11.12.2006 04:30

Пробки возьмут в кольцо

Как столичные власти решают транспортную проблему

Почти полтора часа шел обстоятельный разговор о том, куда же и на чем едет Москва и не настанет ли в ближайшее время момент, когда город просто остановится.

Российская газета: Леонид Моисеевич! За последние годы вы четвертый руководитель департамента транспорта и связи в правительстве Москвы. Чем объясняется, что это кресло оказалось таким горячим?

Леонид Липсиц: Проблема всего российского транспорта состоит в том, что слишком отстала законодательная база, в соответствии с которой он работает. Она создавалась в других экономических условиях. Пришло время новых скоростей, нового парка, новых отношений, а законы остались те же. В частности, они не разрешают пользоваться теми инструментами контроля за движением, без которых в наши дни не выжила бы ни одна европейская страна. Я имею в виду прежде всего применение съемок нарушителей движения, фиксации правонарушений и затем выписки штрафов без остановки водителя и без составления протокола. В конце концов, солидарную ответственность водителя, управляющего автомобилем в момент нарушения, и его владельца. За границей если водителя невозможно установить, то за все прегрешения автоматически штрафуют хозяина машины. А как, скажем, остановить автомобиль на МКАДе, который идет, превышая скорость, в левом ряду, не останавливая весь поток? Никак. Поэтому чаще всего его водитель уезжает безнаказанным.

РГ: Госдума сейчас рассматривает поправку, чтобы фотофакт можно было считать доказательством в суде.

Липсиц: Это выстраданное предложение, инициированное столицей. Дело в том, что ежедневно на дорогах страны гибнет 120-130 человек. Это сравнимо с тем, как если бы каждый день падал самолет.

РГ: Сколько же по Москве будет установлено видеокамер?

Липсиц: Столько, сколько потребуется для безопасности движения. Но, учитывая напряженность движения в крупных городах, думаю, что было бы правильным, если бы кодекс дал право субъектам РФ применять более широкий спектр воздействия на нарушителей в зависимости от ситуации в конкретном регионе.

РГ: Не планируется в ближайшее время ввести административные меры, вроде платного въезда в центр города?

Липсиц: Считаю, что это будет последней мерой, на которую столица пойдет лишь тогда, когда все остальные будут исчерпаны. На первом же месте сейчас стоит упорядочение парковок, в том числе и за счет расширения числа платных. Как во всем мире.

РГ: Как отличить легальную парковку, организованную городом, от устроенной самозванцем, собирающим деньги с водителей в свой карман? Что-то пока никакие меры, вплоть до лимонных жилетов, предложенных гордумой для парковщиков, для любителей легкой наживы не помеха.

Липсиц: У законной парковки три отличительные приметы: разрешение префектуры на использование земельного участка, документ, удостоверяющий право данной организации заниматься этим видом деятельности, и форма парковщиков, в состав которой входит светоотражающий жилет с надписью, сколько стоит парковка в данном месте. Кроме того, обязательно должна быть соответствующая разметка на асфальте и правила пользования парковкой, вывешенные на видном месте.

РГ: Если надписи нет, то это левый парковщик?

Липсиц: Попросить предъявить документы не мешает.

РГ: А где обещанные перехватывающие парковки?

Липсиц: Этот вопрос недавно обсудило правительство Москвы. Решено, в частности, что их нужно построить примерно на 150 тысяч машино-мест. Первые 30 из 90 появятся в ближайшие три года. Остальные - к 2010 году.

РГ: Какой будет следующая мера города для разгрузки дорог?

Липсиц: На втором месте сейчас - автоматизация управления движением. Система "Старт", с помощью которой прежде пытались решить эту проблему, сейчас морально устарела. Поэтому принято решение правительства Москвы о ее модернизации и развитии.

РГ: И что же она, по-вашему, даст?

Липсиц: Приведу пример. Идут параллельно две магистрали - Ленинский проспект и проспект Вернадского. Часто по Вернадского едешь свободно, а на Ленинском все время стоишь по сорок минут в пробках. Система же должна помочь выбрать оптимальный маршрут движения, заранее предупредить о возможных затруднениях на пути, настроить на оптимальный режим работу светофоров. В итоге - обеспечить безостановочное движение. Предполагается, что действовать эта интеллектуально-транспортная система будет по всему городу. На Дмитровском и Волоколамском шоссе, Ленинском проспекте ее модернизация уже идет.

РГ: После возведения разделительного барьера между полосами встречного движения на многих дорогах исчезла возможность регулирововать пропускную способность за счет реверсной полосы. Кому пришло в голову это сделать? (Антон Иванов, г. Москва).

Липсиц: На том же Ленинском проспекте это вызвано хроническими аварийными ситуациями. Разделительный барьер существенно помог снизить гибель и травматизм участников движения на этом участке дороги. Реверсные полосы нужно внедрять очень осторожно.

РГ: В общем, чтобы не было проблемы, город решил просто избавиться от них? По принципу - лучшее лечение от головной боли - гильотина?

Липсиц: На самом деле число реверсных полос даже выросло.

РГ: Не раз звучала идея ввести выделенные полосы для общественного транспорта. Не кажется ли вам, что в условиях дефицита дорог для Москвы это непозволительная роскошь?

Липсиц: Так может судить лишь неграмотный человек. Выделенные полосы способствуют сокращению на дорогах числа автомобилей за счет того, что их владельцы, зная, что на автобусе или троллейбусе гарантированно доедут до цели к назначенному часу, предпочтут передвигаться на них.

РГ: Первую полосу собирались организовать на Волоколамке...

Липсиц: Она появится там в первом полугодии будущего года. Прорабатываются также для эксперимента участки на Ленинском и Ленинградском проспектах.

РГ: Где гарантия, что автовладельцы не будут ездить по этим полосам? В Париже, например, не помогают даже железные столбики, которыми их там огородили. Все стоят помятыми!

Липсиц: Чтобы призвать к порядку нарушителей, должна действовать целая цепочка эффективных мер. Но ситуация не такая уж безнадежная. Наши водители на Западе, например, водят машину совершено иначе, чем дома, в Москве. Более дисциплинированно и ответственно.

РГ: Как известно, столица испытывает дефицит электроэнергии. Не дай бог, случится очередное Чагино, что ждет светофоры? Все отключатся?

Липсиц: На подобный случай закуплены автономные электростанции. Но лучше бы они никому не потребовались.

РГ: Эксперты периодически предсказывают столице транспортный коллапс. Такая возможность просчитывается, что действительно в один не самый прекрасный момент город может вообще остановиться?

Липсиц: Этого просто не может быть. Все, что делается сейчас, направлено на улучшение нынешнего положения. Оптимизма добавляет и то, что ежегодно в Москве прибавляется по 150 тысяч автомобилей, а пределом ее насыщения, по мнению специалистов, является 500 тысяч. Правда, приходится считаться и с увеличением машин в Подмосковье и других близлежащих областях, так как многие жители оттуда едут на работу в Москву. Вот почему дорожная ситуация - вопрос не столько транспортный и не только городских властей. Когда у населения в других регионах будет дома работа, отпадет потребность искать ее в другом месте.

РГ: С соседними областями Москва, наверное, должна считаться и при развитии дорог. Как ни реконструируй, скажем, ту же Ленинградку, но без участия Московской области до аэропорта Шереметьево с комфортом все равно не доехать.

Липсиц: Столица и пытается состыковать транспортные потоки с правительством Подмосковья. Ведь совершенно очевидно, что большее количество полос из Москвы и меньшее в Москву создают узкие бутылочные горлышки на выезде из города. Есть ряд конкретных проектов, учитывающих этот фактор. Дороги по объезду Одинцова, Ногинска, Химок и другие. Активно участвует в решении проблемы и Минтранс России, финансируя строительство платной дороги Москва - Санкт-Петербург. Главное, чтобы новые подходы стали системой, и ни одного решения по улучшению движения в Московском регионе не принималось без увязки с Москвой.

РГ: Не раз вводились запреты движения грузовиков в пределах Третьего транспортного кольца в рабочее время. Откуда же они все-таки берутся на трассах?

Липсиц: Детей без питания в школах или пациентов больниц без лекарств не оставишь.

РГ: Но панелевозы и огромные фуры явно развозят не пилюли!

Липсиц: К сожалению, товарные станции находятся в центральной части города или поблизости к ней. Савеловская, Павелецкая, Рижская, Киевская... Это точки переработки грузов, без которых город не может обойтись. Вывод же их потребует времени.

РГ: А когда появятся нетрадиционные виды транспорта?

Липсиц: Соглашение о переоборудовании Малого кольца железной дороги с грузовых перевозок на пассажирские подписано мэром Москвы Юрием Лужковым и руководителем ОАО "РЖД" Владимиром Якуниным. Но и это работа не одного дня. Железнодорожникам придется менять всю схему движения грузов. А главное, нет электричества, и поезда по этому кольцу ходят только дизельные. Продолжается также проработка проекта скоростного трамвая для его пуска по шоссе Энтузиастов с выходом на МКАД.

РГ: Положа руку на сердце, надо ли было тратить бешеные деньги на строительство монорельсовой дороги от ВВЦ до станции метро "Тимирязевская"? Какую проблему она решила?

Липсиц: Кроме как обкатать систему и оценить возможности ее использования в городе, задачи и не ставилось.

РГ: Какой вывод?

Липсиц: Делать его рано, так как дорога все еще находится в опытной эксплуатации. До конца года ее должен принять метрополитен.

РГ: Лучше бы еще автобусов комфортабельных купили!

Липсиц: Других, кроме самых современных, низкопольных и скоростных, город и не закупает. Обновление парка происходит строго по нормативам.

РГ: Еще бы дожить до времени, когда автобус от метро "Рязанский проспект" до "Таганской" шел 35 минут, как было в советские времена, а не два с половиной часа, как сейчас!

Липсиц: У Института Генплана Москвы есть совершенно четкий критерий: самая продолжительная поездка из одной самой отдаленной точки Москвы до другой не должна превышать по времени 55 минут. Занимает же часто на 20-25 минут больше. Но волшебной палочки, которой можно махнуть и с завтрашнего дня дороги станут шире, нет.

РГ: Правда ли, что скоро на городском транспорте появятся вторые турникеты и поездки для пассажиров станут еще сложнее?

Липсиц: Почему же они станут сложнее, если вместо одной двери станут работать две? Очевидно другое: да, эта мера непопулярная и никого не радует. Но благодаря ей город собрал в год с бывших "зайцев" 3 миллиарда рублей и закупил дополнительно современные автобусы и троллейбусы.

РГ: На что будут потрачены 20 миллиардов рублей, которые выделит федеральный бюджет столице в будущем году?

Липсиц: Приоритеты города известны. Это Четвертое транспортное кольцо, строительство которого, как уже говорил мэр, в будущем году город начнет полным ходом сооружением хордовой магистрали входа в Москву со стороны севера, от Химок через створ Октябрьской железной дороги до Королева и далее на восток. В общем, были бы деньги!