30.07.2008 10:30
Рубрика: Дороги

Семь футов под бампером

Дорога в России - это почти стихия

На прошлой неделе правительство России приняло решение ужесточить уголовное наказание для водителей, позволяющих себе браться за "баранку", будучи под градусом. На несколько дней жизнь на трассе стала главной темой для обсуждения.

Как добавить к лошадиным силам человеческую культуру и вежливость? Какая из двух бед России худшая? Кто рассудит пешехода с водителем, а водителя с автоинспектором? Наблюдениями о жизни в движении делится писатель и автолюбитель Александр Иличевский.

Российская газета: Александр Викторович, общество на дороге можно воспринимать по-разному. Кто-то считает, что движение людей уравнивает - бизнесмен с двумя джипами охраны ничуть ни менее уязвим, чем водитель "жигуленка", который к тому же всегда может между этими джипами проскочить. Как вы считаете?

Александр Иличевский: Все-таки "жигуленок" рискует больше. Хорошая тяжелая машина на дороге - это не только роскошь, но и средство себя обезопасить. Согласно законам физики, при столкновении импульс катастрофически меняется у более легкого тела. Но я, пожалуй, соглашусь с тем, что дорога несколько уравнивает автомобилистов - в том же смысле, в каком море уравнивает швертбот с роскошной яхтой: терпящий бедствие обязан получить помощь от ближайшего судна, каким бы оно ни было. Но у нас на дороге законы не писаны и остается полагаться на самосознание водителей, а оно плачевно, насколько я могу судить.

РГ: С этим не поспоришь. Инспекторам дают радары - определять скорость автомобилей, а водители через Интернет покупают антирадары. Не говоря уже о том, что средства, перебивающие запах алкоголя не только во рту, но даже в желудке, свободно продаются в аптеках. Ощущение такое, что дорожная культура в нашей стране настроена исключительно на обман. И как с этим бороться?

Иличевский: Антирадары против нового поколения радаров бессильны, а эффективных средств от запаха нет - не понятно, как можно заглушить, удалить из дыхания и бронхов спиртовые пары. Но это, конечно, не повод расслабляться. Самое эффективное средство повышения дорожной культуры - это повышение самосознания водителей. Здесь, как и в воспитании детей, необходимы жесткие дисциплинарные рамки. Для начала должна четко соблюдаться система штрафов - вот самое верное средство, признанное во всем мире. Дисциплина, как правило, повышается вместе с самосознанием, так, к счастью, устроен человек.

РГ: Как у вас обычно складываются отношения с автоинспекцией?

Иличевский: С инспекторами, как правило, соглашаюсь. Они, конечно, мягко говоря, не правы, когда вместо того, чтобы напрямую заниматься профилактикой дорожной безопасности, устраивают ловилки. Но в последнее время они все меньше наглеют. По крайней мере, мне так кажется. Раньше я наблюдал настоящие облавы.Помню интересный случай: однажды на Киевской трассе мне пришлось спорить с инспектором ДПС, он взял с меня деньги, но никак не мог успокоиться и при расставании сказал: "Дорога нас рассудит". Получается, что дорога для него и для многих других - это почти стихия, неподвластная и непредсказуемая сущность. Я считаю, что с таким архаичным отношением к дороге необходимо бороться: дорога должна стать предсказуемой и должна служить человеку, а не быть какой-то силой, при контакте с которой люди испытывают трепет.

РГ: Вы автомобилист со стажем. Наверняка таких интересных случаев у вас было множество.

Иличевский: Интересных случаев было мало, зато много было запоминающихся. Например, я очень благодарен двум неизвестным водителям, спасшим меня от аварии. Однажды водитель грузовика на одной из дорог Калифорнии ушел из-под меня в кювет, предотвратил столкновение, которое явно было бы не в мою пользу. И в другой раз на федеральной трассе "Каспий" один человек ушел на огромной скорости на обочину - дал мне завершить сложный обгон полоумной фуры. Однажды видел на дороге пьяного. Трагическая история. По Ленинградке лет семь назад ехал парень на десятке - выезжал на встречную, лихачил, хохотал. Скоро я его нагнал - машина разбита, из выбитого окна торчит босая нога...

РГ: По новому закону, человек, который просто сел за руль выпивши, получает до двух лет колонии. Если он собьет одного человека - семь лет, если нескольких - девять. При этом особенно подчеркивается, что трезвый водитель-убийца получает на два года меньше. Как думаете, такие сроки - это справедливое наказание в данном случае?

Иличевский: По действовавшим в 1999 году законам штата Калифорния пьяный водитель подлежит немедленному аресту, независимо от того, нарушил он правила или не нарушил. Пьяным за руль садиться нельзя, и точка. Насчет суровости наказания, исчисляемого сроками заключения, - я тут не специалист, но, по-моему, логично как следует внушить людям, что одно дело - ты проскочил и убил человека, и другое - ты проскочил пьяным. Ведь такой водитель сознательно превращает себя в угрозу чужой жизни.

РГ: Мне иногда кажется, что за рулем человек и вовсе не думает о тех, кто идет по обочине. Если на перекрестке не висит светофор, "зебра" будто вовсе не существует.

Иличевский: Я лично стараюсь пешеходов всегда пропускать, другое дело, что сам ритм движения не всегда позволяет это сделать - подтормаживая, приходится внимательно смотреть в зеркало заднего вида - как бы в тебя кто не впилился. Я начинал водить машину в США, а там все предельно строго - не пропустил пешехода, значит, получишь огромный штраф: почти на всех перекрестках камеры слежения, или сам пешеход легко может сообщить номер машины судье, который скоро призовет тебя к ответственности. Но у нас бывают еще и невежливые пешеходы. Например, взять пешеходный переход через Пресненский вал у метро "Улица 1905 года". Там сутки напролет толпы людей идут на красный свет, а водители еле успевают сделать левый поворот. Еще и пнуть и плюнуть на капот могут. Так что все бывают хороши.

РГ: Мне рассказывали, что в последнее время пропускать пешеходов на российских перекрестках стало легче. Значит ли это, что нашим водителям все же реально привить европейскую осторожность и вежливость?

Иличевский: Реально. В отношениях пешеходов и автолюбителей действительно есть, чему порадоваться. Еще два года назад у своего дома я с трудом мог пересечь Малую Грузинскую и долго стоял на пешеходном переходе. Теперь время стояния сократилось примерно вдвое.

РГ: Мне рассказывали случай, как в небольшом городе устроили трехдневный траур по трем погибшим в дорожной аварии. Если брать этот случай за пример, то в стране наступит вечный траур. На дорогах совершенно незаметно для всей страны гибнут тысячи людей. Что еще мы можем сделать для того, чтобы остановить бойню?

Иличевский: Конечно, нужна хорошая социальная реклама, нужны законы. Но не нужно забывать и о том, что люди очень часто погибают не из-за водителей, а из-за дорог. Из всех крупных трасс я знаю только одну, которая могла бы удовлетворять требованиям хоть какой-то безопасности: это Минская трасса. Езда по всем остальным - это реальный экстрим, настоящий кошмар. Например, трасса "Каспий" полна дагестанских грузовиков, которые идут пачками со скоростью 50 километров в час. Для их обгона приходится страшно рисковать с выездом на встречную или обгонять их по щебенке справа. Трассы разбитые, узкие. Любой маневр на таких дорогах превращается в аварийную ситуацию. А в Калифорнии из Сан-Франциско в Лос-Анджелес можно доехать, ни разу не сбросив круиз-контроль. Так что я бы начинал все-таки с дорог, водители подтянутся.