Новости

02.03.2007 04:10
Рубрика: Экономика

Инвалиды в "мертвой" очереди

Медико-социальная экспертиза оказалась вне закона и денег

Благое дело, за которое проголосовали депутаты, вызвало нервотрепку, дикие очереди и чувство полной безысходности у самой уязвимой части россиян - инвалидов.

Дело в том, что подтверждение инвалидности надо получать всем заново в реформированных структурах соцзащиты. Но их перестроили так, что заработки специалистов упали ниже прожиточного минимума, и люди стали увольняться. Работать с армией инвалидов оказалось некому. А без новой бумаги, которую надо получить в опустевшем кабинете, не будет и прибавки к пенсии.

Насколько сложившаяся ситуация согласуется с законом? Попробуем разобраться в ситуации на примере Питера и Москвы, где обстановка близка к критической.

Настоящим бедствием стало принятое в конце 2006 года Госдумой благородное решение о том, что жители блокадного Ленинграда заслуживают дополнительной пенсии. В результате выхода документа в бесконечную очередь встали 63 тысячи жителей Санкт-Петербурга, не имеющих справок об инвалидности. Когда двинется "мертвая" очередь, не знает никто. Точно в такой же тупиковой ситуации оказались еще 60 тысяч питерцев, у которых справка есть, но которые хотят изменить степень инвалидности. Суть проблемы вот в чем: инвалидов десятки тысяч, а тех, кто ими занимается и выдает справки, с каждым днем все меньше.

Только в Питере 183 тысячи блокадников, а очередь на прохождение медкомиссии и оформление инвалидности блокадникам растянулась уже до 2008 года.

Ажиотаж объясняется тем, что размер второй пенсии зависит от степени ограничения способности к труду. Инвалидам I, II, III степеней устанавливается размер пенсии соответственно - 100, 150 и 200 процентов размера базовой части трудовой пенсии по старости. То есть 1035, 1552 и 2070 рублей. Это серьезная разница.

Как пояснил Александр Абросимов, руководитель и главный эксперт по медико-социальной экспертизе ФГУ "Главное бюро МСЭ по Санкт-Петербургу": сколько нужно бригад экспертов для проведения этой работы и когда очередь ускорится, не может сказать никто.

Почему такое случилось? Причина дикого ажиотажа - выход распоряжения правительства РФ от 16.12.04 "О создании подведомственных Росздраву федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы". Именно этот документ стал настоящей "бомбой". Смысл нововведения хорошо просматривается на примере ответа инвалиду второй степени Николаю П., не довольному результатами экспертизы. Справка, выданная ему, гласила, что новые бюро не являются правопреемниками старых, работавших до 1 января этого года. Значит, бумага от несуществующей организациии недействительна. Но работать во вновь созданных бюро оказалось некому. Это только питерская или и московская проблема?

В результате выхода документа в бесконечную очередь встали 63 тысячи жителей Питера

О людях этой профессии - сотрудниках медико-социальной экспертизы - лучше всего спрашивать у инвалидов. Одни без других существовать в наше время не могут. Это специалисты, которые определяют инвалидность и решают проблемы, возникающие в связи с этим. Их работа во все времена и во всех странах считается весьма уважаемой профессией. А ее сотрудники - уникальными специалистами, работающими на стыке здравоохранения, социального страхования и социального обеспечения.

Никто не заметил, что реформируя многие стороны нашей жизни, мы эту нужную профессию, без которой никуда, взяли и потеряли. Как такое могло произойти?

А вот как. С января 2005 года по постановлению правительства (N 805) "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" специалисты этой службы из регионального подчинения были переведены в ведение Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию. Это было правильно и хорошо. По информации Росздрава, во всех 89 федеральных учреждениях экспертизы страны было создано 1677 филиалов - бюро медико-социальной экспертизы. Количество филиалов по России объясняется так: авторы реорганизации исходили из расчета, что одно бюро должно приходиться на 70-90 тысяч человек. Это при условии, что эксперты будут освидетельствовать 1,8-2 тысячи человек в год.

Делалось все это из благих побуждений: для построения управленческой вертикали и обеспечения большей независимости экспертов. Но пока на практике нововведения не только принесли дополнительные неудобства инвалидам, самой безответной категории населения, но и ударили по высококвалифицированным сотрудникам бывшей Государственной службы МСЭ.

Дело в том, что с переходом в федеральное подчинение трудящиеся этих бюро лишились всех доплат, которые шли из местного бюджета. Дошло до анекдота: сегодня зарплата врача высшей категории бюро МСЭ - 3800 рублей в месяц, у младшего медицинского персонала - 1000 с лишним рублей. А в то же время в соседнем кабинете поликлиники врач-терапевт получает около 20 тысяч рублей. Кстати, средняя зарплата в Москве составляет 17 тысяч рублей. Но дело не только в деньгах.

В каждом из бюро по положению должно быть как минимум: три врача, специалист по реабилитации, социальный работник, старшая медицинская сестра, медицинский регистратор, санитарка. На их попечении - сотни тысяч инвалидов, и их количество постоянно увеличивается. По данным статистики, общее количество людей с ограниченными возможностями в стране превысило 12 миллионов. Неуклонно растет детская инвалидность. Еще немного - и численность детей-инвалидов в России перевалит за миллион. На этом тревожном фоне мы практически теряем целый отряд нужнейших специалистов.

Абсурдность складывающейся ситуации можно посмотреть вот на каком примере. Минздравсоцразвития ввело недавно новые правила обеспечения бесплатными слуховыми аппаратами. Если раньше такой прибор выдавался просто по рекомендации отоларинголога, то теперь для его получения нужно сдать анализы, включая биологическое исследование крови, пройти терапевта, невропатолога, окулиста, гинеколога, рентген и отоларинголога. Последнего - дважды. Ради чего это сделано? Ведь ни одно заболевание не является противопоказанием для ношения этого прибора, поэтому с медицинской точки зрения столь подробное обследование совершенно не нужно. Людям от новой усложненной процедуры забот только прибавилось.

По наблюдениям практикующих врачей, все большее число медработников из важной сферы по обслуживанию инвалидов переходит в систему страховой медицины, сферу закупок медоборудования и лекарственных средств, на другие позиции, не связанные с лечением пациентов. Такую деятельность называют парамедициной - от греческого "para",т.е. "возле, около".

Попробуем оценить сложившуюся ситуацию не только с социальной и медицинской, но и с правовой точки зрения. Приходится возвращаться к Конституции. Статья 7 пункт 2: "В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты". Основному Закону вторит Трудовой кодекс. Его статья 133 гласит: "Минимальный размер оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже размера прожиточного минимума трудоспособного человека".

По данным столичной администрации, в Москве величина прожиточного минимума за третий квартал 2006 года в расчете на душу населения составила 5 тысяч 124 рубля, для трудоспособного населения - 5 тысяч 795 рублей, для пенсионеров - 3 тысячи 533 рубля, для детей - 4 тысячи 381 рубль. Зарплаты, которые сегодня предлагаются медикам "инвалидных" экспертиз, ниже всех этих минимумов.

И дело даже не в том, что они унизительно малы, но и в том, что по сути дискриминационны. Получается, что медицинских работников России разделили по кастам. Кому от этого стало хуже? Ответ есть у инвалидов.

Экономика Пенсии и пособия