Новости

25.12.2007 01:58
Рубрика: Культура

Культурная революция

Чечня возвращается к традициям предков

Сегодня в республиканской столице завершается ретроспективный показ фильмов, ставших победителями единственного в мире конкурса мусульманского кино "Золотой минбар".

О том, насколько значимым стало это событие для жителей Чечни и удалось ли вернуть утраченную славу национальному искусству, на "Деловом завтраке" в Южном представительстве "Российской газеты" рассказал министр культуры ЧР Дикалу Музакаев.

Российская газета: Дикалу Абузедович, показ лент с фестиваля "Золотой минбар" вызвал большой ажиотаж в республике. Чем, по вашему мнению, объясняется такой интерес?

Дикалу Музакаев: Начнем с того, что Грозный впервые попал в список городов, где проходит такое крупное культурное событие. В республике были представлены несколько художественных и документальных лент, признанных лучшими. Среди них - "Туземцы", снятая авторами из Франции, Никарагуа и Марокко, "Мухаммад - посланник Бога" (США и Ливия), "Аль-Газали - алхимик счастья" и другие. Ретроспективный показ фильмов к нам "приехал" из Москвы, после он пройдет и в Санкт-Петербурге.

Вообще в этом году фестиваль проходил уже третий раз в столице Татарстана городе Казани. В нем приняли участие 46 стран, представивших на суд зрителей и жюри 1090 фильмов. Надо сказать, что на "Золотой минбар" впервые приезжали и тележурналисты из Чечни, которые представили три документальных ленты, демонстрировавшиеся на внеконкурсной основе.

Высокий интерес к фестивалю могу объяснить несколькими причинами - во-первых, жители республики соскучились по мероприятиям такого масштаба, во-вторых, за один раз посмотреть столько работ мастеров исламского кино в Чечне сегодня негде.

РГ: В республике активно идут восстановительные работы - на глазах растут многоэтажные дома, больницы и школы. Хватает ли средств и сил на объекты культуры?

Музакаев: В довоенный период материальная база учреждений культуры Чечни была очень сильная. Стоит сказать, что один наш краеведческий музей мог конкурировать с ведущими хранилищами СССР, а библиотечный фонд составлял 10 миллионов книг. В черте одного города Грозного было десять дворцов культуры, на сценах которых могли выступать большие творческие коллективы - как танцевальные и вокальные, так и оркестровые, и театральные.

Если говорить о сегодняшнем дне искусства Чечни, то, конечно, у нас не все гладко. По федеральной целевой программе в центре Грозного в настоящий момент заново возводится бывший киноконцертный зал на 800 посадочных мест, который, как планируется, начнет работать в августе. И - только задумайтесь! - это будет первый крупный концертный зал, восстановленный в Грозном. Кстати, завтра после капитального ремонта состоится открытие другой сценической площадки. Чтобы успеть к Новому году, президент республики поручил выполнить необходимые работы в трехдневный срок. Строителям на объекте пришлось трудиться в три смены.

Все творческие коллективы, кроме театра имени Нурадилова, сегодня работают в приспособленных помещениях. Чеченский национальный музей, к примеру, занял здание музея изобразительных искусств имени Петра Захарова. Со строительством собственного здания, фонды хранилища должны быть перевезены, а коллекция великого живописца Захарова - около 112 картин - должна вернуться в Грозный из Москвы, где сегодня находится на реставрации.

Надо сказать, что национальный музей во время двух чеченских кампаний потерял не менее 80 процентов своих фондов. Эти утраты, как и те потери, которые понесли исторические комплексы в горных районах (из-за бомбежек были разрушены многовековые родовые башни), невосполнимы. Конечно, одной республике с таким объемом в короткие сроки не справиться - необходима помощь федерального центра, на которую мы очень рассчитываем.

РГ: Житель Грозного Умалат Татаев сетует на то, что в последнее время республиканские власти, стремясь сохранить национальное своеобразие, порой "перегибают палку" - например, сами отбирают артистов, которым разрешено выходить на сцену или запрещают женщинам ходить по улице без платка. Не вернется ли Чечня такими темпами в средневековье?

Музакаев: Чеченское искусство имеет многовековые традиции. Но пришедшая на нашу землю война в буквальном смысле вычеркнула из культурной жизни народа целое поколение. Выросшие на постоянных обстрелах и бомбежках мальчишки и девчонки сегодня оканчивают школы, техникумы, вузы и вступают во взрослую жизнь. Но пока они привыкли думать только о том, как выжить, а не о душе. Взрослые же давно поняли, что подобный путь ведет к гибели - не только культуры, но и нации в целом. Поэтому все, что сегодня делает власть, направлено только на то, чтобы молодежь не забывала о свои корнях. Согласен, что у нас есть традиции, от которых надо избавляться, например, кровная месть. Но в целом все, что было сделано нашими предками, заслуживает уважительного отношения.

Раньше проблемы сохранения традиций не существовало вовсе - воспитание в рамках национального самосознания шло на уровне отдельно взятой семьи. Например, если говорить о головных уборах для женщин, то они всегда были в традициях нашего народа. Сейчас многие мне возразят, что, мол, это немодно. Но, если мы так легко отказываемся от одной из главных составляющих национальной культуры - одежды - то, получается, что мы отказываемся и от нее тоже?

Здесь, как вы правильно заметили, нельзя "перегнуть палку": методы, которыми мы должны действовать в этом случае, обязаны быть притягательными, а никак не наоборот.

Я рос в селе Серноводском, и по соседству с нашим домом жили казачьи семьи. У них ни одна женщина никогда не выходила из дому без платка. Можно только позавидовать народу, который смог сохранить такое отношение к своим традициям. К этому, в целом, мы и стремимся.

РГ: А что касается практики работы худсоветов, которые отсматривают репертуар всех артистов и решают, кому из них можно работать, а кому нет? Зачем вы решились на эту, в общем-то, непопулярную меру?

Музакаев: Вы даже не представляете, через что мне пришлось пройти. Люди говорили: "Музакаев ввел цензуру!", "Музакаев делает культуру шариатской!" Но я не обращал на подобные выпады никакого внимания. Зато сегодня на эстраде Чечни вы уже не увидите никакого суррогата, который именовался "искусством". Многим артистам просто закрыли дорогу на сцену для работы с массовой аудиторией. Я не мог давать таким людям дальше заниматься этой по сути преступной деятельностью - воспитывать молодежь на дурновкусии и бестолковости. Конечно, во многом виновато время - люди не имели возможности получить профессиональное образование, брать пример по сути было не с кого - большинство известных и опытных артистов в 1990-е годы уехали из республики. Но это их отнюдь не оправдывает. Жалуются ли на меня? Конечно, некоторые недовольные артисты ходят по различным инстанциям и по сей день, но в конечном итоге оценку происходящему давать уже нашим детям.

РГ: Вы - человек, известный далеко за пределами Чечни, - народный артист России, танцор, хореограф, до сих пор продолжаете возглавлять Государственный ансамбль песни и танца "Вайнах". Амина Усманова из Урус-Мартана спрашивает, будет ли отдан в дальнейшем приоритет хореографии как направлению искусства?

Музакаев: В Чечне по сравнению с другими российскими регионами, пожалуй, самое большое количество государственных танцевальных коллективов. Это прославленный "Вайнах", ансамбль песни и танца "Нохчо", две детских группы - "Даймокх" и "Башлам". Без преувеличения, они - визитная карточка республики. Поэтому в дальнейшем им будет оказываться всяческая поддержка - и организационная, и материальная. Ансамбли несут в себе не только красоту и своеобразие нашего народа, но и помогают сохранять и преумножать чеченские национальные традиции, демонстрируя их всему миру. Выступления коллективов, где бы они ни были - в России или за рубежом, всегда проходят с аншлагом.

Но хочу сказать, что внимание министерства культуры не будет ограничиваться только этим. В будущем году у нас по федеральной целевой программе запланировано строительство национальной библиотеки, под которую отдается земельный участок в центре города. Рядом начнется возведение музея и здания русского драматического театра.

Всего в республике до 2011 года уже намечено строительство 48 объектов - это и детские музыкальные школы, и библиотеки, и дома культуры. Мечтой пока остается лишь создание собственного государственного симфонического оркестра. Но и эту высоту, если будет оказана необходимая поддержка, мы возьмем уже в ближайшем будущем.

Культура Кино и ТВ Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Чеченская Республика