Новости

06.04.2007 02:40
Рубрика: Общество

Есть такая работа: духовный лидер нации

По ходу новой цикловой программы "Ничего личного" выяснилось, что должность духовного лидера в России вроде бы как свободна

"Ничего личного". По форме

Программа новая, задорная... Она может всякое себе по молодости позволить. "Ничего личного" (ТВ Центр) - программа действительно свежая и не устоявшаяся в смысле правил, что поправимо.

Спорная с точки зрения оформления, что не страшно.

Сложная, если иметь в виду содержание, что хорошо.

Отдельное спасибо создателям передачи за то, что в ней до сих пор нам не привелось увидеть ни Жириновского, ни Собчак. Хотя в эфире прошло уже три или четыре выпуска. Возможно, это рекорд для нашего ТВ. Инициаторам, правда, не удалось избежать услуг Александра Проханова, еще одного дежурного персонажа во всех дискуссионных передачах, но отнесем сей дефект на счет издержек стартовой раскрутки.

Другая издержка старта: привыкание телеведущей Татьяны Малкиной к эфиру и привыкание зрителей к телеведущей Татьяне Малкиной.

Конечно, можно было бы пустить этот процесс на самотек - стерпится, слюбится. Но лучше все-таки взять его под контроль. Невооруженным взглядом видно, как она пока зажата, скована во время записи. Это характерно для начинающего артиста, на что он реагирует двояко: либо становится сплошным тормозом, либо начинает отчаянно жестикулировать и мимировать.

Журналистке Татьяне Малкиной свойственно последнее, и ей стоит попридержать внешнюю активность. Чтобы ее нечаянно-отчаянная наружная экспансивность не стала бы намертво приклеившейся к ней маской.

Что же касается самого формата программы, то здесь следует отметить следующие его специфические характеристики. В отличие от состязательных ток-шоу "К барьеру!" и "Судите сами", предлагаемое нам новое разговорное действо является интеллектуальным. Почти как те, что идут на канале "Культура" - "Тем временем" и "Апокриф". Но уже не в пример последним оно носит состязательно-игровой характер - студия, оформленная под пещеру, оппоненты у неотесанных каменных глыб-трибун, диаграмма с мотающимися туда-сюда существами. Удачна находка с предложением ведущей попробовать оппоненту сформулировать позицию противоположной стороны так, как он ее понял. Это тест на способность слушать друг друга.

Такая комбинация игрового и неигрового начал предъявляет программе особые требования. Ее участниками должны быть внутренне свободные люди с высоким коэффициентом интеллекта и без органчиков в головах.

Вот почему так нелепо смотрелся записной полемист Александр Проханов. Его позвали, чтобы он изложил свою точку зрения на предмет страхов перед будущим, а он завел свою шарманку-шарлатанку о скверне либерализма, о пятой империи, обо всем том, о чем он обыкновенно криком кричит и у Владимира Соловьева, и у Максима Шевченко.

Когда в последнем выпуске, где шла речь о надобности духовного лидера, завел свой органчик Николай Бурляев о врагах русского народа, то остальным участникам стало неловко и неуютно. Кто-то просто отвел глаза, кто-то не смог скрыть иронической улыбки. Всем стало понятно, что человек говорит не по делу и не по существу.

...По существу

Между тем, состоявшийся разговор в студии насчет того, нужны ли России духовные лидеры, задел за живое, наверное, не только меня. Тем более что буквально накануне ТВ явило нам несколько образцов духовного величия - Ростропович, Бунин, Михаил Ульянов. А на этой неделе был показан очень хороший документальный фильм о Корнее Чуковском, несомненном нравственном и духовном авторитете своего времени.

Разумеется, ни Андрей Немзер, ни Игорь Свинаренко, ни Леонид Радзиховский с Антоном Носиком в эмоциональных спорах так и не родили истину, не решили проблему, но, по крайней мере, очертили пространство, в котором с ней, с проблемой, можно работать.

Значит, что выяснилось. Духовный лидер - это не совсем то, что многие отождествляют с понятием "политический лидер".

Духовный лидер - не ньюсмейкер, не звезда шоу-бизнеса, не кумир, не вождь, не авторитетный инженер человеческих душ.

Но уже то было хорошо, что все согласились: первое лицо в моральном, интеллектуальном и культурном отношениях не избирают большинством голосов населения страны. Его не легитимизируют посредством социологических опросов. И тем более, его не назначают. Каким-то таинственным образом он сам, откуда ни возьмись, берется. Но власть, силу и значение его до конца мы в полной мере ощущаем после того, как он уходит из жизни.

Так было с Толстым, с Сахаровым, с Лихачевым...

Так случилось только что, после кончины Михаила Ульянова. Сразу на всех каналах заговорили о том, что он был для нас камертоном совести, порядочности, гражданственности.

Кто-то, кажется, Радзиховский, заметил, что не умри вовремя Высоцкий, вряд ли он смог достичь той моральной высоты, на какую его вознесла, увы, безвременная кончина.

Да, разумеется, в мятежные и смутные времена свято место духовного лидера, как правило, не остается вакантным. Такими для Индии стали в разные годы Ганди и Неру. Таким для послевоенного католического мира явился Папа Павел II. Но оно может быть занято и чумным лидером, как то было в Германии 30-х годов. И антихристом, каковым оказался Сталин.

Лидерство, в том числе и духовное, - палка о двух концах. Об этом собственно и рассуждали те участники передачи, что отрицательно ответили на вопрос: "Нужны ли России духовные лидеры?"

Людям свойственно, обжегшись на молоке, дуть не только на воду, но и, как говорили древние, на сметану.

Свойственно им и обратное: нажравшись сметаны, потребовать чего-нибудь погорячее. И чтобы с кипяточечком. Революций, войн, например. Маршей как согласных, так и несогласных. Смотри телевизор, читай Интернет: там все эти запросы и вожделения можно найти в полном объеме.

Пока свято место духовного лидера свободно, всегда может найтись какой-нибудь Поприщин, который скажет: "Я - испанский король!"

Увы, не свободно от многочисленных притязаний место духовного аутсайдера. На него все увереннее претендует телевизор. Хотя, когда смотришь такие передачи, как "Ничего личного", "Тем временем", отдельные документальные фильмы на "Культуре" и на СТС, то думаешь - не все еще потеряно. Может, он, телевизор, когда-нибудь выбьется в духовные лидеры.

Утопия, конечно...

   КСТАТИ

Хорошо, что исподволь на третьей кнопке (так мы по давней привычке называем Московский телеканал, именуемый официально "ТВ Центр") наметилась дискуссионная линейка. В затылок к цикловому ток-шоу "Ничего личного" встали цикловые программы "Скандальная жизнь с Ольгой Б.", "Бойцовский клуб", "Народ хочет знать". А если вспомнить очень хорошее субботнее шоу "Сто вопросов взрослому", то надо признать, что ни у одного из центральных каналов (исключая "Культуру") не наблюдается сегодня столь последовательного стремления включить мозги своих телезрителей.

Общество СМИ и соцсети Теленеделя с Юрием Богомоловым