22.03.2006 00:40

Прокурор на перекрестке

Чтобы обеспечить безопасность на дорогах, надо скоординировать усилилия многих заинтересованных ведомств

Александр Ильин. Фото: Вячеслав Юрасов.Российская газета | Александр Владимирович, что все-таки является основным «пусковым механизмом» страшного счетчика автодорожных несчастий: не слишком большое усердие дорожников, некачественные автомобили или «легкость мысли необыкновенная» водителей и пешеходов?

Александр Ильин | Думаю, что выделить какую-то одну составляющую здесь нельзя. Проблема комплексная. Я ехал к вам в редакцию по центральной улице – так ведь это же беспредел: ямочность на дорогах колоссальная. А что творится на окраинах?! Отечественный автопром дышит на ладан, я по первому диплому инженер-автомобилист и потому вижу, как мы отстаем от мировых производителей автомобилей в вопросе их безопасности. Водители лихачат, пешеходы не соблюдают правила, переходя проезжую часть где придется. Только за два месяца нынешнего года за нарушение правил дорожного движения мы оштрафовали больше 57 тысяч водителей и больше 21 тысячи пешеходов. Ведь в любой цивилизованной стране нонсенс – если водитель сел в машину и не пристегнул ремень безопасности. У нас нонсенс – если сел и пристегнул. Притом, что отечественные автомобили никакими другими средствами безопасности, кроме ремней, не оборудованы.  Но когда работники ГИБДД начинают настаивать на использовании ремней,  общественное мнение говорит, что мы занимаемся мелочными придирками, причем это общественное мнение выходит на очень высокий уровень.

РГ | То есть надо менять менталитет?

Ильин | Обязательно, причем формировать его необходимо начиная с детского сада. Ведь сегодня  детей в детсадах учат в лучшем случае переходить дорогу при наличии светофора. А как перейти проезжую часть при его отсутствии? Как вообще вести себя на дороге? Наша задача – воспитание будущего водителя от его рождения до момента, когда он сел за руль. Такие меры предусмотрены нашей областной программой повышения безопасности дорожного движения.

РГ | Даже взращенный с яслей водитель на городской улице будет чувствовать себя неуверенно, если движение организовано бестолково. Одни улицы битком  забиты стоящим транспортом, на других одностороннее движение, но нарушители то и дело катят навстречу. В чей адрес люди должны высказывать претензии?

Ильин | Обычно за все проблемы на дорогах люди привычно ругают гаишников. Но ГИБДД  сегодня – не тот орган, который занимается вопросами организации дорожного движения. Мы орган контролирующий. Почему транспортом забита центральная улица? Потому что  с нами не было согласовано открытие здесь многочисленных точек притяжения: магазинов, кафе и банков. Почему на улице с односторонним движением  попадаются встречные машины? Да потому что не создано нормальных условий для того, чтобы транспорт двигался к местам притяжения с другой стороны. Мэрия, районная администрация должны выступить заказчиками по этому вопросу, проектная организация в свою очередь – подсчитать интенсивность движения, выработать его правильную схему и потом уже внедрять  в жизнь и отдавать под наш контроль. Согласен, что организация дорожного движения в Ярославле сегодня несовершенна. Если органы местного самоуправления не будут уделять ей должного внимания, к 1000-летию Ярославля, в  2010 году,  в городе будет ни пройти ни проехать.

РГ | Масштабы ярославских автодорожных проблем «тянут» не на какие-то разовые меры, а на целую  программу.

Ильин | К сожалению, в городе ее нет. Программа обеспечения безопасности дорожного движения принята в стране, уже несколько лет работает в нашей области, а аналогичной  городской программы не существует до сих пор. Комиссия муниципалитета в сентябре прошлого года вынесла решение разработать такую программу, где расписано, сколько городу необходимо светофоров, «лежачих полицейских», где и что нужно реконструировать, какие проводить курсы для детей, какую выпускать информационную программу на телевидении и т. д. Проект появился, но там такая «нарисовалась» цифра расходов, что депутаты решили отправить проект на доработку для «усушки и утряски» объемов. Вопрос встал в тупик. Программа разработана на 2006 – 2007 годы, уже заканчивается март, а переработанного проекта нет до сих пор. Даже если программа будет принята во втором полугодии, год будет потерян. 

РГ | Из пяти светофоров, установленных в городе в прошлом году, лишь один построен на городские бюджетные средства. Из   двадцати запланированных «лежачих полицейских» город установил всего два. В прошлом году возле моторного завода целый месяц не работал светофор из-за того, что полностью сгнил кабель. «Сверстников» того светофора в городе – десятки. Если и дальше такими же темпами, как сейчас, будет обустраиваться улично-дорожная сеть, о какой безопасности может идти речь?

Ильин | Техника, управляющая светофорами, у нас отработала три нормативных срока эксплуатации. Недалеко, наверное, тот момент, когда она просто выключится. Что тогда начнется, нетрудно представить. Но ярославской мэрии надо отдать должное: в трудные постперестроечные времена в Ярославле не был отключен ни один светофор. Хотя многие наши соседи пережили массовые их отключения.  Мэрия взяла на себя обязательство содержать все светофоры, несмотря на то, что они стали тогда федеральной собственностью, и сегодня  несет все расходы, а это колоссальные деньги. Однако что касается развития улично-дорожной сети, обустройства светофорами, разметками, знаками – здесь каких-то шагов предпринимается очень мало.

РГ | Почти треть всех ДТП происходит из-за некачественного дорожного полотна. Причем, судя по статистике, ярославские дороги становятся все хуже и хуже: за два первых месяца года по этой причине аварий в области произошло на 20 процентов больше, чем годом раньше.  Какую ответственность несут за это дорожные службы?

Ильин | ДТП, произошедшие по причине ненадлежащего состояния проезжей части, – один из самых удручающих показателей аварийности. Только в январе и феврале  мы выдали дорожникам и коммунальщикам четыре с половиной сотни предписаний, а 139 должностных лиц оштрафовали. После получения предписания выбоины обычно заделываются за считанные часы и даже минуты.

РГ | Кроме предписаний, как еще можно воздействовать на службы, отвечающие за качество дорог?

Ильин | Человек, попавший в ДТП из-за ямы на дороге, может подать на дорожников в суд. Наши работники на такие происшествия вызывают представителей дорожных либо коммунальных служб, и в порядке предъявления гражданского иска человек потом отстаивает свои интересы в суде. Таких случаев у нас много.

РГ | И дорожники возмещали реальный ущерб?

Ильин | Возмещали.

РГ | Одна из часто поднимаемых тем – безопасность маршрутных такси. В «Газелях», как правило, нет кондукторов, и водители  умудряются одновременно вести машину, считать деньги и обилечивать пассажиров. ПАЗы чаще всего битком набиты – правило «сколько мест для сидения, столько и пассажиров» не соблюдает никто. ГИБДД регулярно проводит какие-то рейды, но ничего не меняется.

Ильин | Дело в том, что в Правилах дорожного движения нет такого понятия – маршрутный таксомотор.  Это понятие есть только в приказах Минтранса. Требования  о заполняемости салона в соответствии с количеством мест для сидения – там же. Для контроля за выполнением этих требований созданы региональные управления автодорожного надзора Минтранса. Ну а как они выполняют свои функции, вам виднее. Правила дорожного движения в части пассажирских перевозок сегодня нуждаются в доработке. Этот раздел уже не охватывает всего, что  есть в этой сфере. Сегодня водитель обилечивает на ходу, и мы его за это наказать не можем –  в Административном кодексе  нет соответствующей статьи.  Правила дорожного движения такого раздела тоже не содержат, а раз водитель ПДД не нарушил, наказывать его не за что. Такое нарушение, как переполненность салона, в ПДД также отсутствует, то есть водитель-нарушитель остается неуязвим. Можно, в принципе, приостановить лицензию, но для этого необходимо собрать доказательства, найти свидетелей, может,  даже сделать видеосъемку и только потом  направлять дело в суд.

РГ | Насколько я знаю,  вы к своим рейдам привлекали даже прокурорских работников.

Ильин | Да, мы начали взаимодействовать с прокуратурой области. Прокуроры вышли вместе с нашими работниками для контроля в том числе и за наполняемостью автобусов. Составили массу административных протоколов и направили их  в суды. Работник ГИБДД не может составить административный протокол по этой статье, а прокурор может. Несколько материалов в суде уже рассмотрены: некоторые владельцы таксомоторов лишены лицензии,  у кого-то она приостановлена. Вот настолько сложная процедура. Хотя все можно было бы прописать в Правилах дорожного движения или в каком-то другом нормативном документе: посадил водитель пассажиров больше, чем положено, – должен отвечать. Но решать такой немудреный вопрос мы, оказывается, некомпетентны. Для этого нам надо с прокурором выйти на дорогу!  Нормативная база от реальной жизни очень и очень отстала.

РГ | Проблема, которая с каждым днем заявляет о себе все громче, – наркоманы за рулем. В соседней Вологодской области такой водитель сбил недавно женщину с коляской: молодая мама скончалась на месте, малыш попал  в реанимацию. Есть ли у ГИБДД специальные тесты для определения наркотического опьянения?

Ильин | Определить, что человек находится под воздействием наркотиков,  легко визуально. Существуют известные признаки: резко суженные или, наоборот, расширенные зрачки, нарушенная координация движений, замедленная реакция, невнятная речь, повышенная возбужденность.  В таком случае мы доставляем водителя в ближайшее лечебное учреждение, где есть специалист-нарколог. Проблема в другом: мы очень много выявляем поддельных медицинских справок, которые к нам приносят при оформлении водительских удостоверений. В прошлом году только Фрунзенским РОВД, на  территории которого находится здание ГИБДД, по данному факту возбуждено больше ста уголовных дел.  Понятно, что здоровый человек, в том числе без наркологических проблем, в такую лазейку не полезет.

P.S.

В дальнейшем по любым вопросам  читатели «РГ» могут обращаться непосредственно к Александру Ильину и его заместителям (телефон приемной – 72-95-77) или по работающему круглосуточно телефону доверия 30-43-76.