18.07.2006 02:20

    К концу года бензин может подорожать до 22 рублей за литр

    К концу года эксперты прогнозируют рост цен на бензин марки АИ-95 до 22 рублей за литр

    К концу года бензин марки АИ-95 может подорожать в России до 22 рублей за литр, прогнозируют эксперты. По их мнению, не поможет даже договоренность между правительством и нефтяниками о замораживании цен на бензин. В Федеральной антимонопольной службе считают, что на ситуацию негативно влияет тот факт, что вертикально интегрированные компании до двух третей своей продукции поставляют на внешний рынок. Однако многие эксперты считают, что экспорт не оказывает давления на цены внутреннего рынка нефтепродуктов

    По его словам, цены на бензин, которые полгода не вызывали беспокойства автомобилистов, вновь стали расти. В целом за первую половину 2006 года потребительские цены выросли на 2,6 процента. Эксперты полагают, что рост продолжится и сравняется с инфляцией.

    Даже мягкий вариант вмешательства правительства в вопросы ценообразования - договоренность о замораживании цен на бензин не срабатывает. Это замораживание позволило нефтяниками получить не только политический капитал, но и немного выиграть экономически. Ведь был период, когда НДПИ снижался. Например, в апреле-мае или после августа прошлого года, а значит, и цены могли бы снизиться, но они стояли, как и было условлено.

    Тенденция к росту цен на нефтепродукты вполне объяснима. На цены за нефтепродукты, как и на любой другой товар, влияет инфляция.

    Правительство начинает год с индексации тарифов на услуги естественных монополий (электроэнергия, тепло, газ, ЖКХ, железнодорожный и трубопроводный транспорт). Эти услуги составляют значительную часть затрат на производство и реализацию нефтепродуктов. В итоге прежде, чем стать провокатором инфляции, нефтепродукты одними из первых сами страдают от нее. Учитывая также рост цен на материалы и оборудование, рост цен на нефтепродукты в пределах обшей инфляции, - то есть около 10 процентов в год - следует признать экономически обоснованным. И не нужно их искусственно сдерживать административным ресурсом, поскольку это рано или поздно кончится плачевно как для отрасли, так и государства.

    До середины 2004 года цены на бензин и дизельное топливо на внутреннем рынке росли на 15-20 процентов в год, что в принципе соответствовало инфляционным тенденциям. Бурный рост цен на эти товары начался во второй половине 2004 года. И произошло это не из-за скачка мировых цен на нефть, а в связи с тем, что государство само его спровоцировало. Идея изъять из нефтяного комплекса побольше средств родилась на популистской предвыборной волне 2004 года, и вылилась в конечном итоге в экономически необоснованное изъятие 3 миллиардов долларов путем значительного ужесточения формулы расчета ставки вывозной таможенной пошлины на нефть с 1 августа 2004 года и повышения с 1 января 2005 года ставки НДПИ. Нефтяники ответили адекватно, то есть также экономически необоснованно, просто не хотелось упускать сверхприбыли. Они начали сразу же превентивно компенсировать потери.

    В ФАС считают, что на цены, на нефтепродукты негативно влияет тот факт, что вертикально интегрированные компании до двух третей своей продукции поставляют на внешний рынок. Нефтяники действительно вывозят три четверти добываемой нефти, - как в сыром виде, так и переработанном, то есть в виде нефтепродуктов. Но от этого внутренний рынок не становится беднее. Он не просто насыщен, а даже слегка перенасыщен.

    По словам Александра Саковича, эффективность внутренних поставок выше внешних. По оценке Саковича, нефтяники получают на внутреннем рынке чистую прибыль от реализации бензина в 180 долларов с тонны, а дизельного топлива - 220 долларов с тонны. Правда, возможен дефицит 95-го бензина.

    Налоговое изъятие со сверхприбыли - с учетом пошлины, НДПИ, налога на прибыль - составляет 90 процентов (при цене на нефть выше 25 долларов за баррель). Сама чистая прибыль при нынешних ценах на нефть около 65 долларов за баррель составляет 46 долларов с тонны с учетом изъятий. В 2005 году нефтяники получили чистую прибыль в размере 38 миллиардов долларов (включая не только экспорт, но и внутренний рынок). О какой нагрузке можно говорить, когда на растущей волне выигрывают все - и бюджет, и нефтяники.

    Экспортные пошлины выполняют чисто фискальную функцию и, изменяясь адекватно конъюнктуре мирового рынка, не оказывают какого-либо давления на цены внутреннего рынка нефтепродуктов. Они, не затрагивая прибыли, должны были бы изымать большую часть сверхприбыли. Однако в условиях постоянно растущих мировых цен они не справляются и с этой функцией. По результатам мониторинга за январь-февраль текущего года, пошлина была установлена в размере 186,4 долларов за тонну. Средняя цена за период мониторинга составила 58,1 доллара за баррель. Данная ставка вступила в действие с 1 апреля, в тот момент цена нефти на европейских рынках была уже выше 65 долларов за баррель. Таким образом, существующий механизм установления пошлин позволил нефтяникам получить более 50 долларов с тонны дополнительной сверхприбыли. Учитывая, что пошлина на нефтепродукты вступает в действие еще на 20-30 дней позже, чем пошлина на нефть, то здесь эффект для нефтяников еще выше.

    Действие пониженных пошлин на нефтепродукты почти на месяц дольше, чем могло бы быть в случае синхронизации, приведет к бюджетным потерям, например, в августе 2006 года в сумме около 60 миллионов долларов.

    В Госдуме уже рассматривается законопроект о синхронизации установления вывозных пошлин на нефть и нефтепродукты. Закон достаточно технический, его примут в любом случае. Если это случится до конца весенней сессии, новые пошлины синхронно могут вступить в действие уже с 1 октября.

    Подготовлен законопроект по использованию акцизов через их дифференциацию для стимулирования глубины переработки нефти или повышения качества нефтепродуктов. Но, прежде всего акциз - чисто фискальный косвенный налог, взимаемый с товаров с повышенной доходностью, конечным плательщиком, которого является потребитель. С другой стороны, вопросы глубины переработки и повышения качества нефтепродуктов не столько экономическими, сколько технологическими и экологическими. Нефтепереработка работает не сама по себе, а по заказу отраслей экономики. Пока существует значительная потребность в низкооктановом бензине (сельское хозяйство, "оборонка", транспорт, в том числе общественный, личные автомобили и мотоциклы), он должен производиться. Еще недавно существовавшие марки бензина А-66 и А-72 исчезли не за счет углубления переработки, а потому что исчезла техника, их потреблявшая. Качество должно стимулироваться не косвенным налогом, который рано или поздно ложится на плечи потребителей.

    Между тем рост цен на нефть вызвал небывалый скачок стоимости топлива в Европе, так в Германии цены на бензин и дизтопливо поднялись до самого высокого в текущем году уровня. Здесь автомобилисту приходится платить за один литр бензина марки "супер" (аналог АИ-95) в среднем 1,392 евро, а за литр дизельного топлива - 1,169 евро. Одновременно эксперты констатируют устойчивую тенденцию снижения спроса на бензин в Германии. По данным Союза нефтяной промышленности ФРГ, в течение 1-го полугодия реализация бензина в стране уменьшилась к соответствующему периоду прошлого года на 6,8 процента. Эксперты видят причины этого в более экономичных двигателях автомобилей.

    Дорожает бензин и в Великобритании, если в начале года литр топлива стоил 88,32 пенса, то теперь цены ни с того ни с сего подскочили до 96,85 пенса, то есть, почти до целого фунта.