Новости

20.05.2008 03:00
Рубрика: Власть

Верните прокурора

Адвокаты требуют возвратить прокурорский надзор за следствием

Прокурорских следователей выделили в самостоятельную структуру. Реформа прошла с большим шумом. И мало кто заметил, что те же поправки в УПК и в закон о прокуратуре фактически упразднили надзор за законностью предварительного следствия. Между тем это более радикально меняет уголовный процесс, нежели оргперемены в ведомстве.

Адвокатов трудно заподозрить в стремлении вступить в какие бы то ни было баталии по "перетягиванию каната" между силовиками.

Наша забота - защита прав и законных интересов тех, кто обращается к нам за помощью. Мы не "за прокуратуру" и не "против Следственного комитета". Мы считаем, что в ходе реформы исчезла одна из важнейших гарантий правосудия - эффективный надзор. В том числе - и от необоснованного привлечения к уголовной ответственности невиновных.

Наше, как бы помягче выразиться, неустоявшееся правосудие не позволяет судить о качестве следствия по результатам рассмотрения дел судами.

Не случайно президент Дмитрий Медведев еще до своего избрания говорил о правовом нигилизме как о тормозе развития страны и этот же вопрос затронул в инаугурационной речи. С ним нельзя не согласиться.

Предварительное следствие находится на недопустимо низком уровне независимо от ведомственной принадлежности следственного аппарата, будь то прокуратура или МВД.

Примеров много. При расследовании допускаются грубейшие нарушения прав обвиняемых и потерпевших, а равно и правил производства следственных действий.

Подозреваемым подбрасывают наркотики и оружие, сажают под арест людей, не помышляющих скрываться от следствия, а в суд представляют липовые материалы. Все это, к сожалению, есть. Как есть и безграмотный, небрежный осмотр места происшествия, досмотр адвокатов при посещениях ими подзащитных в следственных изоляторах, отказ в свидании с тем адвокатом, которого избрал сам обвиняемый.

Документы изымают чуть ли не по весу, в полной убежденности, что перечислять их в протоколе нет надобности. Обвинения по уже отмененному уголовному закону предъявляют на том основании, что якобы "взгляд государства на проблему не изменился", словно и нет понятия об обратной силе уголовного закона.

Реорганизация следственного аппарата в прокуратуре, по-видимому, и преследовала цель исправить сложившееся неудовлетворительное положение. При этом было заявлено, что это лишь первый шаг на пути образования нового самостоятельного ведомства вне прокуратуры, МВД, ФСБ и ФСКН, где имеется следственный аппарат.

Но решения об объединенном следственном ведомстве пока нет.

Более того, руководители следственных органов уже выступили с заявлениями, что такое ведомство создавать и не надо - оно будет оторвано от оперативно-разыскной службы, а численность следователей окажется слишком велика и обеспечить их эффективную работу будет гораздо сложнее.

Подчеркнем, что предварительное следствие, как, впрочем, и все уголовное судопроизводство, имеет своим назначением, во-первых, защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и, во-вторых, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Так гласит статья 6 УПК.

Наивно считать, что нарушения прав обвиняемого можно хоть чем-то оправдать. Например, интересами борьбы с преступностью. Дело не только в том, что искалеченные судьбы невиновных людей нужно рассматривать как невосполнимые утраты всего общества. Привлекая к уголовной ответственности невиновного человека, мы еще и оставляем безнаказанным действительного преступника, который продолжает совершать преступления, порой самые тяжкие.

В последние годы много критиковали прокуратуру за низкое качество следствия и надзора за ним. Мол, прокурор фактически надзирает сам за собой и поэтому не всегда правильно реагирует на ошибки следователей, нарушения ими закона, требует поддерживать в суде обвинение несмотря на внутреннее убеждение гособвинителя. Создание независимого следствия было призвано разорвать эту цепочку. Но кому пришла в голову мысль, что при этом следователи в надзоре более не нуждаются, сказать трудно.

Прокурорскому надзору в постсоветский период вообще не везет. Нет числа попыток ликвидировать общий надзор. Законодатели собираются возложить его то на суды, то на министерство юстиции, то на иные исполнительные структуры.

Вот только как будет минюст, которому подчинена Федеральная служба исполнения наказаний, сам эффективно осуществлять надзор за законностью деятельности этой службы?

Может ли мэр, префект или губернатор эффективно осуществлять надзор за законностью решений подчиненных, которые и шагу без его соизволения не сделают? Какие новейшие разработки ученых юристов реализованы в этих законодательных предположениях или на место научных разработок встало нечто иное?

Эффективность надзора требует разделения надзорных и поднадзорных функций. Именно поэтому замена прокурорского надзора контролем со стороны руководителя следственного органа ни к чему хорошему привести не может.

Не спасает положение ни возможность обжалования действий и решений следователя в суд, ни право прокурора обратиться к руководителю следственного органа с требованием устранить нарушения закона, допущенные в ходе предварительного следствия.

По новому закону требования прокурора для начальника следственного органа не обязательны, а согласится ли он с прокурором, если следователь трудится под его непосредственным руководством и каждый шаг следователя, как правило, согласован с начальником, - задачка для первоклассника.

Судебный контроль неэффективен, во-первых, ввиду громоздкости процедуры и длительности рассмотрения жалоб. Суд не в состоянии оперативно вмешаться в ход расследования. Пока жалоба будет назначена к рассмотрению и рассмотрена, много воды утечет.

А если подозреваемый или обвиняемый под стражей, и к нему в нарушение всех законов не допускают защитника, то подача жалобы в суд существенно затруднена. Прокурор же имел возможность немедленно вмешаться в ход расследования и принять срочные меры для восстановления нарушенного права.

Неверно считать, что речь идет только о защите прав обвиняемых и подозреваемых. От произвола следователей страдают и потерпевшие. Незаконные отказы в возбуждении уголовного дела, принятие решений в угоду преступникам, находящимся под чьим-либо сановным покровительством, разве все это уже изжито?

В российской истории был период, когда прокурорский надзор был упразднен. После смерти в 1736 году генерал-прокурора Павла Ягужинского печальной памяти императрица Анна Иоанновна не стала назначать никого на его должность - ее убедили, что за годы ее правления законность в стране настолько укрепилась, что генерал-прокурор больше и не нужен. Надо ли нам уподобляться императрице?

Мы убеждены - прокурорский надзор за законностью предварительного следствия необходимо восстановить. Независимо от того, будет ли образовано новое следственное ведомство или нет. И сделать это как можно скорее.

А. Паничева,
кандидат юридических наук, адвокат

А. Похмелкин,
кандидат юридических наук, адвокат

Ю. Костанов,
кандидат юридических наук, адвокат

В. Румянцев,
адвокат

И. Решетилова,
адвокат

Власть Работа власти Госуправление Происшествия Правосудие Следствие
Добавьте RG.RU 
в избранные источники