Новости

16.09.2008 02:00
Рубрика: Общество

Вечный коллайдер

Погубит ли мир безграничное научное любопытство?

Борис Стругацкий, писатель-фантаст:

- Погубит ли научное любопытство мир? Когда задают такие вопросы, обычно вспоминают Вавилонскую башню: люди решили быть выше Бога и были наказаны непониманием друг друга. Я думаю, что скорее уж нас погубит отсутствие любопытства. "Умнейший человек России" сказал ведь (с горечью): "Мы ленивы и не любопытны". Впрочем, мир погубить - задача неподъемная. Разве что цивилизацию? А непонимание - естественное состояние разума. Если у разума вообще есть смысл, он состоит как раз в минимизации непонимания.

Много сейчас шума по поводу Большого адронного коллайдера, газеты пишут об огромном значении этого 27-километрового кольца-ускорителя для мировой науки, сравнивают его запуск с первым полетом в космос и путешествием на Луну. Я совершенно не компетентен судить о БАКе как о событии, открывшем новую эру в науке, но в то же время совершенно уверен, что Европе и человечеству он никак не грозит. Мы не в романе и не в кино, нам грозят штуки покруче. Энергетический кризис например.

Должна ли быть грань или черта, у которой человеку следует остановиться в своем любопытстве? В быту - безусловно. В науке - конечно, нет. Это было бы противоестественно. Мы всегда писали о том, что есть или будут люди, которые становятся увечными и больными, если они не предпринимают попыток изменить мир. И они пытаются, зная даже, что их попытки обречены на неудачу. Они уверены, что ничего, кроме синяков и шишек, от этих попыток не получат. Но они пытаются, потому что это желание выше и сильнее их.

Коллайдер - это одно из настоящих чудес. И никаким летающим тарелкам с ним не сравниться. Дело в том, что чудес в привычном понимании этого слова не бывает. К сожалению. В привычном понимании чудо - это что-то, с одной стороны, поразительное, потрясающее, необычайное, невозможное, а с другой - общедоступное, всем понятное и именно поэтому такое увлекательное и занимательное. Чудо - это то, о чем интересно рассказать случайному знакомому. Пришельцы из Вселенной... Бермудский треугольник... Снежный человек... Ничего этого нет. Мир скучен. С точки зрения среднего человека, так и оставшегося на всю жизнь учеником десятого класса, мир беспросветно скучен, и чудес в нем не происходит. Настоящие чудеса доступны только специалистам. Теорема Гёделя о неполноте арифметики. Принцип неопределенности Гейзенберга. Расшифровка генетического кода. Ячеистая структура Метагалактики... Открытия, от которых профессионалы балдеют, не в состоянии ни понять их, ни осознать открывающиеся перспективы. Вот это воистину чудеса! Открытия внезапные, невероятные, необъяснимые, потрясающие своей неожиданностью... Куда до них летающим тарелкам, о которых существует уже целая литература... Которых никто никогда не видел, но о которых все и всё знают. Впрочем, мы отдали дань и примитивным чудесам: насколько я знаю, первый советский рассказ о телекинезе написали именно мы. Это было в 1958 году. Мы были молоды и вовсе не считали тогда, что мир скучен и беден простыми, ясными, общепонятными чудесами.

"за"

Григорий Померанц, философ:

- Слово "прогресс" имеет смысл по отношению к частным областям науки и техники. Что касается общества в целом (и даже науки в целом), то тут больше подходит слово "развитие". Развитие - это дифференциация. А дифференциация грозит развалом. Этот случай с коллайдером - яркий пример того, как достижения в частной области науки пугают нас чуть ли не гибелью всего человечества. Это не первая такая ситуация: атомная и водородная бомбы были достаточно мощными орудиями, чтобы разрушить всю биосферу. Теперь появляется еще более мощное средство, которое при разумном использовании может что-то дать. А при малейшей ошибке? Даст катастрофу, как в Чернобыле? А ведь там была сделана не очень большая ошибка.

Чем дальше мы движемся по линии прогресса в частных областях, тем более остро стоит задача восстановления целостного подхода к обществу и природе. Подхода, который учитывает и экологические, и психологические последствия, последствия в области отношений между старшим и младшим поколениями, которые разрушаются при стремительном развитии техники. Ведь мальчики начинают презирать стариков, не умеющих обращаться с современными электронными игрушками.

Все эти вещи надо учитывать и тщательно продумывать систему социальных, эстетических и прочих компенсаций, которые уравновешивают вред, заложенный в стремительном развитии частных областей, ускользающих от общего взгляда.

Грубо говоря - чем больше успехов в науке, тем меньше мудрости. Ибо мудрость охватывает общество в целом. Мудрецом был Конфуций, а Андрей Дмитриевич Сахаров мудрецом уже не был, хотя был замечательным ученым. Вообще в современном мире даже приближение к мудрости - редкая вещь. А это то, что нам нужно до крайней степени.

Нам нужно взять несколько под контроль развитие частных областей науки исходя из мудрости, которая ставит себе целью сохранение общества и биосферы в целом. Сейчас мы подошли к порогу, за которым могут быть катастрофы космического масштаба.

А чтобы двигаться к мудрости, нужны не ускорители, а созерцание. Созерцание природы, созерцательное восприятие музыки, которое восстановит в нашей психической жизни способность воспринимать мир как прекрасное целое. А всякого рода отдельные движения как проблему - не разрушит ли это целостности, гармонии природы? Ведь природа создана не нами, а Высшей Волей, а человек со своими экспериментами свободы может ее разрушить. Потому что подлинная свобода - это свобода Бога в человеке, а не свобода, оторвавшаяся от чувства высшей силы, создавшей гармонию природы. В истории ведь уже был такой случай, когда эксперимент со свободой, созданной в древности, кончился крахом древнего мира. И второй эксперимент, повторенный с эпохи Возрождения, тоже сейчас движется к краху. Смотрите, прогрессивное человечество вымирает. А менее прогрессивные и более стабильные цивилизации, в частности индийская, продолжают благополучно существовать. И нам нужно учиться стабильности у субглобальных цивилизаций, которые еще пока не вступили в полосу катастрофического кризиса.

Общество Наука Персона: Григорий Померанц Борис Стругацкий Большой адронный коллайдер Взгляд: мнения и комментарии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники