Новости

01.04.2005 01:50
Рубрика: Общество

Человек, который первым снял улыбку Гагарина

Виктор Ляшенко был первым, кто 12 апреля 1961 года сделал, несмотря на запрет, первый официальный снимок Юрия Гагарина. Но в печати он вышел под другой фамилией.

 

Вся страна в начале апреля 1961-го и не подозревала о том, что вот-вот должно произойти что-то уникальное. Но был в ней город, в котором по крайней мере несколько десятков человек точно предполагали невиданное и неслыханное до сих пор событие. Это город Куйбышев, который начинал становиться одним из центров ракетно-космического комплекса страны. Именно здесь находились люди, одни из которых готовились отправить в полет первого космонавта Земли, а другие - его встречать.

Как готовился этот первый в мире космический полет, написано много. А о том, как готовились встречать первого космонавта, - не очень.

Южная часть Куйбышевской области тогда была определена как место штатной посадки космического корабля "Восток". При определении места исходили из того, что поблизости должно быть много населенных пунктов, в каждом из которых в то время находились спецгруппы московских медиков. А в местные райбольницы на случай экстренной хирургической помощи даже были завезены запломбированные контейнеры с кровью нужных групп - для космонавта N 1 и его дублера. В пригороде Куйбышева на военном аэродроме "Кряж" тренировались московские врачи-парашютисты, которым предстояло в случае необходимости десантироваться на место приземления.

Под контролем КГБ были сформированы поисковые группы из надежных местных жителей. Утром 12 апреля десятки таких групп, по три человека в каждой, расположились на вершинах холмов в заволжской степи. Все эти поисковые "тройки" получили только одну задачу: внимательно смотреть, не появится ли в небе огромный парашют. Люди прождали несколько часов, но так ничего и не увидели. Откуда этим поисковикам было знать, что "заданным районом" и в то время, и много лет спустя будет именоваться любое фактическое место приземления, как бы далеко от назначенного оно ни находилось?

И хотя все приготовления к полету и встрече первого космонавта были строго засекречены, какая-то информация все равно просачивалась через все кордоны. Больше всего ее поступало к военным. Так она дошла и до окружного собкора газеты "Красная звезда" полковника Ильи Максимова. В те дни он как раз был в поездке по авиачастям округа. Там-то из непривычной суеты и неофициальных источников он получил информацию о каком-то важном космическом полете. Вернувшись домой 11 апреля, не вдаваясь в подробности, предупредил о необходимости быть наготове своего коллегу из окружной газеты "За Родину" фотокорреспондента Виктора Ляшенко. С Виктором Григорьевичем, прошедшим от звонка до звонка всю японскую кампанию в должности командира пулеметного расчета и получившим самую почетную солдатскую медаль "За отвагу" за то, что он лично взял в плен 11 самураев, Илья Алексеевич давно уже работал в творческом тандеме.

12 апреля Виктор, как всегда с утра, засел в своей лаборатории и занялся проявкой накопившихся пленок. Про полет Юрия Гагарина он даже и не слышал. И вдруг громкий стук в дверь, и голос Максимова: "Виктор, срочно собирайся, выезжаем". Уже в машине Максимов рассказал, что несколько минут назад ему позвонил главный редактор: "Гагарин прилетает в Куйбышев". А тому сообщил об этом "по секрету" его старый друг из командования ВВС.

Дежурный по штабу окружных ВВС опять же по секрету сказал, что командующий неожиданно уехал на аэродром местного авиазавода. Охрана главных ворот аэродрома была непреклонной: "В списках не значитесь". Но Виктор Ляшенко вспомнил, что много раз попадал на этот аэродром, который был "местом подскока" во время учений истребителей местных ПВО, через "задние" ворота, куда обычно проходили топливозаправщики. Там обычно дежурила бабулька - божий одуванчик. Так было и на этот раз. Увидев много больших звезд на погонах Максимова, она спросила только: "Вам куда?". Нашлись: "Туда же".

На аэродроме уже стояли высокие военные и гражданские чины. По оживлению начальства догадались: с минуты на минуту что-то будет. Шоферу сказали, чтоб двигатель не глушил. Когда Ил-14 приземлился и стал уходить к краю летного поля, водитель дал газу и "уазик" военных газетчиков подоспел к самолету вторым. Первой была "Волга" с номерами КГБ.

Виктор ждал, что когда откроется люк, то в его проеме покажется человек в майорском мундире. Но вместо майора в проеме неожиданно появился кто-то в летном комбинезоне и шлемофоне. Ляшенко даже не сразу сообразил, что это и есть Юрий Гагарин. И нажал на спуск своего "Зенита-122" только тогда, когда первый космонавт дошел уже до середины металлического трапа-лесенки. А второй снимок кагэбэшники уже не разрешили сделать.

- Хорошо, хоть пленку тогда не засветили, - довольно улыбается сейчас Виктор Григорьевич. Оказывается, "дядька" космонавтов генерал Каманин дал тогда запрет на съемку еще не переодетого в парадную майорскую форму Юрия Гагарина. И Виктор Ляшенко до сих пор жалеет, что не смог снять его вместе со старшим лейтенантом, который, минуя большезвездных генералов, первым кинулся к Гагарину с радостным воплем: "Юра!" Уже тогда он понял, что этот старший лейтенант-дублер Гагарина, а потому будет вторым. И через несколько месяцев, снимая прилет в Куйбышев уже Германа Титова, убедился в своей правоте.

Не успели Илья Максимов и Виктор Ляшенко вернуться в редакцию, как туда же примчались спецкоры из "Правды", "Известий" и ТАССа. Выхватывая еще не просохшие отпечатки, они мчались на фототелеграф. Назавтра снимок Гагарина на трапе-лесенке Ил-14 с его еще не ставшей знаменитой улыбкой появился в центральных газетах СССР. А под снимком стояло "А. Алексеев. ТАСС".

Виктору поначалу обидно было до слез. Но он понимал, что из соображений секретности его фамилию давать было нельзя. Но гонорар за снимок он все-таки получил. Сто рублей заплатил ТАСС. Это была царская оплата. В то время в своей газете Виктор Григорьевич получал максимум три рубля за снимок, а его оклад был всего 80 рублей. Еще по 25 рублей прислали "Правда", "Известия" и "Красная звезда". А своему региональному фотокорреспонденту руководство ТАСС вручило "за организацию снимка" золотые часы.

Уже через несколько месяцев справедливость все же восторжествовала. Снимок Германа Титова, прилетевшего с места приземления опять же на аэродром Куйбышевского авиазавода, "Здравствуй, Земля!" был тогда опубликован в "Правде" уже за подписью автора.

По сей день Виктор Григорьевич считает главным делом своей жизни тот самый снимок улыбающегося Юрия Гагарина, который помимо газет и журналов вошел потом в книги, энциклопедии, буклеты. И благодарит судьбу за то, что она позволила сделать его вопреки всем жизненным обстоятельствам.

Сразу же после съемки пленку редакционные "секретчики" у Ляшенко отобрали - "до лучших времен". Потом, правда, ее вернули автору, и недавно он передал ее вместе с другими "космическими" пленками музею самарского завода "ЦСКБ - Прогресс", на котором и делался первый "Восток", поднявший в космос Юрия Гагарина.

Общество История Общество Космос 12 апреля - День космонавтики
Добавьте RG.RU 
в избранные источники