Новости

27.08.2008 01:00
Рубрика: Власть

Миру на Балканах не нужно мешать

Посол России в Сербии дал эксклюзивное интервью "РГ"

Миссия ООН в Косово сворачивает свою работу. Тем не менее Сербия рассчитывает до сентября или октября достичь договоренностей по международному гражданскому присутствию в крае.

О том, что сегодня происходит в Косово и как на Балканах воспринимают события на Кавказе, корреспондент "РГ" беседовал с Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Сербии Александром Конузиным.

Российская газета: Как реагирует дипломатический корпус в Белграде на то, что недавно происходило в Южной Осетии? У вас кто-нибудь из коллег спрашивал, насколько картинка по Си-эн-эн соответствует действительности?

Александр Конузин: Разумеется, реакция разная. Западные партнеры поджимают губы, предпочитая не вдаваться ни в историю конфликта, ни в то, как он вспыхнул в ночь на 8 августа. На контраргументы в отношении "неадекватности" и "непропорциональности", когда задержка с вводом российских войск стоила бы дополнительных человеческих жизней и разрастания боевых действий, опять поджимают губы. Очень не нравится напоминание о натовских налетах на Сербию в 1999 году, когда в том числе под бомбежками оказались находящиеся в сотнях километрах от Косово жилые кварталы, пассажирские поезда, мосты. Напротив, представители стран, не входящих в НАТО, живо интересуются нашими оценками событий, сочувствуют в связи с жертвами, понимают мотивы действий России, одобряют их решительность. Что касается картинок Си-эн-эн, то дипломаты хорошо разбираются в технологии информационной войны и все же отличают правду от лжи.

РГ: Какие выводы для себя из ситуации в Южной Осетии, на ваш взгляд, сделало руководство Сербии?

Конузин: Здесь серьезно обеспокоены случившимся, сопоставляя это с ситуацией в Косово. У меня есть основания считать, что в Сербии делают практические выводы из агрессии грузинских войск.

РГ: В последнее время все чаще в прессе появляется информация о том, что среди албанского населения вновь стала крайне популярной идея создания великой Албании. Можно ли говорить о том, что следующей страной на Балканах, которую Запад "разрешит" разделить, станет Македония?

Конузин: В этих вопросах необходимо придерживаться крайней осмотрительности, не поддаваясь субъективным искушениям. На Балканах одновременно просматриваются противоречивые тенденции. Конечно, присутствуют политически мотивированные радикальные силы, движимые экстремистскими устремлениями, плохо вписывающимися в реалии XXI века. Им противодействуют объективные факторы, связанные с глобализацией общественного развития, его демократизацией, с налаживанием субрегионального сотрудничества и перспективой выхода за его балканские рамки. К тому же я не уверен, что Запад заинтересован в разделе Македонии, в том числе с учетом событий в Южной Осетии.

РГ: Смирились ли, на ваш взгляд, власти Сербии с потерей Косово? Если нет, то можно ли еще что-нибудь реально сделать для того, чтобы вернуть Сербии часть ее исконных земель?

Конузин: Вопрос сохранения территориальной целостности государства остается не только предметом внешнеполитической деятельности сербского правительства, кстати, достаточно активной, но и темой внутриполитической борьбы. Официальный Белград говорит, что никогда не признает раздел Сербии. Чтобы противодействовать этому, он апеллирует к ООН, а через нее хочет задействовать Международный суд. Оппозиция считает, что этого мало, что власти больше думают о европерспективе, чем о Косово. В любом случае это открытая рана страны, боль которой ощущает каждый серб. Многое будет зависеть от дальнейшего развития событий собственно в крае и вокруг него.

РГ: Есть ли у Балкан шанс когда-нибудь перестать быть "пороховой бочкой" Европы?

Конузин: Почти во всех странах бывшей Югославии сохраняются противоречивые тенденции. Конфликтные события в одной части региона способны аукнуться кризисом в другой. Но есть и общие интересы: достижение политической стабильности, устойчивого развития, налаживание добрососедства, преодоление все еще чреватых конфликтами нерешенных вопросов, врастание в Европу, участие в более широких многосторонних проектах. Все это укрепляет мирный потенциал на Балканах. Важно, чтобы этому не мешали извне, не манипулировали странами и их руководством, чтобы не появился свой архигерой с мышлением рубежа XIX-XX веков.

РГ: Можно ли сказать, что Россия проиграла в первую очередь США дипломатическую битву за влияние на Балканском полуострове?

Конузин: Я бы не хотел выстраивать наши отношения с внебалканскими игроками в ракурсе противоборства, даже дипломатического. Ни мы, ни, хочется верить, США не заинтересованы в открытии здесь нового фронта политических столкновений. Наоборот, в своих контактах с западными партнерами я призываю их к взаимодействию в интересах всесторонней стабилизации в регионе, к налаживанию сотрудничества, из которого все могли бы извлекать пользу и выгоду. Возможности для этого есть. Некоторые партнеры, особенно те из них, которые имеют хозяйственные проекты, реагируют положительно, проявляют готовность к разработке совместных экономических планов. Надеюсь, что такие подходы возобладают.

РГ: Есть ли у вас данные о том, сколько процентов сербского населения продолжают считать Россию своим главным союзником и защитником?

Конузин: По большому счету все сербы понимают, что без поддержки России Сербия уже давно была бы разделена и поставлена на колени. Понимают и то, что именно наша страна является ее наиболее стойким и последовательным союзником. К русским относятся с огромной любовью. Я ощущаю это в своих каждодневных контактах. Конечно, есть силы, ориентирующиеся на иные азимуты, в первую очередь на Европейский союз. Не вижу в этом ничего предосудительного. Исторический опыт показывает логичность такой ориентации. Другое дело, что развитие отношений с новыми друзьями не должно идти в ущерб связям со старыми, как это, к сожалению, произошло с некоторыми другими странами Восточной Европы. Убежден, здесь все могут жить дружно.

РГ: С 2001 по 2005 год вы были заместителем постоянного представителя России при ООН. За это время ситуация в Косово неоднократно обсуждалась в Совете Безопасности ООН. Учитывая, к чему в итоге пришли стороны, нужно ли было, на ваш взгляд, в те годы как-нибудь по-другому вести дипломатические переговоры, в том числе и на уровне ООН?

Конузин: Буду откровенен: с самого начала, как только стала реализовываться резолюция СБ ООН 1244, сразу после контакта в Москве с первым спецпредставителем Генсекретаря ООН по Косово, мы поняли: западные партнеры будут вести дело к отделению Косово. Мы предпринимали максимально возможные усилия, чтобы противодействовать этому. К сожалению, обстановка для такой работы была крайне неблагоприятной, в том числе в самой Сербии, которая переживала затяжной внутриполитический кризис. Тем не менее нам удавалось продвигать решения Совбеза, выполнение которых вписывалось в приемлемые рамки урегулирования. Но в таких случаях наши партнеры просто отказывались от их выполнения. Так было и есть с резолюцией 1244, так было с предложенной самими же западными странами концепцией: "Сначала - стандарты, затем - статус".

Так произошло и в этом году, когда они пошли на прямое нарушение международного права и Устава ООН и подтолкнули Приштину к одностороннему провозглашению независимости, а затем и к такому же незаконному ее признанию. Когда не соблюдаются законы, не выполняются взятые на себя обязательства, вряд ли можно в этом винить тех, кто им добросовестно следует.

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Европа Сербия Годовщина войны в Южной Осетии Проблема Косово
Добавьте RG.RU 
в избранные источники