Новости

04.04.2006 05:00
Рубрика: Власть

Зачистка бюджета

Кудрин предупредил, что устойчивый экономический рост невозможен при слабом госаппарате

Михаил Фрадков считает, что в руках финансистов есть все основные нити управления государственными ресурсами. Фото: Олег Прасолов.Чуть опередив премьера, который должен был поставить собственную подпись под постановлением правительства о размещении средств Стабилизационного фонда, Кудрин публично признал, что противостояние с Фрадковым и аппаратом Белого дома по поводу снижения инфляции и размещения средств Стабилизационного фонда окончено.

Правда, несмотря на то, что и сам Фрадков, и министр экономического развития и торговли Герман Греф, и главный финансист Алексей Кудрин уверяли, что правительство больше не собирается выяснять отношения, очевидно, что все трое по-прежнему по-разному смотрят на оставшиеся нерешенными вопросы.

Кипевшие несколько месяцев страсти вокруг Стабфонда вдруг затихли. Кудрин, называвший заявления заместителя руководителя аппарата правительства Михаила Копейкина об обесценивании из-за инфляции средств Стабфонда безграмотными, все же смирился с позицией своего главного оппонента и вчера твердо заявил, что, по его мнению, управлением части средств Стабфонда, которая будет инвестироваться в акции зарубежных компаний, должна заниматься частная иностранная компания. "Конечно, мы будем рассматривать вариант с Банком России, но я думаю, это должна быть управляющая компания", - заметил министр, который еще накануне говорил, что пока управлять деньгами будет по-прежнему минфин при помощи Центробанка. Получается, что споров как бы и не было. Кудрин, который яростно боролся против позиции Копейкина, вчера вдруг довольно спокойно, словно победитель, отстоявший собственную версию, заметил, что в правительстве есть взаимопонимание, что большая часть средств Стабфонда будет вкладываться в государственные облигации иностранных государств, а меньшая часть - в акции крупных зарубежных компаний. Но о судьбе Стабфонда на коллегии старались не вспоминать.

Хотя Кудрин уже представил в правительство очередное предложение о досрочном погашении 12 миллиардов долга бывшего СССР перед Парижским клубом из средств Стабфонда. Это практически весь долг бывшего СССР Парижскому клубу, за исключением Германии, которая в 2004 году на свою часть долга в рамках клуба выпустила облигации объемом около 6 миллиардов долларов со сроками обращения 3, 5 и 10 лет, которые не могут быть погашены ранее окончания срока.

Фрадков, казалось бы, настроенный довольно миролюбиво, все же попенял финансистам, напомнив, что в их руках "есть все основные нити управления государственными ресурсами", однако не все еще в финансовой сфере благополучно. Во-первых, плохо контролируется расходование бюджетных средств, и в итоге "эффективность использования государственных ассигнований еще далека от идеальной". А это, по его мнению, снижает эффективность и всеобщих правительственных усилий по сдерживанию роста цен и достижению общей макроэкономической стабильности. Он заметил, что правительство приняло идеологию "стерилизации" излишних бюджетных средств, поэтому "минфин, как идеолог такого подхода, должен быть на высоте, предлагая дополнительные меры активизации экономической политики".

Во-вторых, имеющийся ныне "профицит бюджета означает, что государство забирает у экономики больше денег, чем дает из бюджета". Изъятие этих средств из экономики - это отложенные инвестиции, расходы, спрос, покупки. И если считать, что сегодня лучше их не использовать - надо что-то дать взамен. Минфин же, судя по всему, взамен пока ничего предложить не может. Другими словами, и с инфляцией финансисты справиться не могут, и дать взамен бизнесу им нечего, а следовательно, и уверенность в макроэкономической стабильности угасает. И тут уж Фрадков вернул Кудрину его слова о том, что "для достижения поставленных целей по инфляции правительству не хватает не инструментов, как оно пытается это представить, а политической воли". В общем, раз все инструменты у финансистов есть - берите и работайте.

А уж политическую волю Фрадков готов проявить в отношении финансовой политики по полной программе. И первым шагом стало его одобрение предложенного минфином для укрощения инфляции формирования бюджета, очищенного от нефтяных доходов. "Жду конкретики, - поторопил финансистов Фрадков. - Уверен, что это поможет выявить дополнительные ресурсы нашей экономики". Но чтобы финансисты не искали простых путей, глава кабинета министров заметил, что надо не просто пересчитать бюджет на условно низкие цены на нефть, а показать весь поток средств и доходов, которые генерирует сырьевой сектор. По сути, он хочет увидеть, где накапливаются и на какие отрасли влияют нефтяные доходы. Кудрин же считает, что его модель надо применить для определения дефицита ненефтяного бюджета и не допускать его увеличения. При этом он показывал наглядные материалы, где, по оценке его ведомства, значилось, что в 2004 году дефицит ненефтяного бюджета составлял 2,8%, а в первом полугодии 2005 года он вырос до 4,7%. "Наша задача - не увеличивать дефицит", - призывал Кудрин. В качестве примера, как всегда, приводил опыт Норвегии, которая уже перешла к бюджету, основанному на ненефтяных доходах, и часть нефтяных доходов направляет на погашение дефицита бюджета. Таким образом, он пытается еще больше обезопасить правительство от искушения бесконтрольно тратить нефтяные деньги.

- Много пока еще скрыто от глаз правительства, - сокрушался премьер, но при этом напомнил минфину, что "было бы ошибкой смотреть на экономику только глазами налоговиков".

Смотреть глазами налоговиков, согласился Кудрин, действительно неправильно, тем более что за последние годы качество государственного администрирования не улучшается, до сих пор актуальным остается "понятие налогового терроризма". И несмотря на присутствие в зале идеолога административной реформы Дмитрия Козака, главный финансист мягко заметил, что пока административная реформа не дала заметных результатов, а это негативно сказывается как на работе бизнеса, так и на инвестиционной привлекательности экономики. Публично осудил министр и административный произвол, царящий в стране. По его словам, большинство менеджеров полагают, что каждый чиновник может интерпретировать тот или иной закон по-разному. "Если по законодательной базе Россия сопоставима с другими странами, то мы проигрываем безнадежно по качеству институтов. В условиях слабых институтов и госаппарата невозможен устойчивый экономический рост", - предупредил министр.

Но по большей части он все же говорил о невысоких темпах экономического роста, за что, собственно, отвечает другое ведомство - экономическое, но это, похоже, главного финансиста нисколько не смущает. Так же как и утверждение о том, что высокие тарифы не являются причиной инфляции. По его мнению, увеличение тарифов естественных монополий - это следствие роста монетарной инфляции.

Согласиться с этим утверждением Греф никак не мог, однако, выслушав своего коллегу-финансиста, он, судя по всему, решил не вступать с ним в спор, но при этом публично напомнил монополистам: "Если естественные монополии не хотят регулироваться со стороны государства, то они должны быть демонополизированы". Он попросил руководителей естественных монополий представить в правительство все необходимые материалы для анализа издержек монополий в установленные сроки. Иначе, заметил министр, правительство не сможет строить прогнозы по предельному росту тарифов на следующие три года.

Отсутствие безапелляционных выводов и министров, и присутствующих экономистов полностью удовлетворило премьера, и он заметил, что решение всех финансово-экономических проблем требует терпения. А чтобы Кудрин больше не говорил о том, что "правительство проводит неправильную политику", Фрадков напомнил, что проведение жесткой бюджетной и кредитно-денежной политики как раз находится в компетенции минфина.

Власть Работа власти Госуправление Экономика Казна Федеральный бюджет Правительство Минфин Стабилизационные фонды