Новости

Начнем с законотворчества.

Вспомнилась недавняя горячая дискуссия на тему, без преувеличения, высокого философского масштаба: стоит ли законодательно разрешать эвтаназию? Вопрос, в моем понимании, не имеющий никакого безусловного ответа. Здесь переплелось слишком много аспектов (правовых, этических, медицинских, религиозных и прочих), чтобы сказать решительное "да" или столь же решительное "нет". Действительно: кому принадлежит человеческая жизнь? Кто уполномочен ею распоряжаться? Имеем ли мы право обрекать ближнего своего на страдания или искусственно избавлять его от них?.. Такого рода вопросительных знаков можно поставить еще не меньше десятка.

Но я - о другом.

Проблема ведь обсуждается не только в России. Однако только у нас в споре сторонников и противников добровольного ухода из жизни на первом месте фигурируют аргументы совершенно иного содержания. "А кто поручится, что родственники больного не принудят его к эвтаназии, чтобы завладеть его квартирой?" - вопрошает один участник дискуссии из числа депутатов. "Врачи будут брать взятки", - убежден его коллега. "Эвтаназия может стать новым способом заказного убийства, чтобы убрать конкурента или наказать (заказать) должника", - заявляет третий.

Картина выходит настолько мрачная, что хочется в ней разобраться. Неужели она отражает реальное состояние общества, которое, получается, состоит чуть ли не из одних мошенников, взяточников и убийц? Тогда, господа депутаты, вы не с того конца схватились за ружье. Какая там эвтаназия? Впору объявлять чрезвычайное положение, раздать оставшимся честным людям оружие для самообороны, а на улицы вывести патрули. Если же преступников все же не миллионы и не тысячи, а пусть даже сотни, то их надо ловить и сажать в тюрьму в соответствии со статьями Уголовного кодекса. Но никак не отвергать законы с оглядкой на их будущих нарушителей.

Так что, скорее, весь тот кошмар, который нам пообещали в случае узаконивания эвтаназии, - все-таки плод больного воображения. Или, если хотите, - комплекса неполноценности, которым страдают некоторые люди во власти и - вольно или невольно - заражают им все общество. Причем, заметьте, унижают нас не внешние клеветники и русофобы, а мы сами вживаемся в роль унтер-офицерской вдовы.

У комплекса неполноценности есть одно свойство: он требует компенсации в виде завышенной самооценки. Вот тут пора перейти от законотворчества к творчеству песенному.

Конкурс "Евровидение" - событие, по европейским меркам, маргинальное. За несколько лет проживания во Франции я, например, не то что ни разу не видел эту программу по местному телевидению (может, со вкусом что-то у меня неладно), но и не слышал и не читал, чтобы вообще кто-нибудь обсуждал этот смотр малохудожественной самодеятельности.

Крупные музыкальные державы (в первую очередь Англия, Италия, Испания, та же Франция) командируют на него второразрядных и третьеразрядных исполнителей, для которых "высокое звание" лауреата или хотя бы участника этого Еврошоу может стать пропуском на концертные площадки Восточной Европы.

Собственно говоря, именно Восточная Европа стала за последние годы истинной хозяйкой конкурса, где она как раз и пытается компенсировать свои комплексы. В том числе через голосование, разыгрываемое то по крыловской формуле "кукушка - петух" (Молдова - за Румынию, Румыния - за Молдову, Белоруссия - за Россию, Россия - за Белоруссию, бывшие югославские республики - друг за друга), то без взаимности, но по законам политкорректности (Эстония - за Россию, Турция - за Армению)... Художественные достоинства здесь ни при чем, итоги голосования - не для музыкальных критиков, а для политологов.

России выиграть конкурс никак не удается, хотя туда бросаются лучшие силы отечественного шоу-бизнеса, начиная с Аллы Пугачевой. В прошлом году ставку сделали на Диму Билана, шума вокруг его выступления было много, но победителем он не стал, что объяснили, понятное дело, антироссийскими происками. В этом году подобного рода комментарии уже воспринимались бы как дежавю, и третье место симпатичной, надо сказать, группы "Серебро" было решено считать успехом.

Этого показалось все-таки мало. И тогда результаты конкурса, где первую тройку составили Сербия, Украина и Россия, неожиданно превратились в трактовке наших СМИ в "славянский триумф" - на радость национал-патриотам. Невзирая на то, что победительница из Сербии - девушка с нетрадиционной ориентацией, представитель (или представительница) Украины пел (или пела) отнюдь не на славянском языке, а россиянки исполнили свою песню по-английски, да и выглядели хоть и стильно, но вовсе не по канонам славянской культуры...

Опять же - дело не в результатах конкурса и не в качестве исполнителей. Непонятно, откуда у великой страны эта подростковая обидчивость, эти странные, порой необъяснимые болезненные реакции на внешний мир во всех его проявлениях - от второсортного песенного конкурса до разных, иногда противоречивых интерпретаций исторических событий. Мы не такие, как все? "У советских собственная гордость"?

Еще одно наблюдение последних дней.

В воскресенье, 6 мая, в течение четырех часов я наблюдал в прямом эфире французского телевидения подведение итогов другого "конкурса" - президентских выборов.

И ведь было на что посмотреть.

Вот только что избранный глава государства Николя Саркози в скромном "рено" с открытыми окнами в сопровождении небольшого эскорта проезжает по парижским улицам, приветствуя горожан...

Вот он выходит из машины и направляется в обычный парижский ресторан, чтобы с семьей и самыми близкими друзьями отметить свою победу...

А вот Сеголен Руаяль, проигравшая выборы Саркози, взбирается на крышу здания, перед которым собралась огромная толпа ее сторонников, и говорит им какие-то человеческие слова...

А вот и студия, где собрались политики, политологи, журналисты всех политических лагерей и обсуждают итоги выборов, плюсы и минусы нового президента. Спорят, прогнозируют, превозносят Саркози и с такой же страстью хулят его...

Вот Жан-Мари Ле Пен, ветеран французской политики, отстаивающий крайне правые взгляды, дает уничижительные оценки всем участникам президентской гонки - и победителю, и проигравшим (кроме, разумеется, самого себя)...

А вот площадь Согласия, на которую сами, без понукания, пришли тысячи французов, чтобы встретиться с новым президентом и поприветствовать его...

Вот и Саркози, отужинав, уже в ночи, приезжает на эту площадь и выходит на сцену перед ревущей от восторга толпой...

А вот и площадь Бастилии, где негодующие из-за победы Саркози молодые люди устраивают беспорядки...

Вот опять студия, где продолжаются жаркие политические споры...

И так четыре часа. В прямом эфире.

Что, мы так не можем? Мы не такие, как все?

Власть Позиция Колонка Виталия Дымарского