их экономики отлична от России, то принятие ограничений по эмиссии углекислого газа приводит к снижению конкурентоспособности для них, но в меньшей степени, чем для нашей страны.

Стоит заметить, что даже США и Австралия - страны в общем-то не бедные, с достаточно высоким уровнем ВВП на душу населения, внимательно проанализировав этот документ, приняли для себя решение, что действительно ратификация Киотского протокола, принятие ограничения по эмиссии углекислого газа больно ударят как по одной, так и по другой стране. Поэтому они отказались от ратификации, хотя еще в 1997 году принимали участие в создании Киотского протокола и в 1998 году подписали его.

- На днях МВФ опубликовал очередной отчет, в котором достаточно консервативно оценивает экономический рост в России на 2004 год. При прогнозирующем росте 6 % ВВП удастся ли реализовать пожелание Президента об удвоении ВВП к 2010 году?

- Слава богу, что не МВФ занимается выполнением этой задачи, потому что в этом случае можно было бы с высокой степенью утверждать, что не получится.

Скажем, в конце 1998 года прогноз МВФ для России на 1999 год составил минус 7 %, при том что реально российский ВВП вырос на 6,4 %. В начале прошлого года тоже была активная дискуссия о том, удастся ли выйти на запланированные темпы роста и удвоить ВВП. И не только МВФ, но и целый ряд коллег в России публично выражали сомнение в том, что удастся выйти на уровень 7,2 % экономического роста ежегодно, необходимых в течение последующих 10 лет для удвоения ВВП. Даже в Минэкономразвития выражали сомнение. Тем не менее по итогам года ВВП вырос на 7,3 %. Можно, конечно, делать ехидный комментарий по поводу российской статистики, которая прислушивается к пожеланиям Президента. Но это тот случай, когда статистика реально отражала ситуацию, и в конце года темпы роста стали высокими. Мне кажется, что при правильной экономической политике и благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре ничто не мешает нам иметь темпы роста, необходимые для удвоения ВВП в течение 10 лет. Тем более что примерно 70 стран мира из 150 в течение 10 лет реально удвоили свой ВВП. Если это сделала одна половина, то почему Россия всегда должна быть в другой половине?

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации МВФ Президент Администрация Президента