Новости

29.07.2008 03:00
Рубрика: Культура

Беата

Замечательной польской актрисе исполняется 70 лет

Беату Марию Хелену, дочь графа Кшиштофа Тышкевича, на родине называют "первой дамой польского кино". За ее плечами ровно сто киноролей, и она продолжает сниматься. В августе ей будет 70, но жизнь пани Беата делит не на годы, а на фильмы, среди которых такие ленты, как "Рукопись, найденная в Сарагосе", "Самсон", "Пепел", "Марыся и Наполеон", "Всё на продажу", "Кукла", "Дворянское гнездо".

Российская газета: Пани Беата, говорят, что дом, в котором человек провел свое детство, накладывает на него отпечаток на всю жизнь. Вы ведь родились в королевском замке в Вилянуве?

Беата Тышкевич: Да, правда. Хотя я не была принцессой.

РГ: Но зато стали королевой!

Тышкевич: А между прочим, это действительно так! Мне в России вручили диплом, подтверждающий, что я - королева славянского кино! Это я говорю только для того, чтобы вы понимали, с кем имеете дело (смеется).

РГ: Так какой же отпечаток наложило на вас детство в королевском замке?

Тышкевич: Вы знаете, я считаю, что мы генетически закодированы и рождаемся полностью "укомплектованными" - со всеми способностями, талантами, чертами характера, будущими болезнями. Но, конечно, первые три года ребенка - это очень важно. И его комната или дом, а потом, по мере вырастания, игрушки, вещи, которые его окружают, дают ребенку представление о мире, учат его. Я не очень много помню из раннего детства. Строго говоря, оно прошло не совсем в замке. У нас был дом в Варшаве. Но мы довольно часто бывали у моего крестного в Вилянуве, приезжали туда на каникулы. Варшавское восстание застало нас именно там. Так случилось, что на момент начала восстания родители оказались отрезаны от нас - они были в Варшаве, а мы, дети, оказались под домашним арестом в королевском замке. Это был огромный, прекрасный дом. (Вилянув - бывшая летняя резиденция короля Яна III Собеского. - Прим. ред.) Королевская часть всегда оставалась королевской, ею никто не пользовался, а другая половина была наполнена жизнью. После войны, когда я стала постарше, мы жили в совсем других местах...

РГ: Но в вас есть этот дух королевского Вилянува?

Тышкевич: Нет, я думаю, что скорее во мне есть дух послевоенного времени. Тогда я начала подрастать и гораздо больше видела, понимала.

РГ: А какой вы помните свою молодость? Сейчас мнения разделились - кто-то говорит, что это ужасное время, когда ничего не было и все было запрещено, а кто-то - что это прекрасное время, когда ценности были другими...

Тышкевич: Это было время, когда другими были человеческие взаимоотношения. Было больше симпатии, взаимной открытости, заинтересованности. Поводом для встречи мог стать сначала телевизор, потом, когда появились проигрыватели, а после магнитофоны, - музыка, концерты, танцы. Мы танцевали рок-н-ролл. На танцы ходили одетые по последней моде. Для этого красили в черный цвет теннисные туфли и обрезали их так, чтобы они напоминали лодочки, в черных гимнастических блузах мы делали вырез, как у Брижит Бардо, раскаленной шпилькой проделывали отверстия в фасоли и делали себе бусы.

Да, было тяжело, но было прекрасно. Если удавалось купить банку сардинок, то это был повод созвать гостей. А что такое сейчас банка сардин? Мои дети говорят, что завидуют моей молодости, потому что в те времена все приносило радость. Нынешних подростков не удивишь никакой самой современной электроникой, а в те времена носочки, варежки или шарфик под елкой - это было чудо. Костюмы носились по многу лет. Мамина юбка спустя время перешивалась и становилась моей юбкой, а потом из нее шили брюки моему младшему брату. В гимназии при монастыре сестры учили нас расклеивать конверты и складывать их на другую сторону, чтобы можно было использовать еще раз. Сейчас всего слишком много, и это не приносит никакой радости. Люди все выбрасывают и ничего не ценят.

РГ: Пани Беата, вы наблюдали за работой больших мастеров польского кино. И не только за работой Анджея Вайды, но и...

Тышкевич: За Кшиштофом Занусси, Агнешкой Холланд, Анджеем Жулавским. А если говорить о русских режиссерах, то я очень ценю совместную работу с Андреем Кончаловским. Я питала к нему слабость.

РГ: Как работали великие?

Тышкевич: Каждый по-своему и все по-разному. У всех я училась чему-то своему. Например, у Клода Лелуша - как начать, как подобрать актеров, как написать сценарий, как все, буквально все, сделать самому.

РГ: А у Кончаловского?

Тышкевич: Как любить, как плакать и как смеяться...

РГ: Как плакать - это та известная история, когда вы не могли заплакать в кадре и он ударил вас по лицу, чтобы вы расплакались?

Тышкевич: Да, это известная история, которая уже стала анекдотом.

РГ: А как вы думаете, почему Кончаловский на роль Варвары Лаврецкой в "Дворянском гнезде" пригласил вас - польку?

Тышкевич: Думаю, потому, что я была другая. У меня были другие гены, я воспитывалась в других условиях, что-то отличало меня от остальных, и это его спровоцировало. А может быть, он положил на меня глаз?

РГ: Может.

Тышкевич: Может...

РГ: И полюбил он вас тоже потому, что вы были другой?

Тышкевич: Вообще-то он был очень влюбчив... В молодости он был потрясающим мужчиной! Он был умен, умел так красиво говорить по-русски, у его родителей - Натальи Петровны и Сергея Михалкова - был такой чудесный дом на Николиной Горе. Я очень с ними сблизилась и, когда бывала в Москве, все свое свободное время проводила там.

РГ: А сейчас остались ли у вас связи с этой семьей?

Тышкевич: Каждый раз, когда я бываю в Москве, я навещаю Сергея Михалкова. С Андроном я не общаюсь, зато общаюсь с Никитой. Он не забывает меня, всегда приглашает на премьеры своих фильмов. Я помню его пятнадцатилетним мальчиком, он рос на моих глазах. Я к нему отношусь по-семейному, как к младшему брату.

Мое знакомство с этой семьей началось с Сергея Михалкова, во время его поездки в Варшаву. Это он пригласил меня в дом на Николиной Горе. А во время Московского кинофестиваля в 1963 году я познакомилась там с Андроном. Тогда же я познакомилась со многими замечательными людьми. Например, с Андреем Тарковским. Он произвел на меня огромное впечатление. Когда Андрей приезжал в Польшу, его всегда сопровождали, но я его похищала и увозила к себе в деревенский дом. Я старалась доставать для него записи, которые сложно было найти в Москве. Помню, например, что он очень хотел иметь фильм "Барри Линдон" Стэнли Кубрика, и я исполнила это его желание. Наше общение продолжалось до конца его жизни. В Москве я познакомилась с Иннокентием Смоктуновским. Мы были у него на спектакле, и с этого момента между нами установились хорошие, теплые отношения. Кажется, что с тех пор прошло не так много времени, а ведь все изменилось. И прежде всего - отношения между людьми. Нет больше той искренности, теплоты. Тогда мы видели друг в друге что-то гораздо более важное, чем заработок, карьера, должность. Какая была должность у Смоктуновского, разве это важно, если его игру невозможно сравнить ни с чем, если, когда он выходил на сцену, от него исходил свет?

РГ: Чем был для поляков Московский кинофестиваль?

Тышкевич: Это была возможность увидеть настоящих звезд мирового кинематографа. Они использовали фестиваль как возможность увидеть Москву. Для меня это было очень интересно, на МКФ приезжали Федерико Феллини, Лукино Висконти, Микеланджело Антониони, Элиа Казан и другие. Я познакомилась с ними в Москве.

Мне посчастливилось дважды побывать в жюри МКФ. Первый раз с человеком, к которому я испытывала огромную симпатию, - режиссером Григорием Козинцевым. А во второй раз меня пригласил уже Никита Михалков. Мне это нравилось. У меня была возможность смотреть прекрасные фильмы в очень комфортных условиях. Со временем атмосфера стала другой, не такой, как в самом начале, когда награды давали исходя из политических соображений. Никогда не забуду, как на том фестивале, в конкурсной программе которого была картина Вайды "Березняк", я целый день до поздней ночи воевала с жюри, у которого победители были расписаны заранее.

РГ: Ваш последний совместный с Анджеем Вайдой фильм - "Всё на продажу" - насколько он важен для вас лично?

Тышкевич: Начнем с того, что это был дебют моей старшей дочери Каролины, которая, будучи младенцем, сыграла моего ребенка. (Прим. ред. - дочь Беаты Тышкевич и Анджея Вайды Каролина, повзрослев, также стала актрисой.)

РГ: Не только ваша дочь сыграла себя. Беата была Беатой, Эльжбета - Эльжбетой.

Тышкевич: Да. Мы хотели сказать обо всем, что было на душе. Когда я последний раз видела Збигнева Цыбульского, это было в аэропорту Рима, он произнес такую фразу: "Анджей по мне еще поскучает". Когда Збышка не стало, мы поняли, что должны снять посвященный ему фильм. Я подарила название, которое придумала для своей будущей книги - "Всё на продажу". Изначально фильм должен был называться "Женский день", но события 8 марта 1968 года - подавление милицией студенческих демонстраций - делали это название невозможным. И так - общими усилиями - появился фильм об отсутствии актера. Во время съемок каждый из нас вносил свои знания о Збышке, личные воспоминания о нем. Мы добавляли от себя сцены и диалоги, которые могли многое сказать о нашей жизни.

РГ: Что эта картина значит для вас сейчас? Ведь все изменилось - время, люди...

Тышкевич: Для меня это очень ностальгический фильм. Я считаю, что он стареет красиво. Его все еще приятно смотреть.

РГ: Спрашивая об этом фильме, не могу не спросить о муже главной героини - режиссере, которого играл Анджей Лапицки. То есть о его прототипе - пане Анджее Вайде... Чему вы у него научились и чему он научился у вас?

Тышкевич: О, этого я не смогу сказать. Когда вы говорите о супружеской паре, невозможно сказать, кто чему у кого научился, потому что это не делится надвое.

РГ: А в профессии?

Тышкевич: Я научилась у него тому, что если очень хочется что-то сделать, то можно.

РГ: Это наверное трудно - в течение пяти лет, будучи актрисой, быть женой большого режиссера.

Тышкевич: Да нет, почему же? Ведь я выходила замуж не за большого режиссера. Я выходила замуж за Анджея. Тем более что я играла не только в его фильмах, но и в картинах других режиссеров. Я никогда не делала карьеру на супружестве.

РГ: В прошлом году вы - "царица славянского кино" - сыграли уборщицу в комедии культового польского режиссера Станислава Тыма "Рыщ". Вы хотели поломать стереотипы или просто подурачиться?

Тышкевич: Это была шутка, конечно. Вместе со мной играли многие известные актрисы. Среди уборщиц были Кристина Янда, Гражина Шаполовска. Но вообще-то тут имело значение и то, что режиссером был Станислав Тым. Ему отказать невозможно.

РГ: А в молодости какими были ваши критерии - в каком фильме сыграть, а в каком нет?

Тышкевич: Ну что вы, у меня на руках было двое детей. Я не могла позволить себе такую роскошь, как строгие критерии. Я просто работала. Я - актриса кино. Это моя профессия. И все.

РГ: Вы играли главные роли во многих достойных картинах, но в польском кино считаетесь и королевой эпизода.

Тышкевич: Да, я очень люблю играть в эпизодах. Никакой ответственности! Вошел в фильм откуда-то извне, сыграл и вышел обратно.

РГ: А что вы делаете сейчас?

Тышкевич: Я очень много снимаюсь. Уже который год сижу в жюри польской программы "Танцы со звездами". Сейчас идет восьмой сезон. Играю в сериале, за последнее время снялась в трех картинах и при этом еще пишу кулинарную книгу.

РГ: Недавно вы выпустили книгу о своей жизни, начиная от королевского замка и кончая днем сегодняшним, - "Не всё на продажу". А теперь она переведена на русский язык. Когда она выйдет в России?

Тышкевич: Вот этого я не знаю. Это зависит от российской стороны.

РГ: Одно время вы были ведущей программы о чтении. В Польше тоже есть эта проблема - снижение интереса к книгам?

Тышкевич: Да это сейчас наша общая проблема.

РГ: А не лежит ли часть вины на кино и телевидении?

Тышкевич: Да, конечно. Если современный подросток выбирает между книгой и экранизацией, то он выберет экранизацию. Он не понимает, что это не одно и то же, ведь книгу он так и не прочел. Я вела еще одну программу на польском телевидении. Был такой проект: "Что у женщины в сумке?" У меня в программе побывали 24 интересные женщины, например Агнешка Осецкая, Эльжбета Пендерецкая, и я всех заставляла показать, что у них в сумке.

РГ: И что там было?

Тышкевич: У всех разные вещи, проше пани. Ведь они и сами - очень разные.

РГ: А что у вас в сумке?

Тышкевич: У меня - все!

РГ: Вообще все?

Тышкевич: Вообще.

РГ: Как вы оцениваете современное кино, пани Беата? Вряд ли вы хорошо знаете кино российское...

Тышкевич: И очень об этом жалею! Я бы хотела иметь возможность смотреть современное российское кино. В Польше у него было бы множество зрителей. Когда у нас проходят ретроспективы российских фильмов, они собирают полные залы. Жаль, что у нас нет специального кинотеатра, в котором показывали бы ваше кино. Между прочим, можно просто купить для этих целей кинотеатр в Варшаве. С утра в нем бы демонстрировали старые фильмы, например "Садко", а вечером - современные. Я уверена, что это бы вызвало огромный интерес у публики. Странно, что никому это до сих пор не пришло в голову. Вот вы не хотели бы купить кинотеатр?

РГ: Я? С удовольствием!

Тышкевич: Да нет, понятно, что ни вы, ни я не можем этого сделать.

РГ: Может быть, кто-нибудь прочитает это в газете и подхватит идею?

Тышкевич: Хорошо бы. Ведь в свое время благодаря пропаганде ли, другим ли причинам, интерес к русскому кино был очень высок. А не так давно у нас шел российский сериал, так вот он был очень популярен! Мы чувствуем, понимаем российское кино, а русские понимают и чувствуют наше. У нас есть наработанные культурные связи. Грех вот так их потерять.

РГ: Каковы перспективы современного польского кино?

Тышкевич: Ну, я бы сказала, что оно справляется. Но можно ли это назвать польским кино? Оно очень коммерциализированное, в американском духе. А если это исторический фильм, то он почему-то обязательно очень грустный. Есть хорошие картины, но есть и такие, в которых отображена унылая, серая действительность. Человек идет в кино, чтобы ненадолго оторваться от реальности, а не для того, чтобы увидеть на экране ее отражение.

РГ: Ну а молодые польские актеры? Есть ли имена, которые стоит запомнить?

Тышкевич: Самым важным для польского кино является то, что молодые актеры имеют возможность много играть - в основном в сериалах. И там они проходят хорошую школу, поэтому играют действительно неплохо. Это важно для профессии. Ведь когда-то актеру было сложно пробиться, правда?

РГ: А есть ли режиссеры, которые способны это использовать?

Тышкевич: У нас много режиссеров, но их имена ни о чем не скажут новому российскому зрителю. Это как раз та проблема, о которой мы говорили.

РГ: Вы думаете, что и в Москве стоит открыть польский кинотеатр?

Тышкевич: А почему бы и нет?

Досье "РГ"

Беата Тышкевич родилась 14 августа 1938 года в Варшаве. В кино дебютировала в 17 лет, сыграв одну из главных ролей в фильме "Месть". Одновременно начала обучение в Государственной высшей театральной школе, но спустя год была отчислена. В 1973 году министерство культуры и искусства Польши без экзаменов присудило ей актер ский диплом. Сыграла в более чем ста фильмах. Трижды была замужем. Двое детей - дочери Каролина от режиссера Анджея Вайды и Виктория от французского архитектора Яцека Падлевского.

Культура Кино и ТВ Мир женщин
Добавьте RG.RU 
в избранные источники