15.02.2005 06:30

Виктор Кирьянов: Шумахер на наших дорогах не выжил бы

С первого января ничего нового. Каких новшеств ждать в дальнейшем, рассказал, побывав на "Деловом завтраке" в "РГ", Главный государственный инспектор безопасности дорожного движения РФ Виктор Кирьянов.

Дороги заметенные

Российская Газета: Виктор Николаевич, первый вопрос очевиден. Если даже вас замело и вы с Лубянки до редакции 40 минут ехали, каковы ваши впечатления от поездки по вечерней Москве?

Виктор Кирьянов: Да, нам тоже трудно пробираться. При такой погоде, как сегодня, когда снег идет, всем трудно. У нас в такое время количество ДТП увеличивается в два - два с половиной раза. И все это мелкие аварии, как мы их называем "железо". Но их тоже надо оформлять, инспектора на них выезжают. И из-за этого, конечно, тоже пробки образуются.

РГ: В целом какова ситуация на дорогах России? Где самые проблемные, самые узкие места? Что показал год прошедший и чего ждать в новом?

Кирьянов: По статистике, за прошлый год у нас 208 тысяч так называемых учетных дорожно-транспортных происшествий. То есть ДТП с пострадавшими. Всего в них погибло 34 тысячи 506 человек. Надо сказать, что это на 3,1 процента меньше по сравнению с годом предыдущим. Хотя общее количество ДТП увеличилось на 2,1 процента, а количество раненых возросло на 12,7 процента. Нельзя сказать, что здесь обстановка стабилизируется, но вдумайтесь: почти тысяча участников дорожного движения в этом году не погибли.

РГ: Усиление ответственности за пьянство за рулем дало результаты?

Кирьянов: Да. Уже видно, что количество ДТП по вине пьяных водителей у нас поубавилось. Но количество задерживаемых в нетрезвом виде остается на том же уровне. Многие думают, что дадут взятку и "отмажутся". У нас как задерживали 350-400 пьяных водителей в день по Москве и Московской области, так на этом уровне показатель и держится. Конечно, это много. Посмотрите, сколько народу пьет и садится за руль. А сколько из них не попадаются инспекции?

РГ: И что делать? Дальше ужесточать?

Кирьянов: Сегодня в законодательстве осталась еще одна лазейка: если человек отказался от освидетельствования, то может отделаться штрафом. Но сейчас в Госдуме лежат поправки к административному Кодексу, которые предусматривают за отказ от освидетельствования такую же меру наказания, как и за езду в нетрезвом виде. Надеюсь, что после принятия этих поправок пьяницам не будет места за рулем автомобиля.

Страховка без доверенности

РГ: Виктор Николаевич, а введение обязательного страхования гражданской ответственности сказалось на количестве дорожно-транспортных происшествий?

Кирьянов: Статистика говорит, что количество ДТП увеличилось в три раза. Но речь идет только о ДТП с материальным ущербом, то есть без пострадавших. Они не входят в учетные аварии. Как и любое дело, этот вопрос надо проанализировать. Конечно, есть положительные результаты, но их трудно оценить в полной мере. Сегодня получается такая картина: застраховался человек в одном месте, "накопил" нарушений, видит, что за страховку придется больше платить, он быстренько переметнулся в другую страховую компанию. Ведь у нас пока нет единой информационной системы. Есть отдельно по регионам, есть свои базы в разных страховых компаниях, но единой нет.

РГ: В Польше полиция вызывается только в том случае, если в результате ДТП пострадали люди. А так водители обменялись визитками, и дальше - дело страховых компаний. Когда у нас такая система появится?

Кирьянов: Действительно, сейчас количество выездов инспекторов увеличилось в десятки раз именно из-за того, что надо оформлять мелкие происшествия. Но автострахование у нас молодое, можно сказать, только зародившееся. Нельзя от него требовать всего сразу. Но мы все равно к этому придем. Не в этом году, так в следующем. Мы ведем переговоры со страховщиками, и некоторые вопросы уже решены. Есть еще проблемы, которые нужно обсуждать.

РГ: Кстати, сейчас муссируется вопрос об отмене рукописной доверенности. Еще при введении ОСАГО утверждалось, что оно решит проблему доверенностей: есть у человека полис - имеет право пользоваться этой машиной. Не об этом ли речь сегодня?

Кирьянов: Есть две позиции. Одна из них: доверенности не нужны, потому что есть страховые полисы, в которых указано, кто имеет право управлять автомобилем. Но ведь есть сегодня и так называемые открытые полисы, которые позволяют любому управлять автомобилем. Другая позиция - это позиция криминальной милиции. При повсеместном использовании простых рукописных доверенностей очень сложно отследить, кто управлял автомобилем. Поэтому предлагается возвратиться к практике нотариально заверенных доверенностей. При сегодняшней ситуации с терроризмом это выглядит единственно возможным. Но сейчас идут только переговоры на эту тему, и в ближайшие дни конкретных решений принято не будет. Госдума, страховщики, мы, криминальная милиция должны сесть за стол переговоров и коллегиально разобраться с этим вопросом.

Кто на трассе хозяин

РГ: Сейчас под снегом на дороге трудно сориентироваться. Сами дороги наши, к сожалению, не приспособлены: не видно разметки, я уж не говорю про стоянки... Кто отвечает за разметку, за чистоту, за долговечность дорожного покрытия, за то, чтобы она была удобна для езды?

Кирьянов: У нас, у Госавтоинспекции, есть контрольно-надзорные функции. А по Закону "О безопасности дорожного движения" ответственность и вообще это направление деятельности переданы органам исполнительной власти. Разметка, состояние проезжей части, светофорные объекты, дорожные знаки - это все находится у них в ведении. Но то ли у них денег не хватает, то ли желания нет... В Москве стараются навести порядок. А другие субъекты Федерации? Не то что выбоины заделывать: ни разметки, ни светофоров, ни дорожных знаков...

РГ: Но не только в разметке дело. Нет развязок, дороги не справляются с транспортным потоком...

Кирьянов: Надо думать, что делать. Вполне возможно, что завтра все автомобили просто встанут. Мы провели недавно коллегию, в которой приняли участие Юрий Лужков и Борис Громов. Но там не присутствовала третья сторона: Федеральное дорожное агентство. А без нее проблемы не решить. Ведь что получается? Если из Москвы выходит дорога шириной в восемь полос, то и в Московской области должны идти те же восемь полос. И далее. И мосты должны пропускать такой поток, и развязки. И только тогда получим результат, пропускная способность увеличится. А сегодня восьмиполосная магистраль за МКАДом превращается в четырехполосную. И вот - многокилометровая пробка на выезде из столицы.

Лимит на обслуживание

РГ: Господин Греф, будучи у таможенников, поручил им создать стандарт: автомобильный переход границы должен занимать не более 30 минут. А что в ГАИ? Сейчас на регистрацию автотранспорта уходит 6-8 часов. Сколько реально водитель должен тратить на это времени? Будет ли норматив?

Кирьянов: Вот простой пример: мы выпустили стандарт на приезд на дорожное происшествие (20 минут). Выполняется он реально? Сегодня, в зимних условиях, выделяется десять литров бензина на автомобиль. Куда на таком количестве топлива можно доехать? Для того чтобы соблюдать стандарты, требуется обеспеченность личным составом, бензином, транспортом... А сейчас до этого далеко.

Да, я считаю, что никаких очередей быть не должно. Регистрация должна занимать не более 30, максимум - 40 минут. Осмотреть машину и запустить ее на регистрацию. Но для того чтобы это запустить в жизнь, нужно условия создать. Я могу эти стандарты прописать. Но чем они будут подкреплены? Простой пример: человек купил машину, которая до этого стояла на учете в Калининграде, приходит регистрировать ее в Москве, при проверке "зависает" компьютер. Связь плохая. И в итоге на проверку уходит не пять минут, а полчаса, час... Вот и выстраиваются очереди.

РГ: Есть возможность с этим бороться? Что для этого нужно?

Кирьянов: В первую очередь - финансы. Что в Москве происходит? Я иду вместе с начальником Московского ГУВД Владимиром Прониным к Юрию Лужкову, говорю: "Давайте, хотя бы раз в году в бюджете пропишем "создание условий для приема граждан" - это и помещения, и компьютеризация, и связь. Все это в итоге позволит действительно принимать намного больше граждан и сократить очереди". Но что получается на деле? Надо строить основные здания для ГУВД? Надо. А условия для приема граждан отодвигают на второй план и финансируют по остаточному принципу. А работать в таких условиях, как сегодня, для Москвы - позор.

РГ: А при чем тут телефоны? При сегодняшней компьютеризации и всеобщей информатизации создать соответствующие базы данных, подключить к Сети подразделения несложно...

Кирьянов: Несложно. Но тоже стоит денег. Мы около десяти лет назад создали Межрегиональный регистрационный центр (МРЦ) для того, чтобы вся информация о машинах, водителях была доступна каждому пункту ГИБДД в любом месте страны. Но эта программа должна осуществляться и поддерживаться на федеральном уровне. В Петербурге, например, она финансировалась из местного бюджета. И сегодня Северо-Запад окрепший: там есть вся информация и по линии административной практики, и по линии дорожных происшествий, и по регистрации транспорта. Но у других регионов такой информации нет. А если какое-то звено в этой цепочке отсутствует, то и результата не будет. Надо, чтобы, как только человек получил водительское удостоверение, сразу начиналась история водителя. Как медицинская карта, так и база данных по водителю: нарушил - это заносится в базу, попал в аварию, прошел техосмотр, сменил машину... Чтобы понимать, что собой представляет этот участник дорожного движения. То же и по автомобилям.

РГ: Два года назад ГАИ было дано поручение, чтобы была создана единая база по ввозимым иномаркам на предмет их легализации. Пока такой базы нет...

Кирьянов: Есть проблема и здесь. Действительно сейчас мы не можем 100-процентно отслеживать приход этих автомобилей, но мы делаем все для того, чтобы такая база была. Таможня нас полностью в этом поддерживает. Мы готовы работать.

Где жить и как лечиться

РГ: Вопрос о социальной защите. Что у нас с ней? Как предусмотрено обеспечение отдельным жильем работников ГИБДД?

Кирьянов: Сейчас мы впервые стали изучать состояние здоровья инспекторского состава и пришли к ужасному выводу. Взять, к примеру, основные магистрали Москвы. Это же ужасные условия работы. Они глотают столько свинца, что о здоровье речи уже не идет. Мы сейчас собираемся провести полное медицинское освидетельствование строевого подразделения и на основе этих анализов выйти с предложением по социальной защищенности сотрудников.

РГ: Жильем вы не можете обнадежить своих сотрудников?

Кирьянов: Не только с жильем. Я не могу обнадежить даже детским садиком или санаторием. К сожалению, такой мизер выделяется, что даже говорить не стоит.

РГ: От Закона о монетизации льгот ваши сотрудники выиграли или проиграли?

Кирьянов: Сегодня у меня сотрудники, которые добираются из Московской области, подсчитали что им, для того чтобы добраться на работу и обратно, требуется около двух тысяч рублей в месяц. Вот и подсчитайте, выиграли мои сотрудники или проиграли.

РГ: Но у этой проблемы есть и другая сторона. Это порождает и коррупцию на дорогах. Есть ли цифры, сколько за прошлый год было привлечено к ответственности сотрудников...

Кирьянов: Есть такие цифры. Только собственными силами в прошлом году мы выявили около девяти тысяч нарушений дисциплины и законности. Всех проштрафившихся строго наказали, а 570 сотрудников уволили.

РГ: Можно личный вопрос. Вы - водитель с многолетним стажем. Вам самим ни разу в жизни не приходилось нарушать Правила дорожного движения?

Кирьянов: Сказать, что нет, было бы неправильно. Но страшнее другое: сегодня вообще общество в целом не готово к тому, чтобы не нарушать. И это надо перебороть.

Ни года без новаций

РГ: В Москве начался эксперимент с техосмотром. А именно - с его проведением на предприятиях автосервиса. Сразу вопрос: а не подорожает ли техосмотр?

Кирьянов: У нас в стране 33 миллиона автомобилей. Техосмотр в среднем обходится в 500 рублей. Сумма большая получается. Но мы-то говорим о другом. Сам по себе техосмотр ничего не дает. Он не отражает реальное техническое состояние парка. Кто-то взял "Жигули" подкрасил, подмазал, через месяц они развалятся, но талон техосмотра он уже получил... Мы сегодня говорим о цивилизованном рынке услуг. Что это такое? Когда вы в Германии или в Финляндии покупаете машину, вы смотрите технический паспорт и сервисную книжку - когда сделано техническое обслуживание. Вы уверены, что машина исправна, что заменены тормозные колодки, фильтры... А как это сделать у нас? Давайте начнем хотя бы с пассажирских перевозок. Сегодня купить автобус не проблема. Но ведь нужны средства на его обслуживание. И нужно, чтобы это обслуживание проводили специалисты на станции, которая может это обслуживание проводить. Чтобы запчасти на этот автобус устанавливались те, которые ему положены, то есть заводские, а не какие-нибудь левые. А как это сделать? Вот здесь нужны законы. Почему кто-то должен страдать оттого, что у кого-то шаровая опора на "Жигулях" выпала и он вылетел на полосу встречного движения?

РГ: Действительно ли в этом году собираются ввести санкцию за неоднократные нарушения?

Кирьянов: Мы сейчас рассматриваем такую возможность. Будем вносить предложения в правительство, но пока еще рано говорить о том, когда и как это будет. Помните, раньше у нас были талоны: за три дырки нарушителя лишали прав. Во Франции и сегодня действует балльная система: набрал определенное количество баллов, и тебя лишают прав. Нам надо определить, как оценивать правонарушения, сколько баллов или отметок допустимо, на какой срок лишать прав, например, на три месяца или на полгода. Все это надо проработать.

РГ: Письмо из Аткарска Саратовской области. Пишут, что тут инспекторам за день обязательно 20 протоколов надо составить...

Кирьянов: По старинке еще некоторые руководители работают. Заставляют делать показатели, так называемые "палки". Мы давно отказались от "палочной системы". Сегодня нам не нужны показатели. Если есть нарушения, значит, есть, а работу инспекторов надо оценивать по другим критериям. Я направлю туда контрольно-профилактический отдел, пусть поработают.

РГ: Раньше существовала практика продажи автомобиля по доверенности. Сегодня многие столкнулись с тем, что им приходят из налоговой инспекции квитанции на уплату транспортного налога за те автомобили, про которые они уже и помнить забыли. Что человеку делать?

Кирьянов: Надо прийти в регистрационное подразделение, где машина числится, написать заявление и снять ее с учета в утиль. Другого пути нет. При этом от вас не потребуется предъявлять машину, документы на нее. Вы числитесь хозяином? Можете ее смело списать.

РГ: Но пострадает тот, кто ее купил...

Кирьянов: Это его проблемы. Надо было вовремя регистрировать машину на себя.

РГ: Любицкий Александр Павлович возмущенно пишет о ремнях безопасности: "Подавляющее большинство не пристегивается. ГАИ никаких мер в этом плане не применяет. Мнение Кирьянова? Есть ли дискредитация правил по этому пункту?"

Кирьянов: Хороший вопрос. Помните, в свое время средства массовой информации пестрили: мол, мелкие придирки. Но есть статистика, есть наука, которая доказала, что ремень безопасности нужен. В той же Франции мне было очень приятно смотреть, когда показывали ролик Шумахера, где он садится в машину, пристегивается ремнями безопасности и говорит: "Если бы я не пристегивался, может быть, не стал бы чемпионом"... А у нас спортсмены, звезды эстрады, кино, политики гордятся тем, что лихачат, нарушают правила и рассказывают о том, как гаишник, остановив их за какое-либо правонарушение, узнав, простил и отпустил. Чему это может научить? Здесь надо формировать общественное мнение.

РГ: И напоследок. Примета сегодняшнего дня - очень много женщин за рулем. Есть отличия: женщина за рулем или мужчина?

Кирьянов: Статистики такой нет. Сказать, что сегодня на тысячу женщин аварийность выше, чем на тысячу мужчин, нельзя. Но многие женщины прекрасно водят. Посмотрите, Париж - Дакар. Немка "шурует" на джипе. Просто чудо, что вытворяет...

РГ: А водит ли ваша супруга автомобиль?

Кирьянов: Водит, и мне нравится, как она водит. Главное в водителе не его пол, а умение. Среди мужиков дураков тоже хватает.