02.06.2005 01:00
    Рубрика:

    Примаков и Овчинников о Святославе Федорове

    Российская газета | Прошло пять лет со времени трагической гибели Святослава Федорова. Создатель Межотраслевого научно-технического комплекса "Микрохирургия глаза" был без сомнения неординарной личностью. Что можно сказать о нем как о выдающемся ученом, выдающемся руководителе, выдающемся человеке?

    Евгений Примаков | Ты уже сам ответил на свой вопрос, использовав, говоря о Федорове, как об ученом, руководителе, человеке, такой эпитет, как выдающийся. Я полностью с тобой согласен. Он был талантливым ученым, который пошел своим новаторским путем в медицине. Он был замечательным руководителем, создавшим такую всемирно известную клинику, как "Микрохирургия глаза", и он был доброжелательным человеком, близко принимавшим к сердцу интересы своих сослуживцев-коллег.

    Меня со Святославом связывали долгие годы дружбы, которые мне дали очень много в жизни. В какой-то степени беседы с ним были "моими университетами". Он с увлечением рассказывал о своих новаторских подходах к хирургическому лечению ряда глазных болезней, демонстрировал знаменитую "карусель", когда каждый хирург выполнял свою функцию, передавая пациента хирургу - специалисту в другой узкой области.

    Может быть, не всем нравилось такое "разделение" функций, где-то перенятое из опыта промышленности, но Федоров "держал удар", и в конце концов, возможно, с некоторой корректировкой первоначальных процедур побеждал. Он мне много говорил, и это было весьма интересно, и о своем видении развития экономики страны. Ведь его интересовало буквально все.

    РГ | Создатель МНТК "Микрохирургия глаза" любил крылатую фразу Дэн Сяопина, добавляя к ней несколько слов: "Не важно, какого цвета кошка. Важно, чтобы она ловила мышей... И САМА РАСПОРЯЖАЛАСЬ СВОЕЙ ДОБЫЧЕЙ". Еще в советские годы он добился от правительства права определять стоимость медицинских услуг по госзаказу, обслуживать зарубежных клиентов на коммерческой основе, устанавливать порядок вознаграждения своих сотрудников, ассигнуя 32 процента на зарплату. Что можно сказать о роли Святослава Федорова в российских экономических реформах, в разработке модели так называемых "народных предприятий", о его тезисе насчет того, что кошка, мол, должна сама распоряжаться пойманными мышами?

    Примаков | Можно считать, что вера в "способность кошки ловить мышей и самой распоряжаться своей добычей" определила жизненное кредо Святослава Николаевича. Действительно еще в советские годы он наряду с некоторыми другими выдающимися медиками, например академиком Владимиром Ивановичем Бураковским, серьезно занимался реорганизацией медицинских учреждений, настаивая на том, что финансирование их клиник должно соответствовать масштабам, сложностям и числу проведенных операций, а вознаграждение врачей - зависеть от их вклада в оздоровительный процесс пациента.

    И эти не только замечательные специалисты, по нынешней терминологии, и прекрасные менеджеры сделали очень много для того, чтобы такие, несомненно, справедливые принципы были воплощены в жизнь. Но, к сожалению, это распространялось только на несколько медицинских учреждений, где врачи и средний медперсонал смогли в результате получить большую зарплату.

    Во времена перестройки Святослав Федоров выступил одним из зачинателей идеи народных предприятий. Пропагандируемая им модель базировалась на том, что средства производства должны принадлежать самому коллективу таких предприятий. Такая модель, безусловно, имеет право на существование, и об этом свидетельствует практика, в том числе и зарубежная. Но здесь я хотел бы сказать, что абсолютизировать только такую форму организации предприятия не следует. Это, естественно, не умаляет значение того, что в "народное предприятие" бесконечно и бескомпромиссно верил Святослав Николаевич.

    РГ | Святослав Федоров любил ссылаться на три критерия целесообразности реформ, в свое время сформулированные Дэн Сяопином. По его словам, реформы имеют смысл лишь если они, во-первых, ведут к росту производства. Во-вторых, повышают жизненный уровень народа. И, в-третьих, умножают совокупную мощь страны. Ни "шоковая терапия", ни фетишизация регулирующей роли рынка не отвечают этим критериям. Что можно сказать по этому поводу?

    Примаков | Я бы не считал Федорова учеником Дэн Сяопина. Вместе с тем он действительно, в том числе и в разговорах со мной, придерживался высказанных вами принципов. Это были обсуждения единомышленников, которые явно не поддерживали рассуждений о том, что рынок сам все расставит на свои места. Совершенно ясно, что государству должна принадлежать определенная роль и в экономике рыночного типа. И одна из важных составляющих этой роли как раз заключается в том, что государство должно проводить лишь те реформы, которые в конечном счете повышают жизненный уровень народа. Об этом говорил не раз Святослав Федоров.

    РГ | Успехи глазного центра Федорова нажили ему немало врагов, которые именовали его "бизнесменом в белом халате", вкладывая в эти слова сугубо негативный смысл. Чем же ценен опыт Федорова для здравоохранения в стране с рыночной экономикой?

    Примаков | Враги у Святослава Николаевича были. Некоторые из них - его завистники, другие - те, которые хотели поживиться, "прихватив" созданную им преуспевающую клинику. К большому сожалению, на борьбу с ними Федоров затратил много сил и энергии. Но друзей все-таки было больше, чем противников. Поэтому его не могли победить. У Федорова осталось много учеников. Недавно я был в клинике известного офтальмолога Михаила Егоровича Коновалова, у которого в кабинете портрет Святослава Николаевича и который с гордостью говорит о нем как о своем Учителе.