23.04.2005 04:00
Рубрика: Нефть и газ

"Королей" пугают - бензин дорожает

Андрей Шаронов: власть будет вмешиваться в экономику, пока бизнес не научится бояться законов

Иные звонившие в редакцию восхищаются "смелостью" украинского премьера Юлии Тимошенко, пославшей к "королям бензоколонок" своих "комиссаров с декретами". Когда же наши чиновники возьмут за жабры олигархов? - спрашивали люди. Но г-н Шаронов разочаровал "радикалов": брать за жабры никого не будем, что делать с бензином - непонятно, вся надежда - на новый закон о конкуренции, но его заматывают. Наверное, все те же олигархи.

Наши читатели напомнили замминистру, что бензин в России стал дороже, чем в США. Что делать-то будем? - спросили они. По мнению г-на Шаронова, проблема лежит исключительно в сфере злоупотреблениями доминирующим положением на рынках. Иными словами, трейдеры, торгующие бензином в розницу, сговариваются и необоснованно повышают цены.

МЭРТ, по словам г-на Шаронова, пришел к этому выводу после анализа всех факторов повышения цены. Действительно, от цены на мировых рынках зависит налог на добычу полезных ископаемых, а он повышает стоимость начального сырья. Но оказалось, что это не главный фактор. Выяснилось также, что экспортная пошлина на нефть не влияет на цену. В то же время говорить, будто из-за экспорта у нас не хватает нефти, чтобы делать бензин, нельзя. Экспортная пошлина на нефтепродукты тоже на цену не влияет, наш бензин, даже высокооктановый, никто не покупает за рубежом, а закупают мазут и прямогонный бензин для дальнейшей переработки. Так что в повышении цен остается только винить сговоры и то, что г-н Шаронов деликатно назвал "злоупотреблением доминирующим положением".

Сегодня эти сговоры государство пресечь не может из-за несовершенства законодательства. Но и призывы - "давайте регулировать все" - тоже не выход, полагает замминистра. Рынок бензина по природе конкурентен. Если мы начнем его регулировать, мы получим то, что происходит сейчас на Украине. Украинское правительство говорит торговцам: цены будут такие-то. А торговцы отвечают: тогда мы вообще не будем торговать бензином.

Что делать? Государство рассчитывает на то, что новый закон о конкуренции поможет лучше выявлять и доказывать сговоры. Сегодня суды не признают факт сговора, если им не представить письменного соглашения, в котором торговцы формально, на бумаге, сговариваются. Г-н Шаронов полагает, что в новом законе о конкуренции столь жесткие требования к доказательной базе должны быть сняты.

В то же время, как напомнили некоторые наши читатели, предприниматели - против усиления антимонопольной службы. На встрече с президентом они высказались против такой редакции закона о конкуренции. В ответ г-н Шаронов уточнил: крупные - возможно, и возражают, а вот мелкие - очень даже "за" этот закон. Почему возражают? Есть заявления: ах, возникает административный барьер там, где его никогда не было. Да, доля правды в таких опасениях есть, признал г-н Шаронов - возможности государства влиять на рынок заметно усиливаются. Однако если государство будет и дальше допускать сговоры и диктат монополий, рыночной свободы тем более не видать, полагает он. Государство должно вмешиваться в экономику до тех пор, пока субъекты рынка не научатся или бояться законов, или уважать своих конкурентов.

В то же время г-н Шаронов отверг предположение, что глава ФАС Игорь Артемьев в одиночку сражается с олигархами и государство ему не помогает. Он привел живой пример - на днях в министерстве прошло трехчасовое совещание с представителями крупного бизнеса. Оно затянулось до 11 часов ночи, с бизнесом обсудили все детали закона. Часть требований бизнеса имеет право на жизнь (в части прояснения некоторых процедур), полагает г-н Шаронов, но все-таки остается при своем мнении, что жесткий закон о конкуренции должен быть, и ситуация на рынке нефтепродуктов - лучшее тому подтверждение. На вопрос, когда его вынесут в правительство, г-н Шаронов заверил: речь идет о днях.

Полный текст " делового завтрака " читайте в одном из ближайших номеров.